Главная       Дисклуб     Наверх на "Трудовые коллективы"   Наверх на "Макротеория"

 

РАБОЧИЙ КЛАСС И ПУТИ К ВЛАСТИ

 

Вопрос о рабочем классе, о его месте и роли в революционном преобразовании общества стоит сейчас особенно остро в связи с разразившимся мировым финансово-экономическим кризисом. Последний начался в США, затем охватил большинство стран мира и нашел такую благоприятную почву в России, что она по глубине и разрушительной силе кризиса уже превзошла другие страны. Достаточно сказать, что если фондовые индексы в США упали на 30%, то в России – на 70–80%. С неожиданной быстротой, подобно снежному кому, сворачиваются производства, закрываются предприятия, увеличивается безработица, снижается зарплата и на этой основе нарастает социальная напряженность. Правительство не в состоянии справиться с ситуацией, и она становится, по существу, непредсказуемой и неуправляемой. Не за горами революционная ситуация как наиболее удобный момент для взятия власти трудящимися. Отсюда главная задача коммунистов – готовить трудящихся к решению этой первейшей задачи. И здесь на первое место выступает вопрос: кто является той главной революционной силой, на которую в первую очередь могут опереться коммунисты и которая способна смело, решительно и до конца бороться против существующего режима и в конечном счете провести социалистические преобразования в обществе?

Такой силой, по Марксу, является рабочий класс, его ядро – промышленный пролетариат. Однако в последнее время многие коммунисты, в том числе и руководство КПРФ, на роль главной революционной силы, по сути, выдвигают интеллигенцию. Но не прямо, а косвенно. Вначале интеллигенцию включают в так называемый современный рабочий класс (расширительная трактовка рабочего класса), а затем в рамках этого класса ей отводят главную роль. Эта позиция аргументируется тем, что, с одной стороны, роль инженерно-технических, научных работников в развитии производства, научно-техническом прогрессе (НТП) в настоящее время всё более усиливается и становится главной в развитии производства, а значит, по мнению ее сторонников, и в социальных революционных преобразованиях; с другой стороны, труд рабочих всё больше насыщается интеллектуальным содержанием и таким образом приближается к содержанию труда интеллигенции.

Главная ошибка этой позиции состоит в том, что здесь происходит смешение, подмена двух разных критериев – роли рабочих и ИТР в социальных революционных преобразованиях, с одной стороны, и их роли в развитии производства, НТП, т.е. технико-технологических преобразованиях, – с другой. Инженерно-технические, научные работники действительно играют главную роль в развитии производства, НТП. Что же касается социальных революционных преобразований, то здесь главная роль принадлежит рабочему классу, которая вытекает из его отличительных черт, связанных с его местом и ролью в общественном производстве.

Во-первых, рабочий класс является непосредственным производителем материальных благ. От его трудовой деятельности прямо зависит обеспечение общества количеством и качеством материальных благ, без которых, говоря словами классика, люди не могут прожить и одного дня. Поэтому рабочий класс обладает одним из главных орудий борьбы – остановка производства во время, например, всеобщей политической стачки и т.п.

Следует отметить, что сторонники расширительной трактовки рабочего класса относят к непосредственным производителям и инженеров, технологов, ученых на том основании, что все они являются органами совокупного рабочего. При этом ссылаются на К. Маркса, который писал: «Для того чтобы трудиться производительно, нет необходимости прилагать свои руки непосредственно к средствам производства, достаточно быть органом совокупного рабочего…» (Соч., т. 23, с. 517). Однако главная мысль К. Маркса здесь состоит в том, что труд всех работников как органа совокупного рабочего является производительным трудом в том числе и тех, кто непосредственно не прилагает свои руки к средствам производства. Следовательно, из слов Маркса как раз вытекает обратное: инженеры, технологи, ученые хотя и являются производительными работниками, но не являются непосредственными производителями, так как они непосредственно не прилагают свои руки к средствам производства.

Во-вторых, рабочий класс в целом является средоточием всех наиболее острых противоречий в обществе и в первую очередь и в наибольшей мере испытывает все его тяготы, невзгоды и потрясения, что порождает наиболее высокий его революционный потенциал.

Трудовая интеллигенция, и прежде всего инженерно-технические работники (ИТР), в этом отношении обладает рядом преимуществ и привилегий, что позволяет ей легче переносить тяготы наемного труда и более мобильно решать свои жизненные проблемы. Такими преимуществами ИТР обладают прежде всего в содержании и характере труда и его оплате. Так, труд ИТР всецело является умственным трудом, носит творческий, поисковый характер, а его выполнение требует от работника высшего образования, глубоких знаний не одной, а целого ряда, комплекса дисциплин. Творческая реализация этих знаний в работе представляет труд не только как средство к жизни, но в значительной части и как непосредственную сферу удовлетворения интеллектуальных и духовных потребностей работника, то есть в определенной мере и как цель жизни, а не только ее средство. Труд рабочих, как непосредственных производителей материальных благ, является преимущественно физическим, тяжелым, монотонным и однообразным, а в ряде случаев вредным и опасным для жизни, требует качественно меньшего уровня знаний и выступает только как средство к жизни. Что же касается интеллектуализации труда рабочих, которая действительно интенсивно происходит в последнее время и которая используется сторонниками расширительной трактовки рабочего класса для доказательства сближения труда рабочих и ИТР, то этот процесс перекрывается еще большей интеллектуализацией труда ИТР, о чем обычно в этом случае умалчивается. Так что в результате разрыв между ними не только сохраняется, но и увеличивается.

Это положение закрепляется новой системой реформирования высшего образования в России, когда количество высших учебных заведений резко сокращается и за счет этого расширяется сеть учебных заведений среднего уровня. Таким образом, между возрастающей составляющей труда рабочих и интеллектуальным содержанием труда интеллигенции по-прежнему сохраняются существенные качественные различия. Обычно для доказательства сближения, слияния труда рабочих и ИТР используют тот факт, что и рабочий, и инженер работают на компьютере или на автоматической линии. Однако при этом не учитывают, что трудовые функции их качественно различны. Если рабочий работает, например, на компьютере как пользователь или, в лучшем случае, с отдельными простыми программами, то инженер составляет сложные программы, а это требует уже качественно другой, инженерной подготовки.

Далее, труд ИТР, как умственный труд, в значительной части носит управленческий характер, что ставит их на особое место в общественном производстве и дает им явные материальные и социальные преимущества. Труд же рабочих имеет всецело исполнительный характер. Здесь уместно заметить, что противоречие между управленческим и исполнительным трудом является главным выражением более глубокого противоречия между физическим и умственным трудом, которое и по настоящее время сохраняет свою остроту и актуальность. Утверждение о сближении, слиянии труда рабочих и ИТР равносильно попытке сгладить противоречие между физическим и умственным трудом, что, по меньшей мере, весьма преждевременно.

Значительные преимущества интеллигенция имеет и в оплате труда – в целом она значительно выше оплаты труда рабочих. Кроме того, трудовая интеллигенция, инженерная и гуманитарная, имеет возможность повышать свою должностную карьеру, каждая ступень которой позволяет ей улучшать свое материальное положение и социальный статус.

В целом же интеллигенция, обладая интеллектуальной собственностью, имеет более высокую приспособляемость к меняющимся условиям рынка труда, чем рабочие, и более мобильна в разрешении возникающих социальных противоречий.

Все эти преимущества интеллигенции определяют ее относительно привилегированное положение по отношению к рабочим и по образу жизни приближают значительную ее часть к привилегированным слоям населения, в частности и к буржуазии, к ее ценностям. Особенно в этом отношении выделяются высшие управленцы, которые по своему социальному положению, доходам, наконец, образу жизни значительно ближе к буржуазии, чем к рядовым специалистам, а тем более к рабочим. В то же время интеллигенция, как и рабочие, относится к классу наемных работников. Эта двойственная природа интеллигенции определяет ее социальное поведение, противоречивую роль в революционном процессе. С одной стороны, интеллигенция как наемная рабочая сила участвует в протестных движениях против власти. С другой – она склонна к компромиссам, соглашательству с властью и может вносить в революционное движение разброд и шатание. И даже участие в протестных движениях она, как правило, ограничивает своими узкими корпоративными интересами и условиями, как правило, исключающими опасности для здоровья и социального положения. Конечно, речь идет об интеллигенции как о большой социальной группе людей в целом. Что же касается отдельных ее представителей и даже значительной ее части, то, как известно, именно они разрабатывают теорию, создают идеологию революционных движений, организуют революционный класс на борьбу против отжившего режима. Об этой роли интеллигенции в революционной борьбе много писали классики марксизма-ленинизма. И тем не менее, например, несмотря на выдающую роль интеллигенции в подготовке и проведении Октябрьской революции 1917 г. в России, власть была представлена Советами рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, но никак не интеллигенцией.

Рабочий класс лишен всех указанных выше привилегий и преимуществ интеллигенции, обладает значительно меньшими возможностями в разрешении острых классовых противоречий, и поэтому его классовые выступления носят радикальный характер. Так, он является обычно инициатором и главной ударной силой в радикальных выступлениях, в частности против администрации предприятий за своевременную выплату заработной платы и ее повышение, против незаконного увольнения работников, сворачивания производства и закрытия предприятий; в выступлениях, связанных с лишениями, невзгодами, опасностями лишиться работы, а то и жизни.

В-третьих, рабочий класс, будучи наиболее эксплуатируемым классом в обществе, является наиболее заинтересованным в прогрессивном преобразовании общества в соответствии с объективными тенденциями его развития и поэтому способен решительно, бескомпромиссно и до конца идти до полной победы социализма.

В-четвертых, рабочий класс способен объединить вокруг себя и все другие отряды наемного труда, так как, освобождая себя от эксплуатации, он автоматически освобождает от эксплуатации и других наемных работников.

По всем этим признакам и возможностям рабочий класс объективно обладает наибольшим потенциалом к революционным действиям и способен выполнить авангардную роль в борьбе с капиталом. Поэтому ударная сила рабочего класса несравненно выше его численности.

В перспективе рабочий класс будет сохранять свою самостоятельность как класс по отношению к интеллигенции до тех пор, пока существует качественное различие между трудом тех и других, пока сохраняется противоречие между умственным и физическим трудом, которое является одним из главных коренных противоречий человеческого общества еще со времен его деления на эксплуататоров и эксплуатируемых и которое всё еще имеет глубокие материальные и социальные корни для своего существования.

Таким образом, и сегодня из всех классов, которые противостоят буржуазии, рабочий класс объективно представляет собой главную революционную силу. И дело не в том, чтобы искусственно «подтягивать» рабочих к интеллигенции, растворить их в общей массе наемного труда, – это отодвигает его на второстепенные роли в революционном процессе и не позволяет использовать в полную меру его боевой потенциал. Задача состоит в том, чтобы из всех разнородных групп наемного труда выделить главную по своей революционности силу – рабочий класс, найти пути его эффективного взаимодействия с другими группами: инженерно-технической, научной, гуманитарной интеллигенцией, с учетом их интересов, и таким образом умножить общую революционную силу, боевитость наемных работников в их борьбе против капитала при ведущей роли рабочего класса. Здесь уместно применить принцип: вначале надо разделиться, а потом, с учетом различий, объединиться с целью увеличения общей боевой силы.

 

Пути к власти

Революционная практика трудящихся знает два основных пути взятия государственной власти: парламентский путь – через победу на выборах в представительные и исполнительные органы власти и внепарламентский – в период революционной ситуации через протестные выступления трудящихся, всеобщую политическую стачку, восстание народа.

Парламентский путь за весь период его использования в период реставрации капитализма в России показал свою полную неприемлемость. Порочность этого пути состоит в следующем.

Во-первых, исход выборов здесь всегда предрешен в пользу существующей власти, ибо она использует любые методы фальсификации выборов, а в случае явного поражения на выборах в решающий момент может применить и военную силу для сохранения своей власти. Честные выборы – это миф для одурачивания народа. Выборы – это наиболее удобная для буржуазии форма сохранения своей власти. А здесь все средства хороши – от подкупа избирателей до физического устранения конкурента. Мирным путем режим свою власть не отдаст.

Во-вторых, руководители коммунистической партии, ее наиболее активные члены, будучи депутатами Государственной думы, Законодательных собраний различных уровней, занимая различного уровня административные посты, большую часть времени заседают в парламентах, законодательных и исполнительных органах и поэтому, отрываясь от партийной работы, ослабляют руководство партией, а некоторые, принимая, по сути, буржуазный образ жизни властной элиты, идут на компромиссы с властью, а то и просто переходят на ее сторону. (Трудно представить Ленина и других крупных руководителей партии большевиков заседающими в Госдуме и при этом обеспечивающими победу социалистической революции.) Рядовые же члены партии в период выборов заняты в предвыборных кампаниях, а между выборами практически бездействуют, что весьма пагубно сказывается на дисциплине и идеологии в партии, на ее авторитете и привлекательности. (Именно по этой тривиальной причине бездействуют и разваливаются многие партийные организации КПРФ.)

В-третьих, наблюдается явный перекос в выборе коммунистами своей социальной базы. Главное внимание в работе, например, КПРФ уделяется тем социальным группам, которые по своей многочисленности могут дать наибольшее количество голосов на выборах – пенсионерам, интеллигенции, а то и мелкому и среднему предпринимательству (здесь, кстати, наемные рабочие подвергаются еще большей эксплуатации, чем рабочие крупных предприятий, так как здесь они еще более бесправные и беззащитные) при явно недостаточном внимании к рабочему классу как относительно малочисленному электорату в отношении потенциальных голосов. Вот здесь-то и кроются идеологические корни, по существу, игнорирования рабочего класса.

В-четвертых, всё более просматривается реформистский характер парламентского пути, хотя на словах его всегда представляют революционным. Всё более очевидной становится идентичность его по методам и результатам тому парламентскому пути, по которому уже долгое время следуют большинство коммунистических и социалистических партий стран Запада, уже растерявших по этой причине в значительной мере свой коммунистический потенциал.

Внепарламентский путь к власти состоит в насильственном взятии власти трудящимися в период революционной ситуации. Это следует еще раз подчеркнуть, так как обычно внепарламентские методы борьбы с режимом отождествляют с внепарламентскими путями взятия власти. Так, например, протестные выступления населения могут быть и методами борьбы за голоса на выборах и одним из методов внепарламентской борьбы за власть.

Переход коммунистов на внепарламентский путь борьбы за власть требует коренного пересмотра их социальной базы. В настоящее время главным внепарламентским методом борьбы является организация протестных выступлений. Они активизирует людей на борьбу за свои права, улучшение условий своей жизни, позволяют набирать опыт революционной борьбы, без которого ни о какой победе в борьбе за власть не может быть и речи. Однако как метод борьбы за государственную власть протестные выступления в их современном виде весьма ограничены в своих возможностях.

Во-первых, их цели и задачи в большей части ограничиваются экономическими, бытовыми условиями жизни людей или же, в лучшем случае, лежат в русле общедемократических требований и практически не затрагивают главную, производственную сферу общества.

Во-вторых, участники протестов по своей социальной принадлежности обычно представляют собой весьма аморфную массу, включающую самые различные слои населения – пенсионеров, домохозяек, учителей, врачей, предпринимателей, ученых и т.д. После выступлений они расходятся по своим партийным квартирам, не представляя собой какой-либо единой значимой силы, опасной для режима и способной на радикальные выступления.

В-третьих, слабая эффективность, результативность протестных движений. Они или не достигают своих целей, или достигают их лишь частично, сбивая социальный накал, сглаживая конфликтные ситуации, по существу не подрывая причин последних.

Главная причина слабости протестных выступлений состоит в отсутствии прочного внутреннего революционного стержня, каким может быть только рабочий класс. Поэтому, не отрицая, а всячески поддерживая протестное движение во всем разнообразии его форм и методов, следует признать, что более высокой формой революционной борьбы является рабочее движение, которое имеет существенные преимущества перед уличными протестными движениями. Прежде всего рабочее движение может быть направлено на решение задач, непосредственно связанных с изменением производственных отношений, отношений собственности, составляющих основу буржуазного строя. Рабочее движение является социально более однородным, практически с идентичными социальными интересами его участников, что придает движению более консолидированный характер. Наконец, рабочее движение, как правило, более организованное, более целенаправленное и более решительное в своих действиях, способное без компромисса и до конца добиваться своих целей. Поэтому оно может служить главным стержнем, организующим началом, главной ударной революционной силой в общеполитических выступлениях трудящихся против режима.

ХХIII Съезд КПРФ, по существу, высказался за неприемлемость парламентского пути взятия власти в России. Однако на деле основная деятельность коммунистов по-прежнему нацелена на выборы. В то же время наращивается организующая роль коммунистов в уличных протестных выступлениях. Очевидно, предполагается вариант взятия власти, когда в условиях кризиса огромные массы протестующего населения выплеснутся на улицы, а ослабевшую власть вынуждены (именно вынуждены, по выражению руководителей партии) будут взять коммунисты. Этот вариант вряд ли возможен при современной власти в России. Необходимо создавать протестное движение со стержневой ролью рабочего класса. Эта задача сейчас является первейшей и главной для коммунистов. Она будет всё более настойчиво стучаться в дверь по мере разрастания кризиса. Ибо только участие рабочего класса в общеполитическом выступлении может сделать его наиболее успешным и наименее бескровным.

В общей борьбе трудящихся за власть весьма важно выделить две основные ее ступени: борьба рабочих за власть на предприятиях и непосредственно за государственную власть.

Борьба рабочих за власть на предприятиях обычно ведется в форме борьбы за их самоуправление как способ использования собственности на средства производства, продукта труда в их собственных интересах. Это борьба за рабочий контроль, за участие их в управлении производством и распределением, за передачу предприятий в собственность трудовым коллективам. Эта ступень политической борьбы рабочих имеет свои особенности и возможности.

Прежде всего, она носит непосредственный и конкретный характер. Борьба ведется против конкретного хозяина-капиталиста за конкретные цели и конкретными средствами. Каждый рабочий на своем личном интересе ощущает конкретные результаты этой борьбы, причины неудач и успехов. Здесь личные интересы рабочих соединяются с общими интересами их борьбы. Рабочие на собственном, конкретном опыте постигают истину, чего можно достичь в условиях капитализма, а чего нельзя и по каким причинам.

Только на предприятии рабочие могут осваивать науку самоуправления, нарабатывать способности каждого работать в условиях самоуправления трудового коллектива, без чего вообще социализм немыслим.

Далее, здесь экономическая борьба рабочих за улучшение условий их труда и оплаты может быть подчинена их политической борьбе за самоуправление на предприятии, а все эти усилия объединены в их общий поток политической борьбы.

Наконец, борьба рабочих за самоуправление на предприятиях находится в русле реализации мировой объективной тенденции развития самоуправления трудящихся, которая уже получила широкое развитие на предприятиях западных стран, определяет формирование одной из основ будущего социалистического строя и является мостиком перехода от капитализма к социализму. Поэтому борьба за самоуправление рабочих на предприятиях является важнейшей составной частью борьбы за социализм. Пророчески сегодня звучат слова Ленина, что если мы не организуем самоуправление рабочих на предприятиях, то ига капитализма нам не избежать.

В борьбе рабочих за самоуправление на предприятиях исключительно важно их взаимодействие, сотрудничество с ИТР. Здесь вопрос о необходимости объединения усилий тех и других стоит особенно остро. Программа КПРФ уповает на то, что «в ряды рабочего класса все активнее будет вливаться значительная часть инженерно-технических и научных работников». Однако достижение, налаживание сотрудничества между рабочими и ИТР является делом весьма сложным. Как свидетельствуют забастовочные выступления на крупных предприятиях последнего времени в России, ИТР практически не участвовали в них, а в отдельных случаях и противостояли им. Так, например, в свое время на Выборгском целлюлозно-бумажном комбинате, когда рабочие практически взяли власть на предприятии в свои руки и сумели запустить производство, администрация предприятия всячески препятствовала этому. Это вполне соответствует двойственной природе интеллигенции, объясняющей ее компромисс с властью. Поэтому при налаживании взаимодействия рабочих и ИТР необходимо подходить к ним дифференцированно, с учетом особенностей тех и других, и прежде всего с учетом двойственной природы интеллигенции.

В настоящее время, в условиях жесточайшего кризиса, когда сворачиваются производства, закрываются предприятия и идет массовое увольнение работников, острейшая задача сохранения предприятий и спасения рабочего класса может решаться путем передачи обанкротившихся предприятий в собственность трудовых коллективов и создания благоприятных условий для их выживания. В мире на этот счет существует весьма поучительная практика. Так, в США отлажена система создания предприятий с собственностью работников по Программе ЕСОП, принятой еще в 1974 г. в рамках законодательно утвержденных сенатом специальных программ. По этой Программе уже свыше 11 миллионов американцев стали совладельцами своих предприятий. История рабочего движения знает немало случаев радикального решения этой проблемы – путем захвата предприятий трудовыми коллективами (оккупационные забастовки) с продолжением работы. Особенно полезен опыт массового захвата предприятий (оккупационных забастовок) трудящимися в Италии в 1919–1920 гг. Подобная оккупационная забастовка была предпринята в начале 2009 года на Украине на Херсонском машиностроительном заводе, когда рабочие завода полностью оккупировали предприятие с требованиями национализации ХМЗ, предоставления госзаказа на производство и полного погашения долгов по заработной плате.

В России, в соответствии с Законом о народных предприятиях (принят в 1998 году), определенное развитие получили народные предприятия, работающие на самоуправленческих началах. На протяжении всего периода действия этого закона власть всячески препятствовала его реализации. Настало время, когда этот закон может послужить законодательной базой для спасения многих предприятий от разорения. Для этого необходимо: 1) готовить и поднимать трудовые коллективы тех предприятий, которые подпадают под этот Закон (сейчас его действие ограничено предприятиями с количеством работающих до 500 чел.), на борьбу за их передачу в собственность работникам; 2) добиваться расширения действия этого Закона на все другие предприятия. В то же время, не ожидая принятия поправок к Закону, необходимо готовить к оккупационным забастовкам трудовые коллективы тех предприятий, которые уже частично сворачивают производства и потенциально могут быть банкротами. Время для таких забастовок уже наступило, однако для таких действий у авангарда рабочего класса явно не хватает идеологических и организационных начал.

На второй ступени борьбы трудящихся за власть за государственную власть главная задача состоит в том, чтобы объединить рабочее движение и уличные протестные выступления населения в единый общеполитический революционный поток. Ядром этого революционного потока должен стать союз рабочего класса и трудовой интеллигенции по мере ее пролетаризации, включающей не только ИТР, но и врачей, учителей, ученых и др., при ведущей роли рабочего класса. При этом следует иметь в виду, что даже при пролетаризации, обнищании значительной части интеллигенции (особенно в условиях кризиса) ее социальная природа по-прежнему остается двойственной, а ее революционные выступления, поддержка рабочего класса – весьма умеренными. Не помогает здесь и высокий образовательный уровень интеллигенции, объективно создающий большие возможности для массового привлечения ее к революционной борьбе. Образно говоря, редко можно увидеть профессора с его обширными и глубокими знаниями на баррикадах, в «горячих точках» классовой борьбы, там, где рабочий, с его несравненно меньшим запасом знаний, выступает главным борцом за общие интересы. Очевидно, что двойственную природу интеллигенции необходимо учитывать при сложении общих усилий трудящихся в борьбе за государственную власть.

Следует также иметь в виду, что из-за двойственной своей природы интеллигенция, а с ней и студенческая молодежь могут легко пойти за правой оппозицией – сторонниками глобалистского либерального рынка, еще более радикальными, чем существующая власть.

.

 

К вопросу о зрелости, готовности рабочего класса России к революционным действиям.

Идеологи, как со стороны власти, так и оппозиции, пытаются списать рабочий класс с политической арены, утверждают о его неспособности к политической борьбе, а то и вообще предсказывают его исчезновение.

Аргументируют это прежде всего количественным сокращением рабочих в связи с катастрофическим сокращением производства, массовым закрытием предприятий, начиная с 90-х годов прошлого века. Однако в России численность индустриальных рабочих, по разным источникам, составляет от 10 до 25 млн. человек. Для сравнения, численность рабочего класса в России накануне Октябрьской революции 1917 г. составляла 2,5 млн. человек. Очевидно, что здесь критическая масса количества рабочих более чем достаточная. К тому же следует учитывать, что в своем большинстве современные рабочие вышли из советского времени и поэтому по своему интеллектуальному уровню, политической образованности они неизмеримо выше рабочих периода Октябрьской революции 1917 г., когда 80% населения России было неграмотным, а революция завершилась победоносно. Это создает значительно больше возможностей для подготовки рабочих к их революционной политической борьбе.

Второй аргумент касается состояния рабочего класса: он пассивен, разобщен, деморализован, слабо консолидирован и т.д. и т.п.

Что касается пассивности и разобщенности рабочих, то ее можно объяснить прежде всего пассивностью самих коммунистов. Ведь хорошо известно, что сами по себе рабочие способны лишь на стихийные, пусть и крупные, но эпизодические выступления, ограниченные экономическими требованиями. Им не под силу самим организовывать массовые, систематические выступления против капитала, да еще и с политическими требованиями. Тем более в современных условиях, когда рабочему классу противостоит огромная мощь капитала – в техническом, организационном, политическом и борьбы против своих эксплуататоров может только его революционный авангард – коммунисты. Тем более что российский рабочий класс обладает огромным революционным потенциалом.

Этот потенциал накопился за период реставрации капитализма в связи с разрушением отечественной экономики, варварской эксплуатацией трудящихся, погружением их в нищету и бесправие и на этой основе – с резким обострением классовых противоречий как источником революционного накала. О способности рабочих к решительным и эффективным революционным действиям ярко свидетельствует решительная и самоотверженная борьба рабочих отдельных предприятий против их закрытия, сворачивания производства, за повышение зарплаты и т.п. О высоком внутреннем взрывном революционном потенциале рабочих и их зрелости свидетельствуют также выступления высокооплачиваемых рабочих с требованием повышения оплаты труда до значительно более высокого уровня оплаты труда рабочих аналогичных зарубежных предприятий. (Забастовки на заводе «Форд» во Всеволожске, локомотивных бригад электропоездов депо «Пушкино» и «Железнодорожное» и др.) Это более высокий, можно сказать, мировой уровень борьбы российских рабочих, осознавших свое положение и свои силы.

В настоящее время, в разгар финансово-экономического кризиса, классовые противоречия между трудом и капиталом объективно всё более обостряются, а революционный потенциал рабочих всё более накаляется. Вероятность возникновения революционной ситуации становится всё более реальной. История дает коммунистам еще один шанс взять государственную власть в свои руки. Этот шанс нельзя упустить. Для этого необходимо коренным образом изменить свою политику в отношении рабочего класса. Не просто защищать рабочих, поддерживать их выступления против капитала (чаще всего устными заявлениями), не только раздавать листовки у проходных предприятий, а действовать изнутри рабочего класса: систематически обучать рабочих теории и практике социализма, убеждать в правоте социалистических идей, наконец, организовывать и поднимать их на борьбу против капитала и самим участвовать в этой борьбе в качестве авангарда рабочего класса. Только в классовой борьбе, накапливая опыт этой борьбы, можно внести в рабочий класс классовое сознание, превратить его в главную революционную силу, какой он является сейчас скорее в потенции, чем в реальности.

Вся история российского и всего мирового коммунистического движения свидетельствует о том, что без признания рабочего класса в качестве главной революционной силы нет коммунистической партии как его политического авангарда; в то же время без коммунистической партии, стоящей на принципах марксизма-ленинизма, организованной и дисциплинированной, трудящиеся массы не в состоянии победить. Только в органическом единстве рабочего класса и коммунистов возможно освобождение труда от эксплуатации, спасение России и переход страны к социализму.

 

Аристарт Алексеевич Ковалев,

экономист