Главная       Дисклуб     Наверх  

 

Арктика раздора

 

По словам известного полярника, члена Комитета Госдумы по международным делам Артура Чилингарова, в 30-х годах прошлого века И.В. Сталин на одном из совещаний в Кремле провел на карте огромную дугу от Мурманска до мыса Уэлен на Чукотке и сказал: "Это наша национальная территория". В соответствии с Декретом ЦИК СССР 1926 года государственная граница России замыкалась на Северном полюсе и проходила по линиям долготы до середины Берингова пролива на востоке и до точки сухопутной границы на западе. Дальновидностью Сталина, сберегшего углеводородную кладовую для будущих поколений, трудно не восхищаться, чего нельзя сказать о руководстве страны в 90-е годы.

В 1997 году Россия ратифицировала конвенцию ООН по морскому праву, аннулировав, таким образом, упомянутый Декрет ЦИК. Такое решение ельцинской команды выглядит как минимум неоднозначно с моральной, экономической и военной точки зрения. Тем более что США, в отличие от России, не присоединились к Конвенции ООН по морскому праву. Свои национальные интересы американцы отстаивают не обращая внимания на нормы международного права, когда те противоречат их интересам.

Подпись нашей страны под Конвенцией ООН вызвала шквал притязаний на территорию Арктики со стороны ряда государств. Например, Канада подала в ООН заявку на расширение своего арктического шельфа на 1,2 миллиона квадратных километров, рассчитывая получить не только Арктику, но и Северный полюс с его кратчайшим воздушным коридором между США и Россией. С исчезновением ледового покрова у НАТО появляется возможность наносить удары крылатыми ракетами из акватории Северного Ледовитого океана по всей территории России, а также использовать сухопутные вооруженные силы в этом регионе. В начале 2000-х годов военно-морским министерством США принят специальный "Арктический план действий ВМС", гласящий, что у Соединенных Штатов есть широкие и фундаментальные интересы в Арктическом регионе.

На сегодняшний день напряжение в Арктике продолжает нарастать. По словам командующего Северным флотом ВМФ России вице-адмирала Николая Евменова, сказанным им на первом заседании Экспертного совета Госдумы по вопросам законодательного развития районов Крайнего Севера, страны Арктического региона, такие как США, Норвегия, Канада и Дания, стремятся в кратчайшие сроки зарезервировать за собой право на присутствие в Арктике. При этом возможность защиты своих государственных интересов средствами вооруженной борьбы рассматривается ими как составная часть их общей арктической политики. Зачастую более настойчиво, чем традиционные игроки, в Арктику, к ее ресурсам и транспортным магистралям, рвутся экономически развитые страны, не имеющие непосредственного выхода к приполярной области: Япония, Китай, Южная Корея. Предпринимаемые ими шаги ясно показывают, насколько большое значение придается Арктическому региону мировым сообществом.

Это привело к тому, что в 2004 году был создан и функционирует так называемый Азиатский форум полярных исследований, участниками которого являются такие страны, как Китай, Япония, Южная Корея, Таиланд и Малайзия. Китайский ледокол "Сюэлун" ("Снежный дракон") завершил плавание по Северному морскому пути. На 2019 год запланирован годовой дрейф международной дрейфующей станции на немецком ледоколе.

Пока научное сотрудничество государств по исследованию Арктики носит дружественный характер. Однако при определенных условиях это не исключает и конкуренции. Список притязаний государств Азиатского форума и НАТО к Арктике очень обширен.

Николай Евменов считает, что притязания коалиции иностранных государств состоят из пяти пунктов. Прежде всего, они хотят помешать России расширить границы континентального шельфа в Северном Ледовитом океане. Придать международный статус транспортной коммуникации Северному морскому пути, ущемить права России на континентальный шельф и юридически защитить свои права на освободившиеся территории, беспрепятственно разрабатывать ресурсы Арктики с одновременным оказанием противодействия России в освоении месторождений нефти и газа на арктическом шельфе, усилить военную активность стран НАТО в Арктике и увеличить количество своих мероприятий по оперативной и боевой подготовке. «Таким образом, действия приарктических и других государств по оказанию политического давления на Россию, а также наращивание своего экономического и военного присутствия в Арктике объективно требуют от Российской Федерации принятия мер по защите национальных интересов», – резюмирует командующий Северным флотом.

В то же время возникает вопрос: а насколько адекватны меры противодействия России в области законодательного обеспечения тому давлению, которое предпринимают государства Азиатского форума и НАТО? Возможно ли повторение глупости, совершенной в 1997 году?

Вопрос не настолько нелепый, как это может показаться. В настоящее время в Российской Федерации существует более 500 законодательных и нормативных актов, касающихся Крайнего Севера и Арктики. Эти акты нередко взаимоисключают друг друга, считает Артур Чилингаров. Из-за этой законодательной неразберихи только несколько законов остаются адекватными современным условиям, как внутрироссийским, так и международным. Все они были приняты после 2008 года. Их перечислил Николай Евменов на заседании Экспертного совета. Речь идет «Об основах государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу», О Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 годаО Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года«О Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года».

О Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года О Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года О Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 годаВ перечень действующих нормативных актов входит и государственная программа «Социально-экономическое развитие Арктической зоны Российской Федерации на период до 2020 года». Срок реализации этой программы продлен до 2025 года. Основополагающим документом, определяющим государственную политику России в области морской деятельности, является «Морская доктрина Российской Федерации на период до 2020 года». Новая доктрина охватывает четыре функциональных направления, одним из которых является военно-морская деятельность, и определяет шесть главных региональных направлений, в том числе арктическое. В развитие положений доктрины издан Указ Президента Российской Федерации № 327 «Об утверждении основ государственной политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности на период до 2030 года». Вот, наверное, и всё. Остальные законодательные акты, по всей вероятности, подлежат экспертизе на их пригодность в современных условиях.

Неразбериха в законотворчестве, относящемся к теме Крайнего Севера, не изжита и после 2008 года. В результате ее, например, завершение строительства ледокола «Арктика» задерживается на неопределенное время. Причина в том, что ЗАО «Завод «Кирoв-энерго­маш» не сможет поставить паротурбинную установку изготовителю ледокола ЦБК «Айсберг». «Серьезной проблемой является изменение законодательства в части проведения закупочных кампаний», – объяснил причину срыва сроков поставки установки главный конструктор ЦКБ «Айсберг» Александр Рыжков.

До сих пор не утверждена концепция системы космической связи для Арктики, обеспечивающей предприятия и воинские части, находящиеся в высокоширотной зоне, соответствующими услугами связи. Как сказал руководитель Федерального агентства связи («Россвязь») Олег Духовницкий, тендер на ее создание пока объявлять не планируется. Ранее зам. руководителя Россвязи Игорь Чурсин заявил, что сегодня с помощью спутников связи на геостационарной орбите арктический регион и Северный морской путь прикрыты «на грани фола».

По словам Николая Евменова, Минприроды России в прошлом году был подготовлен пилотный проект комплексного управления природопользованием в арктических морях и его реализации в российской части Баренцева моря, а также проект Федерального закона «О морском (акваториальном) планировании». Проектом предполагаются экологические ограничения деятельности Российской Федерации в различных областях развития, в том числе в области военной деятельности в российской части Баренцева моря, изменение режима функционирования Северного морского пути, смещение его маршрута севернее архипелага Новая земля в высокоширотную область Северного Ледовитого океана. Этот законопроект подготовлен на основе совместных российско-норвежских разработок. Главной целью пилотного проекта является обеспечение хозяйственной деятельности в морской акватории в части прибрежья, в границах водоохранной зоны. «Но данная цель недостижима без обеспечения военной безопасности Российской Федерации в арктической зоне, – предупреждает Николай Евменов, – однако вопросы, связанные с военной деятельностью, в этот проект почему-то не были включены».

Обеспечение безопасности северных рубежей России не в меньшей, а, может быть, даже в большей степени, чем экономические вопросы, определяет нынешний интерес к арктической теме. На этом направлении предпринимаются огромные усилия. Например, проводятся военные учения российской армии в этом регионе, в том числе высадка десанта на Северный полюс, создание военной базы на Новосибирских островах. Происходит восстановление инфраструктуры Северного морского пути (СМП). Удалось избежать законодательной ошибки, в сравнении с которой ратификация Конвенции ООН по морскому праву 1997 года показалась бы детской шалостью. В первоначальном варианте, подготовленным правительством, СМП определялся как международная транспортная магистраль. Но в России нашлись силы, которые настояли на том, чтобы принять закон о том, что Северный морской путь определяется как исторически сложившаяся транспортная коммуникация России в Арктике и прилегает она к российскому побережью.

По словам председателя Комитета Госдумы по обороне Владимира Шаманова, в последнее годы удалось придать статус оперативно-стратегического командования Северному флоту ВМФ России. «Таким образом, на всем Севере появился один-единственный хозяин, который за всё отвечает, всё координирует», – сказал на заседании Экспертного совета Владимир Шаманов. К тому же он считает необходимым прилагать больше усилий по защите интересов России на дипломатическом уровне и принимать активное участие в работе международных организаций. Участие в международных договорах и соглашениях расширяет наши возможности, когда они отвечают интересам России. Например, Комиссия ООН признала недавно правомерность российской заявки на континентальный шельф Охотского моря. Теперь оно фактически стало российским внутренним морем.

Вместе с тем северные границы не будут на замке, если не будут созданы надежные тылы, то есть если не начнется социально-экономическое развитие региона. По словам директора Международного института проблем химизации современной экономики Валерия Бабкина, в этом вопросе дела обстоят из рук вон плохо. Например, на Сахалине на основе закона СРП с участием иностранного капитала действуют такие компании, как "Сахалин-1", "Сахалин-2", "Сахалин-3". «Но в результате их деятельности Сахалин не получил практически ничего, – считает он. – В России существует 45 стратегий, и ни одна из них не выполняется. Почему берутся за разработку этих стратегий специалисты, которых никто не учил разрабатывать стратегии и которые очень плохо понимают, что им нужно делать?»

Существует мнение, что с начала девяностых годов все лучшие специалисты привлекаются в коммерческие структуры и, дескать, подготовка качественных стратегий и законов отдана на откуп дилетантам. Такая проблема существует, но она решаема. Генеральный директор Всероссийского института авиационных материалов академик Евгений Каблов, имеющий заслуженный авторитет в кругах ОПК, не устает повторять с самых высоких трибун: «Необходимо срочно и резко изменить роль и статус РАН. Необходимо вернуть те права, которые были всегда. Именно академия должна давать окончательное заключение о научной обоснованности, технологической реализуемости любого крупного государственного проекта». В частности, речь идет о том, как можно восстановить инфраструктуру Крайнего Севера, если от туда бегут люди.

По информации председателя Комитета Государственной Думы по региональной политике, проблемам Севера и Дальнего Востока Николая Харитонова, более 25 процентов ныне работающих на Севере пытаются переселиться в другие регионы России. Их понять можно. Минимальная зарплата в России установлена сегодня в размере 7800 рублей для всех регионов, а прожиточный минимум на Севере и на Юге совершенно разный. Нет реальных коэффициентов северных надбавок заработной платы. Да и другие гарантии северянам представлены только на бумаге. «Почти 200 тысяч семей северян стоят в очереди на получение жилищных субсидий для того, чтобы уехать с Севера. Многие семьи ждут от государства жилищный сертификат больше 20 лет. Почти 8 тысяч человек из них старше 80 лет».

Эту позицию разделяет и губернатор Мурманской области Марина Ковтун. По ее словам, на протяжении последних лет наблюдается устойчивая тенденция сближения среднеобластного и среднероссийского размера среднемесячной заработной платы. Если в 2003 году этот разрыв составлял 1,6 раза, то уже в 2016 году – 1,3 раза. «То есть мы постепенно сближаемся со среднероссийской средней заработной платой. Сегодня практически нет преимуществ в жизни на Севере, поэтому основным фактором снижения численности населения Мурманской области становится миграционный отток», – заявила Марина Ковтун.

В последние годы происходит экономический и цивилизационный поворот России с Запада на Восток. По меткому замечанию Марии Ковтун, этот процесс сопровождается перетягиванием одеяла с Крайнего Севера на Восток, что приводит к незаслуженному понижению внимания к очень выгодным проектам на Севере, в частности в Мурманской области. В первую очередь ее упреки относятся к «Газпрому», который откладывает в долгий ящик планы по газификации области.

«Конкурентное преимущество Мурманской области – это широкие экспортные возможности региона. Наш регион имеет свободный, не ограниченный никакими препятствиями выход в мировой океан, и размещение у нас производств по сжижению природного газа, его отгрузке на импорт могло бы обеспечить гораздо более существенные объемы экспорта российского газа, нежели планирующиеся сегодня к созданию мощности на Балтике», – считает Марина Ковтун.

 

Алексей Васильевич Казаков