Главная       Дисклуб     Что нового?         Наверх  

 

          

Миноборонпрому предложено подождать

Оборонка в очередной раз встала перед необходимостью использовать лучшие методы управления, разработанные еще во времена Советского Союза

Год назад на заседании Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности президент РАН Владимир Фортов сказал, что в период создания атомной бомбы в Советском Союзе Иосиф Сталин предложил руководителю проекта академику Юлию Харитону составить список того, что ему требуется для работы. Академик взял лист бумаги формата А-4 и на нем изложил всё, что ему необходимо. Этот пример вызвал волну одобрительного оживления среди участников заседания: дескать, вот сейчас бы так! На что академик Фортов заметил, что теперь другие времена и в существующих реалиях так руководить оборонкой невозможно. В то же время он признал, что ученые и инженеры увязли в бюрократическом болоте и что в таких условиях работать стало значительно труднее.

 

Эпоха «пряника» бесславно уходит

Что же изменилось за три года? За это время продолжалась работа, направленная на то, чтобы уйти от авторитарных методов управления оборонкой, используемых во времена советского периода. Появилось много хороших и разных нормативных актов. В частности, в справочно-аналитических материалах, представленных на последнем заседании Совета по законодательному обеспечению оборонно-промышленного комплекса и военно-технического сотрудничества при Совете Федерации, где обсуждалось нормативно правовое регулирование приоритетных направлений развития оборонно-промышленного комплекса, значится 107 федеральных нормативных правовых актов, в том числе такой всеобъемлющий, как ФЗ № 275 «О государственном оборонном заказе».

Кроме того, вокруг Минобороны, Военно-промышленной комиссии, Минпромторга, как грибы после дождя, стали расти новые структуры. По информации заместителя председателя коллегии Военно-промышленной комиссии Российской Федерации Олега Бочкарева, около года назад правительством создано Агентство по технологическому развитию. Задача этого агентства – оказывать помощь в рамках диверсификации ОПК и приобретать для оборонки технологии, оборудование и материалы.

Был создан Российский экспортный центр, так называемый РЭЦ. Его задача – оказание содействия предприятиям ОПК в продвижении их гражданской продукции на зарубежные рынки. Работает Фонд развития промышленности, который формирует государственно-информационную систему по диверсификации отрасли. Существует Государственная программа вооружения, новая редакция которой на 2018–2025 годы скоро будет принята. Это далеко не полный список нормотворческого бума. Возникло и продолжает возникать множество организаций и нормативных актов, один креативнее другого.

Достаточен ли весь этот нормативный массив для управления отраслью? Дискуссия на эту тему, состоявшаяся на последнем заседании Совета, показала, что правила, по которым играет оборонка, далеки от совершенствования.

Так, по словам директора ФГУП "Центральный научно-исследовательский институт судостроительной промышленности "Центр" Сергея Довгучица, который уже два года мониторит правоприменительную практику, касающуюся ФЗ № 275, специалисты института опросили около 700 предприятий. В их число входят головные исполнители ОПК и предприятия кооперации первого и второго уровней. Опрос был посвящен тому, что сегодня мешает промышленности и госзаказчику в установленные сроки выполнять государственный оборонный заказ. Оказалось, что большинство из выявленных нормативных недостатков связано с проблемами кооперации.

«Проблема номер один – это длительные сроки определения поставщиков по цепочке кооперации, предусмотренные ФЗ № 44 и № 223. Существующие процедурные моменты объективно сдвигают начало работы по всей цепочке кооперации вправо по срокам, что несет опасения по выполнению заданий ГОЗа», – заявил Довгучиц.

В результате мониторинга были выявлены нормативные упущения, повлекшие за собой длительные сроки согласования условий оформления контрактов с исполнителями ГОЗ. «Младшие братья» по кооперации отказываются заключать контракты на условиях ФЗ № 275 при незначительных суммах контрактов. Контракты, заключенные на сумму, не превышающую 100 тысяч рублей, не подлежат включению в реестр госконтрактов», – сообщил Сергей Довгучиц.

Опрос также показал, что слаженному взаимодействию предприятий по кооперации мешает то, что головные исполнители блокируют денежные средства на своих счетах и не передают их по цепочке кооперации. Эту тревогу «Центра» разделяет и заместитель председателя коллегии Военно-промышленной комиссии Российской Федерации Олег Бочкарев. «Деньги, которые мы выделяем на гособоронзаказ, скапливаются на расчетных счетах головных предприятий и не идут в кооперационные цепочки. К сожалению, все те проведенные мероприятия, которые мы сделали, не позволяют все-таки однозначно дать оценку, почему это происходит», – признался он.

Такое непонимание ведет к тому, что продолжает отсутствовать авансирование государственных контрактов, а нехватка оборотных средств приводит к неисполнению в срок государственных заказов, что влечет за собой наложение штрафных санкций и банкротство.

 

Желая приобрести излишнее, теряем необходимое

Всё это, по признанию заместителя начальника Главного управления вооружения Министерства обороны Российской Федерации Бориса Наконечного, приводит к тому, что предприятия ОПК не в полной мере справляются с выполнением заключенных контрактов. «В целом оборонный заказ выполняется на 97 процентов, но у нас есть целый ряд неисполненных обязательств со стороны предприятий оборонно-промышленного комплекса еще с 2013 года», – признался он.

Уже больше двух десятилетий притчей во языцех остается законодательство в сфере ценообразования, объединяющее все элементы государственного регулирования. Однако, несмотря на все усилия, не удается установить единый подход к величине норматива рентабельности. Не удается и гарантировать предприятиям ОПК сохранение прибыли, полученной за счет снижения себестоимости продукции.

Только ленивый не говорит о несвоевременном предоставлении организациями ОПК расчетно-калькуляционных материалов (РКМ). Они необходимы для формирования цены выпускаемой продукции. «Именно по этой причине в установленный срок до 1 апреля текущего года не было законтрактовано около 300 заданий, а это 5 процентов от объема госзаказа. С учетом длительности технологического цикла производства (она, как правило, составляет 6–9 месяцев) такая проблема не позволяет головному исполнителю выполнить принятые обязательства до конца текущего года», – считает Борис Наконечный.

 

Минобороны и ФАС потеряли друг друга

Как известно, вопросами ценообразования оборонного заказа у нас в основном занимается правопреемник ФСТ – ФАС. «Но, несмотря на переданную штатную численность профильным ведомствам с 2014 года, практический опыт применения прогнозных цен не получил положительных результатов. Фактический охват прогнозными ценами за три года их применения составляет всего около одного процента заказов ежегодно», – сказал Борис Наконечный.

Но похоже, что полной картины происходящего до конца не понимает никто. Во всяком случае, у заместителя руководителя Федеральной антимонопольной службы Максима Овчинникова всё сказанное вызвало крайнее удивление.

По его словам, ФАС потратила два года на то, чтобы полностью пересмотреть процесс образования прогнозных цен. В результате этих усилий вступило в силу новое Постановление Правительства РФ № 208, в результате которого удалось оптимизировать весь процесс ценообразования. «Мы около двух лет работаем над тем, чтобы оптимизировать процесс ценообразования в сфере ГОЗ! Мы перелопатили с вашими коллегами уже, наверное, тонну документов и тонну бумаги. У нас 150-я версия акта! Прошло уже больше 100 совещаний по этому поводу – и мы сегодня слышим о том, что нужно, оказывается, что-то кардинально поменять!» – недоумевает Максим Овчинников.

По его мнению, вопрос с РКМ тоже давно решен. «Коллеги, вы процесс формирования РКМ и сбора РКМ с предприятий ОПК начинаете в феврале, когда заключить контракт вам надо 1 апреля. Мы неоднократно говорим о том, что нужно сделать так называемую раннюю регистрацию», – дал пояснения участникам заседания представитель ФАС.

Таким образом, как и три года назад, повторилась ситуация, когда у семи нянек дитя без глазу. Справедлива и другая поговорка: левая рука не знает, что делает правая. Законов, постановлений и инструкций становится так много, что в них можно запутаться и возникает высокая вероятность их нарушения. Такой вывод следует из выступления начальника Управления по надзору за исполнением законов в сфере оборонно-промышленного комплекса Генеральной прокуратуры Российской Федерации Дмитрия Демешина, который заявил, что только за последние годы (это годы исполнения Федерального закона № 275) выявлено 46 тысяч нарушений законодательства о ГОЗ, в целях устранения которых вынесено 120 протестов. Сделано более 6,5 тысячи представлений, по результатам которых было привлечено 5,5 тысячи должностных лиц к дисциплинарной ответственности. К административной ответственности привлечено более 2,5 тысячи человек, а по материалам прокурорских проверок возбуждено более 650 уголовных дел. Это привело к тому, что появились предприятия, которые не только не борются за выполнение ГОЗ, но и стараются уклониться от его выполнения.

Как можно создать простое и понятное правовое поле и избавится от элементов неразберихи?

Борис Наконечный предложил правительству Российской Федерации определить федеральный орган и наделить его полномочиями по выработке и реализации единой политики государственного регулирования цен в сфере оборонной продукции. И таким органом, по его мнению, должна быть ФАС. Однако эта служба и так занимается ценообразованием, но, похоже, не несет за это полной ответственности.

С вопросами координации тоже не всё ясно. Формально вопросы координации остаются в ведении Военно-промышленной комиссии. Но и здесь есть свои закавыки. Эту функцию комиссия вынуждена делить между Агентством по технологическому развитию, РЭЦ, Фондом развития промышленности, Минобороны, Мипромторгом и другими структурами громоздкой системы.

Судя по встрече с Владимиром Фортовым, в Совете есть понимание, что существующая система управления несовершенна. Вместе с тем никто из авторитетных лидеров страны, наделенных властью, не решается распахнуть двери и впустить наконец стоящую на пороге отрасли идею восстановления Министерства оборонно-промышленного комплекса и наделения его всеми полномочиями и ответственностью, в том числе за ценовую политику, координацию, кадровую политику и другие функции, необходимые для надежной работы оборонного комплекса.

Алексей Васильевич КАЗАКОВ