Главная       Дисклуб     Наверх  

 

 

Акватория раздора

 

В Совете Федерации состоялось заседание Совета по Арктике и Антарктике, образованного по инициативе Верхней палаты Парламента Российской Федерации. На повестке дня стоял вопрос: «Создание эффективной системы управления Северным морским путем: вопросы законодательного обеспечения».

Члены Совета практически единогласно согласились с необходимостью образования единого транспортно-логистического оператора для организации перевозок по Северному морскому пути (СПМ). Каким быть такому оператору, зависит от тех рекомендаций, которые Совету нужно выработать к ФЗ «О развитии Арктической зоны Российской Федерации», сказал в своем вступительном слове Вячеслав Штыров.

Однако обсуждаемый вопрос оказался спорным и у него, скорее всего, будет непростая судьба. Участники дискуссии не смогли прийти к общему мнению относительно конфигурации транспортно-логистического оператора и тех задач, которые он должен решать. По мнению вице-президента Международной академии транспорта Виталия Збаращенко, причиной этой несогласованности стало то, что в процессе дискуссии столкнулись мнения сторонников программно-целевого метода, либералов и монополистов.

 

Позиция сторонников программно-целевого метода

Ведущий научный сотрудник Федерального исследовательского центра «Информатика и управление» РАН Елена Андреева не скрывает, что она представляет точку зрения тех, кто в максимальной степени хотел бы воссоздать систему управления СМП, созданную в 1932 году и просуществовавшую до конца 80-х годов. «СМП не единственный пример в нашей стране, который подтверждает ошибочность отказа от активного государственного участия в столь крупных проектах и упования только на рыночные механизмы», – пояснила Елена Андреева. Вместе с тем она понимает, что в один «Севморпуть» нельзя войти дважды.

Для оптимального взаимодействия государства и бизнеса она предлагает воспользоваться программно-целевым методом управления, который включает механизмы государственного и рыночного регулирования. «Необходимо создать федеральный орган, который сосредоточил бы в себе функции государственной поддержки, контроля и организации взаимодействия всех действующих участников СМП. При этом основные управленческие производственные и транспортные функции должны остаться в ведении частных предприятий. Обеспечение гидрографической, гидрометеорологической безопасности, спасательных операций останется в ведении федеральных структур, таких как МЧС, Росгидромет и других», – считает она. Новый орган должен обеспечить исполнение правительственных решений, финансовый контроль бюджетных средств, координацию и взаимодействие участников СМП в рамках долгосрочных государственных программ.

Представитель РАН указывает на то, что в целях реализации «Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года» необходимо создать в северных регионах России, тяготеющих к трассе СМП, следующие транспортно-логистические узлы: Кольский (Мурманск, Териберка), Урало-Западно-Сибирский (Архангельск, Индига), Ямальский нефтегазовый (Харасавэй, Сабетта, Новый Порт); Норильско-Туруханский и Нижне-Енисейский (Игарка, Дудинка, Диксон); Ленский (Якутск, Тикси), Чукотско-Камчатский (Певек, Провидения, Петропавловск-Камчатский).

Елена Андреева напомнила членам Совета о том, что эти порты и остальные портопункты, за исключением порта Дудинка, который в основном обслуживает компанию АО «ГМК «Норникель», находятся в заброшенном состоянии и используются ограниченно. Из-за отсутствия средств у собственников модернизация технического оборудования портов после 1990 года производилась в ничтожных количествах. Вместе с тем именно арктические порты имеют ключевое значение в обеспечении транспортной независимости, обороноспособности, внешней торговли, развития и использования транспортного потенциала России.

Еще более решительно настроен почетный полярник, вице-президент Некоммерческого партнерства «Севморпуть» Владимир Михайличенко. Он уверен, что для эффективной работы СМП необходимо создать холдинг «Севморпуть», в состав которого должны войти логистический центр и сеть сервисных центров в арктических портах Амдерма, Сабетта, Диксон, Дудинка, Хатанга, Тикси, Певек и Провидения. Кроме того, в составе холдинга должен быть ледокольный атомный флот России. Причем атомные ледоколы ФГУП «Атомфлот» в период эксплуатации должны передаваться на условиях аренды под управление холдинга. Дизельный ледокольный флот, который сейчас находится в составе ФГУП «Росморпорт» (27 единиц) и ОАО «ДВМП» (4 единицы), нужно вывести из состава указанных компаний и передать их в холдинг под управление вновь созданной структуры – Ледокольный флот России.

По мнению почетного полярника, в состав холдинга также должна войти новая структура – «Транспортный флот Арктики», созданный на основе ОАО «Мурманское морское пароходство», и Научно-производственное объединение «Арктика», образованное на основе ФГУП «Гидрографическое предприятие» и ЗАО «ЦНИИМФ». Кроме того, предлагается включить в холдинг еще одно новое предприятие – Агентство по организации и развитию арктического и субарктического туризма», – считает Владимир Михайличенко.

 

Позиция либералов

Заместитель министра Российской Федерации по развитию Дальнего Востока Артур Ниязметов не смог дать четких рекомендаций по организации единого транспортно-логистического оператора. Он объяснил это тем, что министерство еще не завершило разработку финансово-экономической модели развития СМП в качестве конкурентного транспортного коридора глобального значения, в том числе и для контейнерных перевозок. Поручение о разработке такой модели было дано министерству президентом страны Владимиром Путиным в 2015 году на Восточном экономическом форуме. Во исполнение указанного поручения Министерство по развитию Дальнего Востока заключило контракт с Аналитическим центром Правительства РФ на разработку концептуальных основ развития СМП. Концепция состоит из трех блоков и десяти этапов. Сейчас министерство находится на стадии выполнения третьего этапа.

Вместе с тем уже на этой стадии подготовки финансово-экономической модели Артур Ниязметов объявил точку зрения, получившую распространение среди либеральных экономистов, в том числе из ВШЭ. Она состоит в том, что оператору следует заняться коммерческой деятельностью и переключить на СМП 17 маршрутов, в том числе с Суэцкого канала. Для решения этой задачи необходимо, чтобы по СМП ходили крупнотоннажные суда с грузоподъемностью  150 тысяч тонн. Существующую грузовую базу СМП замминистра оценивает в 60 млн тонн. К 2030 году грузовая база СМП оценивается в 25–110 млн тонн. Такой разброс цифр объясняется различными вариантами климатических характеристик. В случае потепления судоходство по СМП может обойтись без ледокольного флота, предполагает Артур Ниязметов, и тогда грузовая база возрастает.

Еще один сторонник либеральной модели – председатель Комитета ТПП по логистике, профессор Олег Дунаев. Он предлагает начать организацию единого логистического оператора с создания новой системы под названием «Трансарктическая информационно-логистическая платформа». Ее задачей должно стать сетевое взаимодействие компаний, государственных организаций, а также единое управление бизнес-сетью по принципу «единого окна». В рамках этого проекта профессор предложил создать центр управления «Трансарктической информационно-логистической платформой» на базе Концерна ОАО «РТИ» (АФК «Система»). Такой выбор он объяснил тем, что Концерн ОАО «РТИ» имеет большой опыт по организации сетевого взаимодействия, координации интегрированной цепи поставок и создания стоимости на национальном и глобальных рынках.

На заседании было обсуждено предложение такого авторитетного специалиста в области освоения Арктики, как член-корреспондент РАН, член Норвежской академии полярных исследований Валерий Крюков, который предлагает создать Совет пользователей СМП. Логика его такова: время затратных и амбициозных проектов ушло в прошлое и поэтому нельзя сосредотачивать в руках одного органа управления контрольные, функциональные и хозяйственные функции. «В России в достаточном объеме нет ни финансовых ресурсов, ни реальной возможности административным путем «привести» интересы всех участников к единому знаменателю», – пишет он в своем экспертном заключении. Валерий Крюков предлагает не расширять полномочия предполагаемого оператора, а внедрить вполне либеральную модель – ограничиться выделением некоей «площадки для предоставления позиций и соображений по функционированию СМП». На этой площадке Совет должен увязать интересы Минтранса, Минобороны, хозяйствующих субъектов: ОАО «Ямал СПГ», ПАО «Газпром нефть», ОАО «Норильский никель», а также субъекта РФ – ЯНАО.

«Опыт ЯНАО и Норильска показывает, что бурно развиваются те участки трассы, где появляется значимый проект, организованный силами бизнес-сообщества», – подчеркнул Валерий Крюков.

 

Позиция монополистов

Генеральный директор ФГУП «Атомфлот» Вячеслав Рукша построил свои предложения с учетом функций, которые придется выполнять логистическому оператору: решать задачи по экспорту углеводородной продукции, произведенной в рамках крупнейших национальных арктических углеводородных проектов. Кроме того, в СМП входит международное транзитное судоходство и снабженческие рейсы, в число последних входят Северный завоз и перевозка грузов для нужд Минобороны.

«С точки зрения организации каботажного судоходства по СМП ФГУП «Атомфлот» готов взять на себя функции единого логистического центра. Для этих целей предприятие, при условии гарантированной загрузки и государственной поддержки, готово построить снабженческие суда для перевозки наливных и генеральных грузов для доставки их в порты СМП», – заявил Вячеслав Рукша.

Говоря о возможности международного транзитного судоходства, он заявил, что в настоящее время для обеспечения судоходства в рамках проектов «Ямал СПГ», «Новопортовое месторождение», «Норильский никель» задействовано три из четырех действующих атомных ледоколов. К 2022 году в эксплуатации будет самое большее пять атомных ледоколов. Глава «Атомфлота» считает, что такое количество судов является достаточным для реализуемых проектов. «Однако для дальнейшего развития СМП, включая международное транзитное судоходство, потребуются еще два атомных ледокола проекта 22220 и еще ледокол-лидер мощностью 120 МВт».

Однако не все монополисты претендуют на роль оператора. Первый заместитель генерального директора ОАО «Совкомфлот» Евгений Амбросов сказал, что нефтегазодобывающие компании, владеющие транспортными комплексами, являются также фрахтователями и операторами флота, привлекаемого ими на основании долгосрочных тайм-чартеров. Ледокольное обеспечение морских перевозок в рамках проектов осуществляется ФГУП «Атомфлот» тоже на основании долгосрочных контрактов. Такая система организации транспортного процесса делает излишним включение в структуру отношений какого-либо транспортно-логистического оператора в связи с отсутствием для него соответствующего предмета деятельности.

С учетом того, что основным способом обеспечения безопасности мореплавания в Арктике являются ледокольные проводки, предлагается рассмотреть возможность наделения Администрации Северного морского пути функцией по планированию расстановки ледоколов и управления ледокольными операциями, считает Евгений Амбросов.

 

Позиция информированных оптимистов

Вице-президент Международной академии транспорта Виталий Збаращенко охарактеризовал предложения по переключению грузов иностранных фрахтователей на трассы Севморпути вместо Суэцкого канала как экономически необоснованные.

«Текущая ставка фрахта в мае 2016 года по направлению Китай – Санкт-Петербург (10 тысяч миль) всего лишь 1050 долларов США за 40-футовый контейнер, в то время как расчетная себестоимость перевозки 40-футового контейнера на ледокольно-транспортных контейнеровозами ледового класса Arc 7 только на маршруте Петропавловск – Мурманск (4 тысячи км) оценивается в 1700 долларов. Транзитное круглогодичное плавание судов дедвейтом свыше 50 тысяч тонн и шириной 34 метра ограничивается ледовой обстановкой, соотношением водоизмещения ледокола и крупнотоннажных транспортных судов и шириной действующих и строящихся ледоколов, ширина которых не превышает 34 метров», – заявил Виталий Збаращенко. Он предложил внедрить «арктический челнок» в качестве основы транзитных перевозок в Арктике. Суда без ледового класса грузоподъемностью до 200 тысяч тонн должны использоваться исключительно вне Арктики. По СМП при перевозке СПГ целесообразно использовать суда-челноки класса Arc 7 грузоподъемностью до 50 тысяч тонн. При этом основной груз на СМП – углеводороды, как и другие грузы, включая таймырский уголь, будут перегружаться в своего рода хабах по обе стороны СМП, а далее перевозки могут осуществляться на крупнотоннажном флоте ледокольного класса.

Затраты на перевалки грузов компенсируются за счет низкой себестоимости перевозок на крупнотоннажных судах. Такой принцип перевозки получил название «Магистрально-фидерная транспортно-технологическая система». Виталий Збаращенко настаивает на том, чтобы делегировать функции транспортной логистики и управления ледокольным флотом федеральной структуре «Администрация СМП» с подчинением этой структуры непосредственно заместителю председателя правительства Российской Федерации. В обязанности АСМП должны входить не только функции государственного контроля, но и ряд оперативных и стратегических функций, в том числе разработка предложений по обновлению ледокольного и транспортного флота, линейных ледоколов, а также сбора платы за ледокольную проводку судов.

Позиции Вячеслава Штырова и Виталия Збаращенко – это тот редкий случай, когда мнения членов Совета совпали. Вячеслав Штыров согласен с предложением Виталия Збаращенко о строительстве двух хабов, на «входе» и «выходе» из СМП, для перегрузки основной грузовой базы – углеводородного сырья. Однако для реализации этого проекта и в целом функционирования СМП нет соответствующей нормативной базы.

«Для СМП есть только один закон, вернее, поправки к действующему законодательству, которые хоть как-то регулируют перевозки в Арктике. Речь идет о ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части государственного регулирования торгового мореплавания в акватории Северного морского пути», который был принят в 2012 году по инициативе Артура Чилингарова», – сказал Вячеслав Штыров.

По его мнению, вопрос необходимости принятия нового законодательства стоит очень остро. Принято считать, что акватория СМП простирается от Новой Земли до Берингова пролива, тогда как справедливым было бы включить в состав СМП и западную акваторию Арктики вплоть до западной границы России.

Вячеслав Штыров полагает, что конфигурация транспортно-логистического оператора, предложенная заместителем министра развития Дальнего Востока, тоже спорна. «Сотрудники оператора поездят по миру в поисках новых партнеров, желающих перевозить свои грузы по СМП, потратят на это государственные деньги и ничего не найдут», – опасается он. Председатель Совета считает, что прежде нужно освоить ритмичные перевозки по СМП, чтобы суда плавали не по караванному принципу, предложенному в свое время знаменитым полярником Иваном Папаниным, а как по железнодорожному расписанию.

Для принятия согласованного решения Совета Вячеслав Штыров предложил организовать рабочую группу под руководством Артура Чилингарова с тем, чтобы в течение двух месяцев выработать согласованные рекомендации.

 

 

Алексей Васильевич Казаков