Главная       Дисклуб     Что нового?         Наверх  

 

Как нам побороть оффшоры?

 

У нас есть эксперты, которые предлагают бороться с «офшорами» (в переводе с английского – «приморские компании», типа находящиеся в Сочи или в Новороссийске (и чем же им эти компании помешали?). Здесь же мы будем говорить о борьбе именно с «оффшорами», в переводе – «заморскими компаниями».

        

Итак, идет борьба с оффшорами. И не только у нас, но и в других странах. Но у нас, как всегда, своя специфика. Специфика сразу в нескольких аспектах: почему надо бороться с этими оффшорами, как бороться и что делать дальше, после полной победы над ними.

«Как бороться» – нам разъясняют: нужны новые законы, надо создавать новое силовое ведомство, объявлять набор в финансовую гвардию и т.д. И еще – надо открыть новую телекомпанию, которая будет разъяснять народу, что оффшоры – это плохо. И на всё это, конечно, нужны новые деньги (поэтому с индексированием пенсий пока придется подождать).

На вопрос «почему?» нам отвечают: а мы не знаем, кому принадлежит этот рудник, тот комбинат и вот этот аэропорт. Но вот мы узнали: это рудник принадлежит итальянскому бельканто, комбинат – колумбийскому наркоторговцу, а аэропорт – скромному студенту Гарварда. И что дальше? Пока не знаем, главное – чтобы процесс пошел.

И он идет, этот процесс. Всё больше стран и островных владений от ярлыка «оффшор» избавляются. И вот Ассанж и Сноуден нам подсказывают: не надо ведомств и гвардий, наймите бедного студента-хакера. И он вам всё раскопает по всем «оффшорам»: и в Панаме, и в Бермудах, и даже в Науру.

И есть еще американская и немецкая разведки, которые много всего знают. И если первая пока еще как-то придерживает информацию, то вторая широко скупает базы данных разных оффшоров и предлагает совершенно бесплатно поделиться полученными данными с другими странами – по оффшорным активам граждан из этих стран.

Многие страны этими источниками пользуются, но – не Россия. А почему? Вот теперь главный вопрос: а зачем нам это надо?

В США есть закон, что всякий налогоплательщик должен извещать налоговые органы о всех своих зарубежных активах (включая и «оффшорные»). Есть и другой закон, который запрещает вкладывать в легальные бизнесы доходы, полученные незаконным путем. А к последним относятся любые доходы, не задекларированные должным образом перед налоговыми органами.

Поэтому у этой страны есть прямой смысл собирать информацию об оффшорах. Как только в этих списках появляется американский гражданин, то ему предъявляются сразу три обвинения: не задекларировал источник средств, помещенных в оффшор, не заплатил с этих средств налоги и использовал эти скрываемые от закона доходы для вложений в легальные активы.

В Германии, Великобритании и других странах – примерно те же основания. А есть и страны вроде Франции, в которых действует специальный – ежегодный – налог на крупные состояния (от 1 млн евро чистых активов). В этих странах к трем общим правонарушениям добавляется еще и уклонение от этого налога.

А у нас? Каким-то путем мы все узнали и решили узнать у наших любителей оффшоров, откуда денежки и почему они их прячут в оффшорах? Откуда? Нам отвечают: бабушкины накопления, папа дал, у друга занял. А почему отправил в оффшор? А потому, что не запрещено. И в какой это оффшор – там уже не оффшор. И вообще, что вы ко мне обращаетесь – я уже совсем и не налоговый резидент России, и даже не гражданин РФ.

И что с него, такого честного, взять?

И власти нам скажут: мы работали, мы трудились и даже боролись, а вот что вышло – так у нас так всегда.

Но оставим оффшоры. Зададимся вот каким вопросом: а почему у нас все лучшие и наиболее успешные компании находятся в иностранном владении? Пусть даже и не в оффшорном? Нам объясняют: это чисто формально, на самом деле у них почти все собственники – российские.

И вообще это – особая форма выживания нашего национального капитала в условиях слабой законодательной защиты собственности в РФ и прискорбной ненадежности российских судов. А как это всё наладится и когда оффшоры все в мире исчезнут, так и наши компании все станут абсолютно прозрачными. И чтобы всё так и произошло, мы их ранее скрывавшимся собственникам предложим еще и самую широкую амнистию.

Но вот в это позволим себе как раз не поверить. Насчет амнистии – что-то нет очереди на эту процедуру. Да, предлагаемый к уплате российский налог не высок, но если человеку и раньше не приходилось платить никакого налога, то и 13% платить ему нет никакого резона.

И зачем ему государственная общая амнистия, когда он легко может устроить себе индивидуальную амнистию – просто поменяв свое российское налоговое резидентство на иностранное.

А можно еще проще. Ведь у каждого нашего олигарха-миллиардера есть дети. И эти дети – давно и не российские резиденты, уже часто и не граждане России. И почему тогда просто не передать всё свое миллиардное состояние любимому сыну или дочери? А если они пока еще недостаточно взрослые, то можно просто открыть на них частный траст в какой-нибудь удобной заморской юрисдикции.

И здесь тогда – России и рядом не стояло! Наш олигарх, если он еще не покинул страну, сразу становится совершенным бедняком, его бывшая собственность, оффшорная она или неоффшорная, к России уже никакого отношения не имеет, и задавать вопросы уже некому: компании российскими так и остались, и даже директора у них могут быть всё еще российскими гражданами, а собственники у них – все там, в иностранном резидентстве и при иностранных паспортах.

И у России есть масса международных соглашений и договоров, включая и налоговые, которые прямо запрещают нашим властям приставать с нехорошими вопросами к иностранцам, владеющим паями или акциями в российских компаниях.

И зачем тогда все эти нападки на оффшоры? Операция прикрытия?

Законный вопрос: а что тогда делать? И почему таких неприятностей нет у других стран? На самом деле есть меры и есть возможности – пока еще есть, и даже кроме тех, о которых уже сказано выше. Но нет  желания и воли.

Поэтому нам и предлагают бороться «до последнего оффшора». Или до последнего – пока еще задержавшегося в дверях – российского олигарха.

Владимир Анатольевич Кашин,

доктор экономических наук,

государственный советник

 налоговой службы II ранга,

эксперт МЭФ

 

Источник – http://me-forum.ru/media/news/6402/