Главная       Дисклуб     Что нового?         Наверх  

 

                  

  

УСПЕХИ НЕ ДОЛЖНЫ СКРЫВАТЬ ПРОБЛЕМЫ

 

Хочу сразу отметить положительную динамику основных показателей деятельности отечественного АПК. Последние два года особенно положительно характеризуются валовыми показателями объемов производства. Три процента годового роста, тем более на фоне общего кризиса в экономике, – это, можно сказать, победа, в которой большой вклад нашего крестьянства, в том числе и министерства, министра и всей его команды. Урожай в 117 миллионов тонн зерна, на уровне 1990 года, говорит сам за себя. Но растет не только производство зерна, но и валовое производство говядины, свинины, мяса птицы, молока.

Тем не менее, если говорить о производстве говядины, то пока нам еще далеко до показателей 1990 года. Тогда мы производили 4,3 млн тонн, сегодня всего лишь 1,6 млн тонн. То же самое и по молоку. В 1990 году производилось 56 млн тонн, а сегодня только 30 млн тонн. Да и то эти тонны «рисованные». Основная масса молока производится в частном секторе, где нет надежного учета. Реально сегодня мы производим не более 18–19 млн тонн молока. И в этом секторе сложились большие проблемы. Прежде всего, из-за отсутствия молочно-товарных ферм, не развивается мясное животноводство.

В такой же ситуации и сфера добычи водных биологических ресурсов. Отставание от советского периода времени почти в два раза. Особенного внимания требует развитие аквакультуры. У нашей страны, второй по обводненности в мире, в этом отношении огромный потенциал. В последние годы об этом много говорится, принят специальный закон, но на практике всё меняется крайне медленно, и наше отставание от многих стран, включая Китай, только возрастает.

Импортозамещение также пробуксовывает.

 

 

 

Если говорить о производстве сельхозпродукции в денежном выражении и поступившем по импорту, то баланс здесь отрицательный в 150 млрд долларов. Это огромная сумма. Да, мы радуемся успехам АПК, но она могла бы быть более весомой при оказании соответствующей помощи и поддержки крестьянам.

Нас особенно тревожит, можно прямо сказать, варварское отношение к земле-кормилице. За последние двадцать пять лет площадь земель сельхозназначения уменьшилась почти наполовину. Ее разбазарили, переведя в земли других категорий. Сегодня 2,5 млрд людей на Земле голодают, а мы так, походя, с 637 млн гектаров оставили 380 миллионов. И процесс этот продолжается. Разве это не преступление?

Пострадали и посевные площади, они убавились на 38 млн гектаров, в том числе площади под зернобобовые сократились на 18 млн гектаров, а под кормовые культуры – вообще в несколько раз. В этом наш огромный резерв.

В последние годы начался постепенный возврат заброшенных земель в севооборот, но динамика этого процесса крайне низка. Поэтому без разработки специальной федеральной целевой программы (ФЦП), без разработки и принятия специальных федеральных законов эту задачу огромной государственной важности не решить.

Надо заметить, что нынешнее состояние наших земель сельхозназначения не отвечает и международным документам, в частности Всемирной почвенной хартии.

В этом смысле хочу обратить внимание на сложившуюся ситуацию, связанную именно с плодородием почв. Она более чем тревожная. За двадцать пять последних лет внесение минеральных удобрений снизилось в 5 раз, а органических – в 6 раз.

У нас появились пустыни, почвы обедняются, закисляются, и этот процесс уже захватил около 50% почв, закочкариваются. Даже тучные черноземы теряют свои плодородные качества. А ведь это всё резервы увеличения производства. С другой стороны – это лимитирующие факторы, сдерживающие раскрытие потенциальных возможностей уникальных сортов зерновых и других культур, выведенных нашими учеными в последние годы.

К таким же лимитирующим факторам относится и техническая вооруженность нашего сельского хозяйства.

По сути, практически полностью разрушена некогда набравшая хорошие темпы система милиорирования земель. Сегодня этих земель стало на 4,5 млн гектаров меньше.

Обратите внимание, во сколько раз выросли нагрузки по обработке пашни или уборке урожая на один условный трактор или один условный комбайн. Минимум в три раза. Такого положения нет ни в одной развитой стране мира! И тому причина безденежье и катастрофически бедственное положение отечественного сельхозмашиностроения. В 25 раз снизились темпы обновлений тракторного парка и в 21 раз – обновление комбайнового. При таких темпах обновить машинно-тракторный парк можно лет за 200. Если сравнить данную ситуацию со странами, входящими в ВТО, то мы напоминаем третьеразрядные страны Африки. Куда еще хуже?

Важнейший аспект проблемы – кадровый голод на селе. По всем базовым профессиям подготовка кадров снизилась в 3 раза. А ведь, как известно, кадры, овладевшие передовой техникой, решают всё. Но не только проблема с рабочими профессиями. Не лучше ситуация и со специалистами с высшим образованием, с научными кадрами. Резко снизилось число аспирантов, число защит диссертаций по сельскохозяйственной тематике.

Без решения этих проблем надеяться на успех, на вывод отрасли на современные рубежи – сплошная маниловщина. Все эти проблемы требуют комплексного, системного подхода, начиная от подготовки механизаторов, операторов машинного доения и заканчивая специалистами с высшим образованием и научными кадрами.

Специально обращаю внимание на состояние сельскохозяйственной науки. Очень тревожная ситуация. Здесь и старение кадров, и отъем земель у научно-исследовательских институтов, опытных станций, опытно-производственных хозяйств. То есть рубим сук, на котором сидим. Особенно беспокоят научные кадры, их обновление. При нынешних темпах этого процесса нам, как и в случае с техническим оснащением отрасли, потребуется тоже не менее 200 лет. Затеянные реформы РАН надо остановить.

Нельзя обойти молчанием и такую важную сферу, как условия жизни на селе. Если сказать откровенно, то здесь просто беда. Прежде всего, заработная плата. Она в два раза ниже средней по экономике. Но труд крестьянина не легче труда сталевара или шахтера. До сих пор 94 тысячи сел и деревень так и не получили обещанный газ, 50 тысяч – не имеют выхода к дорогам с твердым покрытием, 43 тысячи – не охвачены телефонной связью, 32 тысячи – почтовой связью. Десятки тысяч деревень не имеют даже амбулаторного пункта, то есть их жители лишены элементарной медицинской помощи. На деревне 1,3 млн человек проживают в ветхом и аварийном жилье. Переселение идет, по сути, черепашьими темпами – по 6,5 тысяч человек в год. Нетрудно посчитать, что и здесь потребуется 200 лет для решения этой проблемы.

Иногда диву даешься, читая официальные документы правительства. Например, в Национальном докладе о выполнении Государственной программы по развитию сельского хозяйства можно прочитать, что за год введено 2,8 тысячи ученических мест, то есть примерно 3–4 школы на всю Россию. Причем это преподносится как большое достижение с превышением плановых показателей в 2,5 раза.

Требует особого внимания и развитие всех форм хозяйствования, в том числе фермерское хозяйство. Будет это направление развиваться – будет и деревня, будет и страна. То же самое и кооперация. И в этом отношении мы имеем хороший опыт, например, Воронежской области, в Аннинском районе. Здесь всё сохранили, что было в советское время, даже в лесных деревнях. Надо больше уделять внимания народным предприятиям на селе. Они показывают высочайшие образцы хозяйствования в отношении и рентабельности, и производительности труда, и в социальной сфере, обеспечивая крестьян всем необходимым.

Острой остается проблема переработки. Вывозим зерно за рубеж. Хорошие деньги – не спорим. Но зерно – это всё же сырье. Его можно было бы переработать, обеспечив внутри страны и рабочие места, и развитие технологий, да и доход можно было бы получить гораздо выше. Вместо этого тратим деньги на закупку импортных макаронных и других изделий из нашего же зерна.

Сдерживает переработку и такой фактор, как отсутствие в необходимом объеме нержавеющей стали. Свое производство разрушили, и теперь 99% нержавеющей стали для пищевой промышленности вынуждены завозить из-за рубежа.

Какой год бьемся над законом о торговле. Надо понять простую вещь: если мы не обеспечим в конечной цене сельхозпродукта 50% в пользу крестьянина, мы ничего не решим, ни одной проблемы. Вся тяжесть их решения останется на государстве.

В значительной мере именно поэтому главной проблемой села остается его нищенское финансирование. Похоже, власть по-прежнему считает село «черной дырой».

 

 

 

 

Огромная закредитованность села на сегодня превышает 1,8 трлн рублей. Особого внимания требуют так называемые короткие кредиты. Много вопросов в системе компенсации процентных ставок по кредитам, которые скорее выгодны банкам, а не непосредственным производителям сельхозпродукции – молока, мяса, зерна. К сожалению, снижена несвязанная поддержка крестьян на 50% и на 30% снижена поддержка производства молока.

Как преодолеть все эти проблемы? Нужен прорыв! А он возможен только в случае, если на развитие АПК мы с вами найдем серьезные финансовые средства. Не 1,4% от расходной части, а минимум 10%. В советское время выделялось не менее 15% от государственных расходов. Фракция Компартии всегда поддерживала село. Мы уверены: сумев его обеспечить необходимой финансовой поддержкой, так же как в наших Вооруженных Силах, можно добиться серьезного прорыва и вывести отрасль на современный уровень. Надо начать хотя бы с 1 триллиона рублей на нужды села, тогда появится и техника, и агрогородки, и новые дороги, школы, больницы и т.д.

Помимо этого, требуется и кропотливая законодательная работа. Мы предлагаем целую серию законопроектов в этой части, позволяющих оказать поддержку нашей деревне, которая является не только совокупностью ее жителей, но и берегиней нашей культуры, территории государства Российского.

 

 

 

 

Сегодня правительство в лице министра сельского хозяйства обращается к нам, депутатам. И правильно делает, потому что именно здесь формируется и принимается бюджет страны, формируется та финансовая база, от которой зависит, будет у нас новая техника или ее не будет, будем заниматься мелиорацией, плодородием почв или и дальше земли будут деградировать, будем производить молоко или и дальше будем утешаться дутыми цифрами и надеяться, что к 2020 году что-то изменится. Ничего не изменится, потому что денег нет ни у крестьянина, ни в казне. Возвращение брошенных земель в севооборот – это ведь задача сродни проблеме поднятия целинных земель, тоже требует огромных затрат и особого подхода, о котором уже было сказано.

Фракция КПРФ надеется, что депутаты седьмого созыва проникнутся проблемами деревни и сделают всё возможное для их решения. Наше село должно встать на ноги, обеспечив основные показатели продовольственной безопасности страны. Мы обязаны возродить берегиню нашей страны – русскую деревню, кубанскую станицу, кавказский аул, сибирский хутор. Желаю всем нам в этом успехов и победы!

 

Владимир Иванович Кашин,

заместитель Председателя ЦК КПРФ,

 Председатель Комитета ГД

 по аграрным вопросам,

 академик РАН

 

(Из выступления 14 декабря 2016 года

 на заседании парламента

 по проблемам агропромышленного комплекса страны

 в рамках политической дискуссии

 и в рамках Правительственного часа,

 на котором отчитывался по итогам года

 министр сельского хозяйства РФ А.Н. Ткачев)