Главная       Дисклуб     Что нового?         Наверх  

 

ЖИВОТНОВОДСТВУ – ГОСУДАРСТВЕННУЮ ПОДДЕРЖКУ

 

Молочное скотоводство – это стержневое направление в деятельности АПК. И мы оцениваем этот сектор не только с экономикой точки зрения, но как отрасль глубоко социальную. Ведь животноводство, и молочное в том числе, обеспечивает круглогодичное производство важных продуктов питания и занятость населения, а это имеет стратегическую значимость. Если в селе есть молочная ферма, значит, есть работа у наших операторов, у сопутствующего персонала, у механизатора, значит, есть полноценная жизнь – и школа, и дом культуры. Такая деревня начинает действительно работать на благо Родины, становится берегиней огромных просторов России.

Именно поэтому мы сегодня ставим задачу – только комплексный подход к рассмотрению вопроса позволит верно расставить приоритеты в стратегическом планировании развития агропромышленного комплекса.

Что же произошло в молочном животноводстве за последние 26 лет?

 

 

 

Мы пришли к тому, что поголовье дойного стада с прежних 20,6 млн голов сократилось до 8,4 млн, из которых на долю сельскохозяйственных организаций приходится лишь 41% поголовья. Оставшиеся 46% и 13% находятся в хозяйствах населения и крестьянских (фермерских) хозяйствах соответственно.

Из названного распределения вытекает и структура валового производства сырого молока: 45% – это крупные сельхозпроизводители, 48% – хозяйства населения, и 7% дают крестьянские (фермерские) хозяйства.

В этой связи вопрос стоит очень остро, тем более с учетом такого фактора, как товарность сырого молока, определяющего реальное его производство в объемах далеко не 30 миллионов тонн, а максимум – 19–20 миллионов тонн.

 Исходя из этого, мы должны просчитывать все, что связано с выполнением государственной программы, как мы будем достигать целевых показателей и какие приводные ремни для этого задействовать. Эта задача  общегосударственная.

И, во-первых, нам необходимо обратить внимание на необходимость повышения продуктивности нашего дойного стада.

 

Мы здесь демонстрируем определенную положительную динамику, увеличив надои на 1 корову с 2,7 тонны в 1990 году до 4,1 тонны в 2015 году. Но если сопоставить полученные результаты с результатами, к примеру, Беларуси, то увидим определенное отставание. Есть еще Германия с 7 тысячами кг, США с 9,8 тысячи кг. То есть направление хорошее, нам есть к чему стремиться.

Во-вторых, нам необходимо взять курс на увеличение поголовья и повышение эффективности племенной работы.

Если мы не поставим перед собой соответствующих целевых показателей и будем работать на уровне 8,4 миллиона голов дойного стада, то никакие задачи мы не решим – не обеспечим нормативы потребления молока, не обеспечим импортозамещение.

Наша экспертная оценка свидетельствует о необходимости увеличения дойного стада с продуктивностью 4,5–5 тыс. литров до 12 млн голов.

 

Племенная работа должна быть приоритетной. Также во главу угла следует поставить строительство новых животноводческих помещений. Мы 1,1 миллиона новых скотомест вводили в строй в 1990 году. А сейчас сколько? Еле-еле перевалили за 100 тысяч. Это не годится! Мы должны эффективно модернизировать и укрепить производственную базу.

Отдельно хочу отметить крестьянско-фермерские хозяйства (КФХ), которые выбиваются из общей динамики, стабильно наращивая как поголовье, так и удои, а также личные подсобные хозяйства, в руках которых находится почти половина дойного стада.

Президент не случайно в последнем Послании Федеральному Собранию особо отметил необходимость развития сельскохозяйственной кооперации. Если мы создадим все необходимые условия для развития кооперации, поспособствуем тем самым повышению товарности молока, производимого в КФХ и ЛПХ, то и обеспеченность молоком у нас будет не «нарисованная», а соответствующая действительности.

Тем более что эффективные кооперативные системы у нас были, и мы не видим препятствий к тому, чтобы хотя бы один раз в день собирать молоко у населения и фермеров и охватить каждое подворье.

Сегодня, конечно, неплохие выделяются гранты, идет неплохая поддержка начинающего фермера, семейных ферм. Но зачастую, когда мы смотрим, что происходит по факту, то мы видим: или заброшенную ферму взяли, или еще какую-нибудь халупу организовали, дали людям только лопату, вилы и какой-нибудь устаревший трактор – и работают.

Это пещерный век! Зачем нам нужна такая технология?

Уж если мы договорились развивать фермерское крестьянское хозяйство, семейные фермы, то давайте отработаем типовую ферму с соответствующими технологиями. На 25–50–100 голов. Отработаем всю инфраструктуру, технику и технологии.

Давайте уже если решать проблему, то решать по-хорошему!

Третье, на чем мы должны сегодня заострить внимание, как на факторе, тормозящем развитие молочного животноводства, – это система ценообразования.

 

Мы с коллегами-академиками еще 12 лет назад разработали закон, внесли его в Государственную Думу, собрали межфракционную комиссию, но в итоге всё то хорошее, что было в этой инициативе, под конец выхолостили противники принятия действительно эффективных решений.

Мы добивались того, чтобы труд производителя сельскохозяйственного сырья оценивался в 50% от розничной цены. Мы смотрели по зерну и находили максимум 12%. По молоку – аналогично.

Даже если взять цену сельхозпроизводителя в 23 рубля за 1 литр сырого молока, как это было в 2015 году, то после переработки видим увеличение цены до 40 рублей, а до конечного потребителя этот литр доходит уже через торговые сети по цене 70 рублей. Ровно в 3 раза увеличивают цену!

Но неужели можно хоть как-то сравнивать каторжный труд наших животноводов и тех, кто выкладывает молоко на прилавок?

Необходимость принятия этого закона назрела давно!

Четвертый фактор, тормозящий развитие молочного животноводства, – в значительной мере ослабленная кормовая база.  

 Когда мы сегодня смотрим структуру пашни, то мы видим резкое сокращение площади посевов кормовых культур. По однолетним (викогорох, овсяные смеси) площадь сократилась в 4,5 раза. По многолетним – в 3,5 раза. В 14 раз сократились сочные корма в виде кормовой свеклы и так далее.

Понятно, что сокращение поголовья явилось тут одной из предпосылок, но через кормовую базу мы можем обеспечить и обратный процесс – прирост поголовья, использовать соответствующие возможности наших угодий – пашни, сенокосов и пастбищ.

 На вопрос о влиянии кормов на себестоимость литра молока, должен сказать, что Госплемзавод, находящийся в системе Всесоюзного института кормов, где я работал, проводил многолетний эксперимент – круглогодичные стойловое и пастбищное содержание животных. Большой разницы между ними не оказалось, за исключением именно себестоимости и выхода телят – тут пастбищное содержание животных, безусловно, выиграло у стойлового.

Повторюсь, это был многолетний эксперимент, да и ФГУП «Пойма», директор которого сегодня в зале, на практике это подтверждает: на культурных пастбищах с 3,5 тысячи дойного стада он получает отличные результаты по надоям.

Пятое, что необходимо отметить, – вопросы финансового обеспечения.

Уважаемые товарищи, если бы работал закон «О торговле» в плане справедливого распределения прибыли, то нам бы не приходилось так остро ставить вопросы о субсидиях.

Но сегодня нам, конечно, дорога каждая копейка господдержки по молочному животноводству. Мы сегодня знаем субсидии, которые работают на фермера (начинающие фермеры, семейная ферма), знаем и другие – компенсация прямых затрат, субсидии на литр молока с определенной системой, стимулирующей продуктивность и качество молока, знаем инвестиционные кредиты. Всё это является хорошим инструментарием.

Но если вглядеться, то по племенному животноводству средства, выделенные на субсидии, почти в три раза сократились. Когда смотрим сегодня самую главную поддержку – на килограмм молока (ведь не каждый может взять инвестиционный льготный кредит), то и тут мы видим снижение поддержки на 30%.

Конечно, перераспределили эти деньги в угоду кредитования, на развитие дополнительных мест, и это идея в целом правильная. Но поверьте, это не решает проблему, поскольку и прежде было распределено неплохо. Сегодня только заткнули дыры, которые образовались через кредитные системы, – завтра увидим новые.

В этой связи призываю всех задуматься о совершенно другом бюджете поддержки агропромышленного комплекса.

Нам в большой борьбе удалось всем вместе удержать финансирование АПК на уровне 2016 года. И по технике есть сегодня определенная договоренность и уверенность, что мы получим дополнительные 10–13 миллиардов рублей. Но по вопросам развития молочного животноводства просто необходимо из подпрограммы сделать самостоятельную Федеральную целевую программу. Крестьянам самостоятельно накопившихся проблем не решить.

Если же говорить о перспективах в целом, то, по нашим оценкам и оценкам авторитетных экспертов, для того чтобы в российском АПК процессы деградации действительно развернулись в сторону развития, необходимо выделять из федерального бюджета не менее 1 трлн рублей с последующим ростом затрат до 10–15% расходной части бюджета. И это не из ряда вон выходящая цифра. Достаточно взглянуть на уровень финансирования сельского хозяйства в таких странах, как Швеция (посевных площадей значительно меньше, выделяет 6 млрд долларов), Япония (выделяет 64 млрд долларов), а также Китай и Евросоюз (при сопоставимых площадях посевов выделяют 147 и 108 млрд долларов соответственно).

Все эти вложения многократно и быстро окупятся полученными продуктами питания и сырьем для промышленности, новыми рабочими местами, ведь каждое новое рабочее место на селе – это минимум 6 новых рабочих мест в промышленности. Нам удастся восстановить отечественное сельхозмашиностроение и эффективно укрепить материально-техническую базу села, ликвидировать кадровый голод и привлечь в отрасль молодых перспективных специалистов, осуществить широкомасштабное внедрение выдающихся достижений отечественной аграрной науки, обеспечить действительно устойчивое развитие села, восстановить и развивать социальную инфраструктуру наших поселков и деревень, а также многое-многое другое, без чего продовольственная безопасность России так и останется лишь декларацией на бумаге.

И последнее, уважаемые товарищи, – это всё, что связано сегодня с законодательным обеспечением развития молочного животноводства. Здесь, хочу сказать, есть все предпосылки к тому, чтобы эту работу активизировать.

 Мы в Комитете договорились вместе с министром сельского хозяйства и его заместителями, что эту работу будем выводить на новый, достойный уровень. Ведь аграрная отрасль сегодня ярко выделяется на фоне других секторов экономики как лучшая с точки зрения прироста ВВП. В то время, когда вся экономика проседает, АПК дает 3% роста. Это лучший результат. В этой связи и законодательно мы тоже должны этот процесс стимулировать.

У нас назрели вопросы, связанные с настройкой взаимодействия с Евросоюзом, по развитию Таможенного союза, назрели вопросы, связанные с законодательным обеспечением развития племенного животноводства, стандарты требуют актуализации и новых подходов, закон «О ветеринарии» назрел уже очень давно.

Законодательная система должна работать слаженно и четко, поскольку задача по развитию молочного животноводства сравни задачам, поставленным на Майском пленуме 1966 года по мелиорации, по итогам которого всей страной за 15 лет в пять раз увеличили площади мелиорируемых земель.

Мы с вами должны сделать всё для того, чтобы законодательное обеспечение развития молочного животноводства вышло на уровень стимулирования и развития отрасли.

В целом, уважаемые товарищи, сегодня есть уверенность в том, что мы все-таки нащупали верный путь. Мы все нацелены на то, чтобы осуществить-таки импортозамещение не на бумаге, а на деле.

Никто – ни в Министерстве, ни в Комитете, ни на производстве – не заинтересован в бумажных цифрах, в мыльных пузырях. Зная правду, мы сможем выстроить эффективную систему мер, принять верные управленческие решения.

Ведь у нас есть много того, чего нет в других странах. Я говорю и об инженерной мысли, и о природно-ресурсной базе. Нужна лишь политическая воля, действительно государственное решение, а не псевдомодель: "рынок всё  отрегулирует".

У нас одна цель – помогать друг другу, развивать племенное хозяйство, молочное животноводство, животноводство в целом как базовую отрасль, вокруг которой мы сможем возродить нашу деревню. А возродим село, будет тогда богатой наша святая Русь!

 

Владимир Иванович Кашин,

заместитель Председателя ЦК КПРФ,

Председатель Комитета ГД по аграрным вопросам,

академик РАН

 

(Из доклада на заседании

 круглого стола «Приоритетные направления

 законодательного обеспечения развития