Главная       Дисклуб     Наверх  

 

Музей им. Угрюм-Бурчеева.

Искусство на месте познания

В просвещенных странах граждане мечтали о единении искусства и философии. Во времена Перикла, Медичи, Гете люди грезили о таком симбиозе. Ведь возможно же, отчего не помечтать?

Вообразите: музей с картинами, а рядом – дом с философами. Тут – прекрасное и возвышенное, там – знания и ум. И, предаваясь высокому досугу, бродят одухотворенные люди по галереям, а потом заходят в библиотеки.

Всякая столица мира была бы счастлива, если бы в ее центре стояли рядом Институт философии и Музей изобразительных искусств.

Это, конечно, утопия. Разве найдешь место рядом с Лувром или Эрмитажем? Там дворцовая зона, там ларек не построишь, не то что огромный институт.

А Москве повезло.

Бок о бок на Волхонке уже много лет стоят Институт философии и Государственный музей изобразительных искусств им. Пушкина. Это место имеет основания считаться душой города – тут еще напротив имеется храм; хоть и кремовый торт, но всё же храм.

И недреманное око правительства обратилось к этой удивительной точке схода всех надежд.

Нет, не построить новую библиотеку в Институте философии возмечтали радетели земли русской. И не чают они выстроить колоннады для неспешных прогулок мудрецов. И не заинтересовала министров возможность организовать чтения философских лекций в музее изо, художественных выставок в Институте философии или, допустим, совместных семинаров – философов, богословов и искусствоведов. Этакое простенькое мог бы придумать чиновник регионального уровня.

Нет, дерзновенная мысль правительства шла дальше: выселить к чертовой бабушке Институт философии с улицы Волхонки и передать здание ГМИИ – музею нужно развиваться.

Не дворцы же Шилова и Глазунова тревожить, не беспокоить же ведомственный дом на Колымажном. И нашли, что именно мозолит глаз, что недостойно соседства с Храмом Искусств – это философия.

Скоро место, где сидят никчемные очкарики, ликвидируют – занялись делом люди ответственные, которые отгрызают не только пальцы, что им кладут в рот, но и вообще все конечности в округе. Скоро привычная деловая лихорадка охватит деловых людей города – конкурсы проектов, откаты, закопанные под коммуникации миллионы. Какая тут философия, помилуйте.

Данный казус поднимает сугубо философский вопрос – вопрос мимесиса, то есть подражания. Дело в том, что изобразительное искусство вторично по отношению к философии. Платон полагал, например, что искусство суть подражание подражанию, поскольку сам предмет есть уже подражание идее предмета, а искусство есть подражание предмету. И вот в данном случае подражание идее устраняет саму идею.

И это символично.

То, что ГМИИ надо расширяться, обсуждению не подлежит. И учреждение это интеллигентнейшее, и у руля его стоят нынче исключительно порядочные люди. Но не может Музей искусств расширяться за счет сноса философского учреждения – это абсурд. Когда отселили учреждение «Автоэкспорт» из здания, где нынче расположен корпус ГМИИИ с импрессионистами (данное здание, впрочем, для импрессионистов не подходит совершенно – им нужен воздух и свет, а там темно и тесно), – так вот, когда отселяли «Автоэкспорт», социальной беды не случилось. И когда забрали музей Маркса и Энгельса под корпус ГМИИ, беды тоже не произошло. А здесь – беда. Беда именно в противоречии цели и средства.

Вот, скажем, в Пожарском переулке (прежде – Савёловский) для возведения дома с квартирами тогдашнего правительства (Рыжков и пр.) в поздние советские годы снесли детскую больницу. Нужен дом для членов правительства? Нужен. Надо ли такому дому выделить привилегированный участок? Надо! Можно ли отселить учреждение ради такой цели? Можно! Но не детскую больницу! И вот премьер-министр Рыжков – тот самый, который рыдал на закате горбачёвской эры, проживает в доме, возведенном на месте лечебного учреждения для малышей. Хорошо ли ему там плачется?

Так и в случае с закрытием Института философии: не может, не должен Музей изобразительных искусств расширяться за счет сноса Института философии – это нелепость, противоестественная с точки зрения культуры.

Вы на всякий случай запомните, внукам расскажите, что, мол, было такое в Москве, а больше ни в каком городе мира никогда не было: стояли бок о бок Институт философии и Музей изобразительного искусства. Это было уникальное соседство. Я всё думал: как такое возможно в нашем мире? Оказалось, невозможно.

Источник – блог Максима КАНТОРА