Главная       Дисклуб       Наверх   

ЧЕМ ПРОВИНИЛИСЬ ГРЕКИ?..

 

КОРР. «ЭФГ»: Депутат Госдумы И.И. Саввиди прислал в нашу газету письмо:

 «Главному редактору «Экономической и философской газеты»

 Александру Николаевичу Чекалину

 

Уважаемый Александр Николаевич!

Прошу Вас рассмотреть возможность публикации в ближайшем номере «Экономической и философской газеты» статьи под названием «Чем провинились греки?» Ивана Георгиевича Джухи, ученого, публициста и автора книг: «Греческая операция», «Спецэшелоны идут на восток» – в рамках проекта «Греческий мартиролог» (история репрессий против греков в СССР), проходящего под эгидой Ассоциации греческих общественных объединений России.

Иван Игнатьевич САВВИДИ,

координатор САЕ (Совет греков зарубежья) «Периферии

стран бывшего СССР», президент Ассоциации греческих

общественных объединений России, депутат Государственной Думы РФ»

 

Редакция с пониманием отнеслась к этой просьбе. Но есть и другая причина пойти навстречу депутату – слишком уж много конъюнктурщины наличествовало, начиная с хрущёвских деяний, при принятии переоценочных – в отношении к сталинской эпохе – указов и т.п. Особенно этим отличалась политика во времена Горбачёва. Скажем, за осуждение советско-германского договора о ненападении 1939 года (и пресловутых, никем до сих пор не обнаруженных дополнительных протоколов к нему Молотова – Риббентропа) первыми на съездах поднимали руки в то время тайные, а потом откровенные противники советской государственности, советской власти, а в конечном счёте христианской справедливости. Поэтому упомянутые указы, постановления выглядят в значительной степени дефективными. Скоро ли в России появятся новые исследователи, которые смогли бы, не поддаваясь эмоциям (подобно современному русскому гению А.С. Шушарину, его пятитомной «Полилогии…» – о революционной теории современного мира), представить нам действительные, а не искажённые процессы в прошлой и ныне текущей жизни?

 

С древнейших времен греков и Россию связывали самые прочные узы, покоившиеся не только на единстве веры, но зачастую и на общности геополитических интересов. Греческая культура и искусство оказали огромное влияние на русский народ.

Испокон веков тысячи греков заселяли юг России, они верой и правдой служили российскому государству, а первый президент независимой Греции Иоаннис Каподистрия долгое время являлся министром иностранных дел России. Россия первая пришла на помощь греческим патриотам, восставшим против турецкого ига. Искра самой греческой революции 1821 года зародилась в России, ее восторженно приветствовали передовые русские умы. Не последним в хоре, воспевшем эту героическую эпопею эллинов, был голос Александра Пушкина.

Всё это, увы, не было принято в расчет теми, кто в 1930–1940 гг. задумывал и осуществлял репрессии против греческого народа СССР.

Первой в их череде стала греческая операция НКВД. Старт ей положила директива № 50215 от 11 декабря 1937 года за подписью Н. Ежова (рассекречена по запросу автора и президента Ассоциации греческих общественных объединений РФ И.И. Саввиди Центральным архивом ФСБ 12 апреля 2006 г.). Текст директивы удивительным образом напоминает предыдущую «национальную» директиву НКВД о начале латышской операции (от 30 ноября 1937 г.). Та, в свою очередь, – финскую, эстонскую, румынскую…

Так вот, едва директива № 50215 поступила на места, в управлениях и отделениях НКВД принялись составлять списки греков, фамилии которых вскоре впишут в ордера на арест. На эту подготовительную часть работы отводилось три дня.

На следующий день – 12 декабря 1937 года 99,9% граждан СССР, в том числе и греки, посетили избирательные участки, отдав свои голоса за лучших сынов Отчизны. Депутатами стали греки И. Папанин, П. Ангелина, В. Коккинаки.

Настало 15 декабря. Вал арестов прошелся по Грузии, Крыму, Донецкой и Одесской областям Украины, Краснодарскому краю, Азербайджану. В первую же ночь были арестованы сотни греков. В Харькове, к примеру, среди свыше 30 греков арестовали Константина Челпана – главного конструктора двигателя танка Т-34, совсем недавно удостоенного ордена Ленина.

Всего за десять дней по Советскому Союзу арестовали около 8000 греков. То есть брали по 800 человек за сутки.

Греческая операция, только на один-два дня переходя в «тлеющий режим», продолжалась до конца 1937 года. В первый день 1938 года десятки новых греческих «контрреволюционеров и заговорщиков» были, как изъяснялись сами чекисты, «изъяты» прямо из-за праздничных столов во многих станицах Северского, Абинского, Крымского районов Краснодарского края.

На допросах грекам предлагали признания на выбор: они либо шпионы, либо контрреволюционеры; либо и то и другое вместе. Тут каждый арестованный вел себя в соответствии со своим пониманием ситуации. Вариантов было не много.

Наиболее образованная часть греков проживала в крупных городах – Москве, Ленинграде, Ростове-на-Дону, Харькове, Краснодаре, Баку, Тбилиси, Одессе, Донецке, Батуми, Мариуполе, Симферополе. Врачи, инженеры, писатели, актеры, военачальники первыми попали под репрессии. Так, в Цалкинском греческом педтехникуме Грузии из пяти учителей-греков арестовали четверых. В Мариупольском и Нижнебаканском греческих техникумах (Краснодарский край) всех преподавателей арестовали, а затем расстреляли.

«Контрреволюционная деятельность» греков проявлялась в самых разных формах и зависела от находчивости и фантазии следователей.

Илью Конопа, например, обвинили в «ведении работы, направленной на срыв национальной политики партии», что в полной мере и проявилось в обвинении: «путем внедрения чуждого языка трудящимся массам Советского Союза, завезенного из Греции».

НКВД вскрыл мифические контрреволюционные организации в Ростове-на-Дону, Мариуполе, Баку, Краснодаре. Получалось, что к восстанию готовились в каждом греческом селе Приазовья!

Задачу, непосильную даже тремстам спартанцам во главе с царем Леонидом, должны были решить сорок пять греков в Ашхабаде. В туркменской столице арестовали всё греческое население – от подростков до стариков – 45 человек. Эта «греческая повстанческая организация» ставила своей целью свержение советской власти в Ашхабаде. Согласно данным местного НКВД, греки должны были поднять восстание против регулярных войск Красной армии, дислоцировавшихся в туркменской столице. Как вскрыли следователи Кузнецов и Баланда, греки готовились скупить в магазине «Динамо» всё охотничье и мелкокалиберное оружие и напасть на милицию. Овладев милицейскими винтовками и револьверами, ашхабадские греки должны были напасть на стрелковую дивизию (численность до 10 тысяч человек), дислоцированную в городе, и местные войска НКВД. После уничтожения дивизии уже ничего не могло помешать им установить в отдельно взятом городе греческую республику.

Если бы грекам удалось осуществить хотя бы половину задуманного, то в СССР образовалось бы не менее 50 греческих республик.

Греческая операция продолжалась до марта 1938 года (отдельные аресты продолжались до осени). В течение трех с небольшим месяцев по всей территории Советского Союза было арестовано более 20 тысяч человек. Свыше 93% их них были расстреляны. Греческая операция оказалась самой кровавой из всех проведенных против инонациональностей в СССР.

О том, как реализовывалась операция по грекам, можно судить по признаниям бывшего заместителя УНКВД по Сталинской (Донецкой) области Г. Загорского-Зарицкого: «Для проведения операции по грекам Леплевский (нарком внутренних дел УССР) передал установку арестовать во что бы то ни стало 5000 человек независимо от наличия компрометирующих материалов на них» (Арх. временного хранения документов УСБУ в Донецкой области. Арх.-след. дело 16247-2Ф. Л. 51–52).

Сегодня все обвиненные по 58-й (в РСФСР и Грузии – по 58-й, в Азербайджане – по 72-й, на Украине – по 54-й), а затем расстрелянные или сосланные в лагеря, реабилитированы: то есть ни один из них не был ни шпионом, ни контрреволюционером!

Та же картина – в Краснодарском крае, где был «раскрыт заговор греческий контрреволюционной националистической, диверсионно-шпионской и террористической организации». Все расстрелянные по нему признаны невиновными и реабилитированы (Решение Военного трибунала Северо-Кавказского ВО от 16.09.57 г.).

Одним из результатов греческой операции стало закрытие в СССР всех (!) национальных греческих школ, редакций, издательств, театров. Прекратили существование Мариупольский, Сухумский греческие педтехникумы. Был ликвидирован национальный Греческий район на Кубани.

Греческая операция носила «мужской» характер. На 90 процентов «изъяты» были мужчины в возрасте от 20 до 55 лет, то есть детородного возраста.

На этом беды греческого народа не завершились. Он и дальше разделил горькую участь советского народа, выпавшую тому в эпоху сталинизма.

В 1940-е гг. греки трижды подвергались массовым насильственным депортациям из мест исторического проживания в Казахстан, Среднюю Азию, Урал и в Сибирь. Общая численность депортированных составляет свыше 60 тысяч человек. Эта сумма складывается из результатов трех депортационных волн:

1942 г. – 8000 человек из Краснодарского края, Ростовской области и Азербайджана;

1944 г. – 15000 человек из Крыма;

1949 г. – 37500 человек с Черноморского побережья Кавказа, из Азербайджана, Одесской и Измаильской областей Украины.

Документы, на основании которых проводилось выселение (в годы войны, в 1942 и 1944 гг., это были постановления Государственного комитета обороны) не содержали никаких обвинений в преступной деятельности греков. Они по-прежнему оставались нелояльным народом.

Попытки обнаружить хоть какие-то практические проявления нелояльности греков в 1940-е гг. также не приводят исследователей к открытиям.

Если согласиться, к примеру, что депортация 1942 года из Краснодарского края была эвакуацией мирного населения, то надо признать избирательность такой заботы. Основное население – русских, украинцев никто и не думал спасать от наступающих немцев. А потому поверить в искренность власти, что она греков «спасала», не получается при всем желании.

То же можно сказать и о депортации греков из Крыма. Мы вновь имеем дело с ярко выраженной избирательностью наказания за коллаборационизм (коллаборационизм от фр. collaboration – сотрудничество) в юридической трактовке международного права – осознанное и добровольное сотрудничество с врагом в его интересах и во вред своему государству. Впрочем, даже Л. Берия в своей аналитической записке на имя Сталина о необходимости депортации ни одного факта сотрудничества греков с немцами в годы оккупации Крыма не привел.

Греков направляли на вечное спецпоселение в Казахстан, Узбекистан, на Урал, в Красноярский край и Кемеровскую область. Как и другие депортированные народы, они не имели право покинуть район расселения в радиусе 5 километров. Ежемесячно они обязаны были отмечаться в спецкомендатурах НКВД-МГБ. Согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 26 ноября 1948 года, за побег с места поселения спецпоселенцам грозили 20 лет каторжных работ.

О надуманности обвинений в нелояльности, неблагонадежности и прочих грехах свидетельствует то, что все выселенные по национальному признаку впоследствии были реабилитированы.

До сих пор никто всерьез не подсчитал материальный ущерб, нанесенный грекам насильственными переселениями. (Жизнь спецпоселенцев в непривычных природно-климатических условиях, зачастую при отсутствии самого необходимого для выживания, – тема отдельного разговора.)

Греки не предъявляют к государству материальных претензий. Как говорят футболисты, заиграно. Гораздо больше их мучает неснятое обвинение в неблагонадежности греческого народа. И хотя жестокость и необоснованность санкций в отношении народов СССР осуждены Верховным Советом СССР в принятой им Декларации от 14 ноября 1989 года «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав», специального указа по грекам до сих порт нет.

Такие указы о реабилитации других народов СССР, подвергшихся насильственной депортации, имеются. Парадокс – но факт: все депортированные греки реабилитированы персонально, а народ в целом – нет!

 

Иван Георгиевич ДЖУХА,

ученый, публицист