Главная       Дисклуб     Наверх  

  

  

Отклики наших читателей

 

ТЮМЕНЬ – МОЯ МАЛАЯ РОДИНА

 

Прочитав на сайте «Экономической и философской газеты» (№ 4 от 16.02.2016) статью моего земляка Ивана Ивановича Радостева «Не затерялась еще деревня на карте России. Воспоминания земледельца», решил поделиться с вами исследованиями и о своей деревне под интересным названием «Тюмень».

 

В 12 километрах от села Юсьва – районного центра Коми-Пермяцкого округа, в стороне от важных дорог и ближе к глухим лесам, расположилась в далекие-далекие времена деревушка с удивительным названием Тюмень. С тюркского языка оно обозначает «10 тысяч». Расположилась она на небольшой речке с таким же звучным и красивым названием Тулемьянка, в 1906 году непонятно для чего и кем переименованную в Сивашорку («речка (шорка) Сива»).

Когда появилась моя деревня, сказать сейчас уже, наверно, никто не сможет. Но можно предположить: город Чингис-Тура (первое слово – это имя Чингисхана, а Тура – это с татарского «город») был переименован в город Тюмень (ныне столица Тюменской области) в 1586 году. Он также стоит на реке Тулемьянка, из чего можно предположить, что несогласные с чем-то люди после указанного выше года сбежали в наши края и построили мою деревню, с названием ее и реки мудрить не стали, по привычке и любви к прежним местам назвали деревню «Тюмень», а реку – «Тулемьянка». Ну, а самый древний уроженец моей деревни, о котором мне известно, – это мой пра-пра-пра-прадед – крестьянин Истомин Осип, 1790 года рождения. Вот таким образом в промежутке этого 200-летнего периода среди коми-пермяцких деревень Квать-Чунь (Шестой Палец), Лом Йыв (Верхний Лом) и еще многих других и появилась моя деревня с татарским названием и татарскими же фамилиями Мансуров и Туляев.

В начале ХХ века, по данным переписи населения 1909 года, деревня Тюмень была самой многочисленной в Мелюхинском сельском совете. В 48 дворах проживало 260 человек (для сравнения: в самом Мелюхино было всего 16 дворов и 95 жителей). Все жители были крестьянами, за исключением двух солдаток. По церковным же книгам Свято-Владимирской церкви, располагавшейся в селе Мелюхино, 15 июня 1855 года родилась Ольга, дочка у Любимовых: Григория Ивановича и Марии Прокопьевны, которые являлись служащими графини Натальи Строгановой. Вот и весь контингент жителей моей деревни по социальному статусу.

Первая мировая война, революция, а затем и гражданская война большой отпечаток на нашу деревню не отложили, хотя мне известно, что многие жители и нашей деревни в них участвовали (например, старший брат моего деда Истомин Иван Павлович являлся участником всех трех войн, одна из которых гражданская). Данное утверждение исходит из переписи населения 1929 года, где видно, что моя деревня выросла еще на один двор и численность жителей не изменилась.

Сполна хлебнула горя моя деревня во Вторую мировую войну. На данный момент установлено, что 44 молодых и здоровых мужчин полегли на полях сражений, многие пропали без вести. И только 19 человек вернулись гордыми победителями с этой кровавой бойни, но не все здоровыми. Хотя утверждать, что это заключительная цифра, сегодня никто не может, ранее этим никто не занимался, а сейчас спросить уже не у кого. Несложно подсчитать, сколько осталось вдов и матерей, сколько детей, которые выросли без отца в эти тяжелые послевоенные годы.

Бывшие жители деревни гордятся победами своих отцов и дедов, но и на трудовом фронте также были свои герои. Добросовестно трудились они на полях и лугах, в животноводстве и в лесу во благо страны. За высокие показатели в животноводстве многими медалями и орденом Трудового Красного Знамени была награждена Мансурова Нина Ивановна. В 2008 году она занесена в окружную Книгу почета «Гордость Пармы».

Многие земляки занимали руководящие посты в партийных и административных органах, да и сейчас продолжают трудиться. Девять человек из бывших жителей получили высшее образование. Из их числа – Щербинин Константин Ефимович, в 1969 году он защитил диссертацию и стал кандидатом экономических наук, после чего 20 лет преподавал и был деканом кафедры экономики Красноярского университета.

Различные времена переживала наша деревня вместе с нашей страной. В 1974 году в ней родился последний ребенок, а в 1985 году в ней отпраздновали последнюю свадьбу. Совсем плачевную картину она переживает в последние годы. В 2010 году Ошмарин Владимир Тимофеевич похоронил свою жену и сейчас в 67-летнем возрасте проживает один в брошенной всеми деревне. Правда, летом еще бывают дачники из Юсьвы и Кудымкара, но зимой он живет один. Ну а пока живет наш почетный житель, живет и моя деревня.

Власти по мере возможности чистят зимой дороги, ремонтируют мосты, устанавливают таксофоны. Очень хочется, чтобы не умирала моя деревня. Но что-либо сделать мы бессильны, кроме того как пожелать здоровья и долголетия последнему нашему жителю. Этого же хочется пожелать и нашим долгожителям, проживающим сейчас в соседних деревнях: Мелюхину Григорию Яковлевичу, 2 февраля 2016 года отметившему свой 85-летний юбилей, Котельниковой Анне Матвеевне, 29 января 2016 года отметившей 92-ю годовщину, и Мансуровой Зое Степановне, 7 сентября 2015 года отметившей свое 88-летие.

Прожив полвека, с большим трепетом и любовью всегда произносил название своей деревни. В большинстве случаев ожидаемо видел удивленные глаза собеседников и, опережая, отвечал: «Да, есть такая деревня». Начиная со студенческой скамьи, очень часто использовал свое место рождения во время учебы. И еще был случай во время командировки в город Тюмень, когда мы группой пошли в драматический театр. В кассе театра старшему нашей группы ответили, что билетов нет. Тогда я решил попытать счастье и, подойдя к кассе, показал свой паспорт. Кассирша пригласила всех своих коллег, кто был рядом, и они с удивлением смотрели то на меня, то на мой паспорт. И нам дали шесть билетов на спектакль.

 

Иван Степанович Истомин,

местный краевед

 

Кудымкар, Коми-Пермяцкий округ

 

Комментарии историка:

1. Город Тюмень в ранние времена Сибирского царства носил название не Чингис-Тура, а Чимги-тура, что в древние времена, на наш взгляд, может означать город «бога Солнца», от «Мга», диалект «Нга» – бог, у энцев и нганасан, древних жителей Сибири, оттесненных на Север Сибири, и «Чи» (также «чипай»), в языке белокурой мордвы-эрзя в Поволжье. Никакого отношения к великому завоевателю Средней Азии он не имеет. К тому же, как сообщает академик РАН Герхард Ф. Миллер, во времена Чингисхана Тюмени еще не существовало. Кстати, «тура» – город или укрепленное место не только в языке татар, такое же значение оно имеет и у бухарцев. Именно из рода бухарского хана и был последний царь Сибирского царства шибанид Кучум, далекий потомок Чингисхана.

2. Населенные пункты с названием «Тюмень» имеются и в других регионах России, например в Кабардино-Балкарии. Ясно, что балкарцы никак не могли дать такое название северной деревне в Прикамье, скорее наоборот: пермяки дали такое название поселению на Кавказе в древности.

3. «Сивашорка» переводится как «речка Сива» («шорка» – небольшая речка, разливающаяся весной в половодье). На территории бывшего Пермяцкого края, разделенного на несколько административных образований в составе Пермской губернии еще во времена царизма, протекают, по крайней мере, две большие реки с названием «Сива». Одна течет на западе современного Пермского края (Сивинский район) и впадает в реку Обва, правый приток Камы. Другая река Сива, с притоком реки Вотка, давшей название городу Воткинску, протекает в восточной части Республики Удмуртии и сама впадает в Каму, тоже справа. Эта часть Пермяцкого края, как и бассейн реки Чепцы с городом Глазовым, была включена в состав республики в начале 20-х годов прошлого столетия, при образовании Удмуртии.

Бассейн реки Чепцы вместе с бассейнами рек Иньвы и Обвы входили в Арскую землю, упоминаемую еще во время Ивана Грозного, после взятия им Казани. Не случайно в орнаменте пермяков изображается свастика. Свастика в ромбе – родовой знак (пас) и моего рода Ермаковых по линии матери (девичья фамилия бабушки). Свастика обнаружена во многих местах края, включая деревню Федоровка, расположенную недалеко от того же райцентра Юсьва, также и возле Сивы – райцентра нынешнего Пермского края, расположенного на реке Сива, притоке реки Обвы. Кстати, город Глазов являлся своеобразным центром этой земли и во времена царизма. Не случайно рекрутов на царскую службу из Пермяцкого края в Прикамье собирали именно в Глазове, а не в Перми.

Возле села Юсьва, на крутой возвышенности которого в древности находилось городище (кар) Гырчаково («лаврятский» этап родановской археологической культуры, существовавшей в Верхнем Прикамье с IX до XV века), разрушенное в конце XII века, а также возле упоминаемого в статье села Мелюхино протекает река с таким же названием – Юсьва. Распространено мнение пермяков о том, что название реки (и села) переводится как «Лебединая (юсь) река (ва)». Лебедь – символ древнего бога пермяков Ена (ср. с названием реки Енисей в Сибири). Но, на мой взгляд, название реки означает «река Сива» от «ю», у тех же пермяков и у некоторых остяков (хантов) Оби. Отсюда и ее приток Сивашорка возле деревни Тюмень. «Шор» – еще одно обозначение реки, которая шире «шорки», но меньше (реки) «ва», в языке пермяков.

У удмуртов, взявших за основу своего литературного языка язык пермяков бассейна Чепцы, такая река называется «шур». «Удмурт», в свою очередь, означает «нижний человек», от «ута» у пермяков (диалект «уда») и «мурт» удмуртов («морт», у пермяков). «Нижние» и «верховые» люди – такое деление сохранилось у марийцев и чуваш. В языке последних такое деление обозначается буквами «У» и «О». Не случайно и разница в диалектах пермяков, говорящих на «О» (жители возвышенности и Уральских гор), и у удмуртов, говорящих на «У» (жители Нижней Камы и ее правых притоков).

Южные удмурты – это те самые чуваши (они же и древние булгары, по сведениям В.Н. Татищева), которые жили на правобережье Камы (западнее бассейна реки Сивы с Воткой), от района Ижевска до устья реки Вятки (территория современной Удмуртии). Не случайно эту территорию во времена того же Ивана Грозного, согласно «Казанской летописи», называли «Чувашской дорогой», по которой царь Иван Грозный отправил войско для покорения проживавшего там народа.

4. Версия автора о переселении жителей деревни из Сибири на территорию Пермяцкого края ошибочна. Наоборот, часть древних жителей деревни Тюмень могла переселиться в Сибирь в одном из четырех потоков переселенцев. Первый поток – в начале отмеченной выше родановской археологической культуры IX–XV веков, когда данная культура распространилась в начале II тысячелетия до Средней Оби, включая и бассейн Среднего Иртыша с его притоками.

Второе переселение могло произойти в конце XIV века, когда Стефан Пермский начал крестить Пермскую землю в христианство. Третье переселение в Сибирское царство могло произойти в конце XV века, после того как московское войско во главе с Федором Пестрым в 1472 году завоевало Пермь Великую. Именно в это время многие пермяки переселились на Иртыш и Обь, унеся и своих идолов вместе с самым главным.

Четвертое переселение в Сибирь было после завоевания Сибирского царства Кучума войском Ермака в 80-х годах XVI века. Именно тогда, на рубеже XVI–XVII веков, и были основаны города-крепости: Тюмень (1595 год, на месте уже существовавшего, по сообщению упомянутого выше историка Г.Ф. Миллера, поселения Тюмень), Тобольск, Березов и Сургут на Средней Оби, затем Обдорск в низовьях Оби («дор» – край, у пермяков, переводится как «край Оби»; кстати, среди жителей на реках Вах и Таз встречаются пермяцкие фамилии, в частности Ермаковы, княжеский род), а также Тара и Омск на Среднем Иртыше.

5. Фамилии Мансуров и Туляев не могут быть татарскими, так как носители этих фамилий, проживающие в других селах и деревнях Коми-Пермяцкого округа, считают себя коренными и чистокровными пермяками (этноним «коми-пермяки» с апреля 1925 года). И название речки – «Тулемьянка» как раз и свидетельствует о названии ее по одной из фамилий жителей деревни – Туляевы.

Также по этой фамилии пермяков-остяков, на наш взгляд, имеет свое название и левый приток Камы – река Тулва, в устье которой находится город Оса (другое старое название – Осса). В бассейне этой и соседних рек, в частности Сылвы и Мулянки, в древности проживали «остяки», центр княжества которых в XVI веке был в Кунгуре, на реке Сылве (ныне город и районный центр). В устье реки Мулянки, возле современной Перми, находилось их капище, на котором стояло священное дерево – огромная ель (кора на дереве – серого цвета, и остяки имеют русый волос) и приносились жертвы. Трифон Вятский, креститель остяков, три дня рубил это священное дерево. Стефан Пермский, в свою очередь, также три дня рубил огромную березу на святилище северных пермяков на реке Вымь. Береза (кора белого цвета) – священное дерево марийцев, из которых «горные марийцы» являются белокурыми.

 

Александр Иванович Четин,

историк-исследователь

 

 Пермь – Кудымкар