Главная       Дисклуб     Наверх   

 

ХОТЯ БЫ ОДНО ЛИЦО

«Единая Россия» напринимала столько антиконституционных законов, которые ухудшают положение трудящихся, что, действительно, впору менять Конституцию. Например, новый Жилищный кодекс, позволяющий выселять людей из квартир, с программой ТСЖ и заочным голосованием, открывающим широкую дорогу всевозможным мошенникам. Это новый Трудовой кодекс, облегчающий увольнения. Это Земельный кодекс, ограничивающий свободу передвижения. Это закон о пенсиях, урезающий пенсии. Наконец, это знаменитая монетизация льгот.

Но, как бы я плохо ни относился к журналистской публике, есть еще один закон, который без всяких проблем позволяет заткнуть рот кому угодно. Что-то вроде закона о том, что нельзя оскорблять президента.

Есть уголовная 129-я статья, по которой человека, распространяющего заведомо ложные факты о ком-либо, можно приговорить к солидному штрафу, а если этих денег нет – к году принудительных работ. Если же ответчик не знал, что факты, им распространяемые, ложны, он освобождается от ответственности.

А вот в ст. 152 Гражданского процессуального кодекса РФ слово «заведомо» отсутствует. Журналист (вообще любое лицо), который распространяет порочащие и не соответствующие действительности факты о ком-либо, приговаривается к штрафу до полумиллиона рублей. Постановление пленума Верховного суда РФ № 3 от 24 февраля 2005 г. «О судебной практике по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации граждан и юридических лиц» разъясняет данную статью.

«Под распространением сведений, – значится в Постановлении, – порочащих честь, достоинство граждан или деловую репутацию, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах или других СМИ, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщения в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не будет признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем, чтобы они не стали известны третьим лицам».

То есть если сосед подает иск в суд на соседа, что тот ругался в его адрес и при этом кто-либо это услышал, то судья ругавшегося соседа оштрафует согласно действующему законодательству. В лицо-то можно мошенника материть, но только отведя его да-а-леко в сторону, с глазу на глаз!

Пленум не позаботился уточнить, требуется ли доказательство того, что хотя бы одно лицо слышало краем уха, как ругали того или иного мошенника. Если хоть одно лицо заявит в суде, что слышало, – хана. Пленум не позаботился уточнить, что является распространением: то, что хоть одно лицо слышало ругательство, или что это хоть одно лицо взяло да без согласия ругателя данное ругательство тиснуло в газету. Представьте, прихожу к редактору какой-нибудь газеты, говорю: мол, такой-то депутат – сволочь. Редактор тут же мои слова – на верстку, и пошла масть!

Разумеется, данное Постановление исключает любую критику в адрес руководства, исключает обличение в печати каких-либо мошенников, если их мошенничество трудно установить. И естественно, ликвидирует пресловутую свободу слова в принципе. Если до 2005 года свобода слова существовала хотя бы для узкого социального слоя журналистов, то Постановление пленума Верховного суда РФ кладет конец и этому безобразию. С какой бы антипатией я ни относился к Немцову, но судилище над ним – показательный процесс. Прибавьте к этому суд на Лимоновым, суд над журналистом, «опорочившим честь, достоинство и деловую репутацию» РПЦ, за что последнему влепили штраф 100 тыс. рублей.

Сталин не был юристом. Если бы он был юристом, ему бы не понадобилось никаких «троек». Скажем, написал гражданин Мандельштам стихотворение: «Мы живем, под собою не чуя страны, наши речи за десять шагов не слышны, а как хватит на полразговорца, так помянут кремлевского горца. Его толстые пальцы, как черви, жирны, а слова, как пудовые гири, верны, как подковы кует за указом указ, кому в лоб, кому в бровь, кому в пах, кому в глаз, тараканьи смеются усища, и сияют его голенища… А вокруг него сброд тонкошеих вождей, он играет услугами полулюдей… что ни казнь у него – то малина, и широкая грудь осетина» – и в ходе обыска не позаботился о конфиденциальности.

В свою очередь, гражданин Сталин садится и в три секунды катает исковое заявление: «Гражданин Мандельштам О.Э. опорочил мою честь, достоинство и деловую репутацию в следующих выражениях: 1) что я кую указы в лоб, в пах, в бровь и в глаз, 2) что мои пальцы, как черви, жирны, 3) что у меня тараканьи усища, 4) что я играю услугами полулюдей, 5) что я бабачу и тычу, 6) что у меня казнь – малина». И т.п. Поскольку поиск свидетелей как сегодня, так и в то время весьма и весьма затруднен, то суд, согласно действующему законодательству, без колебаний вынесет решение: оштрафовать гражданина Мандельштама О.Э. тыщ на сто. Да еще разжигание национальной розни присудит. А если таковых денег у ответчика не найдется, судебные приставы опишут имущество, и загремит Осип Эмильевич на принудительные работы без всяких рассуждений о репрессиях…

Или: «…т. Бухарин не позаботился о конфиденциальности, не принял достаточных мер…».

Евгений Онегин, согласно действующему российскому законодательству, тоже вправе был послать телегу в суд: «Мои соседи порочат мою честь, достоинство и деловую репутацию в следующих выражениях: 1) что я фармазон, 2) что я пью красное вино стаканом, 3) что я дамам к ручке не подхожу…». Сам Александр Сергеевич не избежал бы принудительных работ после строчек: «В Академии наук заседает князь Дундук. Отчего же выпадает Дундуку такая честь? Отчего он заседает? Оттого, что ж… есть».

Теперь опасайтесь рассказывать в кругу друзей анекдоты – это даже больше, чем одному лицу, это явное распространение, это дело подсудное. Скоро появится еще какое-нибудь разъяснение Верхсуда, что глядеть в глаза должностным лицам прямо нельзя, а можно только потупившись в землю. Зато какой прогресс! Раньше журналистов просто убивали, а нынче – с полной политкорректностью.

 

Борис Ихлов