Главная       Дисклуб       Наверх       Что нового?  

 

Украина – любовь моя!

 

1 апреля исполнилось 9 лет со дня вступления в силу Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной.

Состояние российско-украинских отношений и выполнение обязательств по Договору обсуждались на Парламентских слушаниях в Государственной думе 1 апреля 2008 года.

В проекте рекомендаций Парламентских слушаний предусмотрены разные варианты решений: предложить МИД РФ приступить к консультациям с МИД Украины относительно практики выполнения ряда статей Договора; провести с украинской стороной переговоры по изменению дополнений Договора на основе имеющегося опыта его исполнения; возможность продления действия Договора на очередной срок только при условии одновременной пролонгации Соглашения между российской стороной и Украиной о Черноморском флоте на последующие 20 лет на прежних условиях; в случае присоединения Украины к НАТО уведомить Украину о выходе Российской Федерации из Договора. Какое из этих решений будет принято, зависит от политической воли правительств двух стран.

 

Выступления политических и общественных деятелей России и Украины на Парламентских слушаниях

 

Николай Янович Азаров, член политсовета «Партии регионов Украины»: Крупнейшая в Верховной Раде Украины фракция Партии регионов, да и подавляющее большинство народных депутатов Украины, вне зависимости от фракционной принадлежности, убеждены, что Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной – это прочная основа наших межгосударственных отношений, не подверженная политической инфляции и не подлежащая ревизии. Поэтому, по нашему убеждению, «Большой Договор», как его называют, не только подлежит пролонгации, но и требует наращивания инструментария, механизмов, эффективности реализации…

Мы с вами хорошо знаем линии напряжения в российско-украинских отношениях: и те, которые существуют объективно, и те, которые привносят политики, притом политики не только российские и украинские. Но у нас нет ни одного антагонистического противоречия. Напротив, есть неразрывная логика общей истории, общей географии, общей духовности, общих перспектив.

В историческом измерении сегодняшние противоречия не более чем этап, который, убежден, мы сумеем с честью пройти…

Что такое попытки втянуть Украину в НАТО? Это авантюра, которой украинский парламент поставил барьер. Наша позиция однозначная, демократичная и незыблемая: вступление или невступление Украины в любой военно-политический союз возможно только по воле народа, на основе всенародного референдума.

Используя точку отсчета, обозначенную необходимостью пролонгации Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве, хотел бы поставить риторический вопрос: что мы намерены делать в двусторонних отношениях? Терять или приобретать?

Общественное мнение в Украине дает на этот вопрос однозначный ответ. По данным социологического опроса, проведенного общественной организацией «Украинский форум» в феврале текущего года, 71,1% респондентов готовы лично поддержать гражданские инициативы, направленные на развитие украинско-российских отношений… Сегодня непреложный факт заключается в том, что Российская Федерация – ведущий, стратегический экономический партнер Украины. Доля России во внешнем товарообороте Украины наибольшая по сравнению с другими странами мира. Доля Украины в российском экспорте в страны СНГ в прошлом году составляла 35,4%, а в импорте из стран СНГ – 41,3%.

В то же время доля торговли с Российской Федерацией во внешнеторговом обороте Украины уменьшилась с 38,5% в 1998 году до 28% в прошлом году. И это при большом объеме чувствительных и критических для наших экономик позиций во взаимной торговле!

С момента распада СССР наши экономики, связанные пуповиной единых, как говорилось, народнохозяйственных балансов, вместе драматически теряли потенциал и порознь пытались его восстановить и модернизировать.

Это неправильно. Неразумно и расточительно. Интеграционный потенциал, который страны Запада кропотливо формировали десятилетиями, мы в одночасье девальвировали.

Можно ли считать разумным, оправданным, что сокращается украинско-российское сотрудничество в оборонной сфере, в космической отрасли, в авиастроении, в области высоких технологий?

Можно ли аплодировать тому, что Россия строит трубопроводы в обход Украины, а Украина ищет альтернативные источники энергоресурсов?

Можно ли бесстрастно констатировать, что в Украине и России в активную экономическую деятельность, и притом на командных позициях, вступает поколение, не знающее всего масштаба нашего кооперационного, интеграционного потенциала, а рассматривающее двусторонние отношения как достаточно рискованный фактор развития?

Если говорить откровенно, с 1991 года между нами не состоялось ни одного масштабного межгосударственного экономического, социального или гуманитарного проекта.

Мы можем совместно выпускать лучшие в мире транспортные и пассажирские среднемагистральные самолеты. А в итоге конкуренты рукоплещут нашим недоразумениям.

Мы, начиная с 2004 года, могли уже строить мощнейшие современные трансконтинентальные транспортные коридоры: Одесса – Санкт-Петербург и Чоп – Владивосток. А вместо этого строим планы «диверсификации» транзита.

Наши блестящие программисты работают для американских, израильских, индийских компаний, у которых мы покупаем программное обеспечение. Нашу интеллектуальную собственность перехватывают на пути к патентованию, а то и просто воруют и используют нелегально, а мы не можем объединить усилия для защиты наших прорывных научных и технологических разработок.

Всё это происходит потому, что внятной, последовательной, защищенной от амбиций и конъюнктуры политики в сфере IТ-технологий, инновационной деятельности у нас попросту нет…

Сформированная модель входа Украины и России в систему мирового хозяйства не отвечает современным требованиям и поддерживает ориентацию производителей на цену, а не на технологический уровень производства или качественные характеристики товара.

Присутствие Украины, как, впрочем, и России, на внешних рынках преимущественно в низко- и средне-технологических секторах увеличивает зависимость экономического развития от конъюнктурных колебаний и жесткой ценовой борьбы на внешних рынках.

Это также усиливает неустойчивость экономики к внешним ценовым шокам, вымывает средства, поскольку меньше инновационного импорта можно приобрести за единицу низкотехнологичного экспорта.

Поэтому нужно продолжить реализацию интеграционных договоренностей со странами-участниками проекта ЕЭП, что открывает для Украины новые перспективы и возможности повышения конкурентоспособности…

А во что мы сегодня инвестируем капиталы? За 2007 год прямые инвестиции из Российской Федерации в экономику Украины составили 1,46 миллиарда долларов США. Четыре пятых инвестированы в финансовую деятельность, производство кокса и нефтепереработку, оптовую торговлю, операции с недвижимостью и строительство. Украинские инвестиции в экономику РФ на порядок меньше – 148,6 миллиона долларов. Сферы инвестирования: операции с недвижимостью, торговля, финансовая деятельность и немного машиностроение. Это притом, что в Украине, например, в 2007 году наивысшие темпы роста за последние 4 года продемонстрировало машиностроение – 28,6%.

В связи с этим я хотел бы выдвинуть один принципиальный тезис.

Сегодня наши экономики прочно завязаны на сырьевой базе. И нельзя отрицать стратегического значения отношений в сфере добычи, транспортировки и переработки сырьевых ресурсов. Но эти отношения далеко не безоблачны и не бесконечны.

Украина обречена жестко и тотально внедрять энергоэффективность экономики, то есть сокращать импорт энергоносителей из России. Да и вообще, в свете очевидной исчерпываемости в 30-летней перспективе углеводородного сырья, экономические связи на основе сырьевого передела следует рассматривать не как «вечный двигатель», а как ограниченный по времени ресурс для ускоренного перевода национальных экономик на более высокие уклады.

Поэтому я убежден, что успешное, долгосрочное будущее украинско-российских экономических связей – за консорциумами в сфере высоких технологий: в авиакосмической отрасли, материаловедении, нанотехнологиях, медицине и биотехнологиях.

Даже ярые противники проекта Единого экономического пространства из украинского правительства сегодня вынуждены говорить о восстановлении этого проекта, о зоне свободной торговли с Россией.

Искренни эти политики или нет, альтернативы зоне свободной торговли без изъятий и ограничений между нашими государствами нет. Нам необходимо экономическое пространство, которое может обеспечить концентрацию межнациональных ресурсов на высокотехнологических прорывах. Вот это, по-моему, и есть главная перспектива развития положений «Большого договора». Вот чем нужно заниматься, отбросив политиканство.

 

Константин Федорович Затулин, первый заместитель Председателя Комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками: Мы рады видеть в этом зале наших друзей, Юрия Анатольевича Бойко, Наталию Михайловну Ветренко, Валерия Николаевича Галенко, Вадима Васильевича Колесниченко, Валерия Владимировича Саратова, Сергея Павловича Цекова и других участников сегодняшнего обсуждения. Это общественные государственные деятели, народные депутаты Украины, руководители крупных областей и городов.

Сегодня мы говорим о тревожных тенденциях.

Наверно, есть основания упрекать и сегодня Большой договор между нашими странами в недостаточной конкретности. Он на 90 процентов, к примеру, совпадает с договором между Россией и Узбекистаном и другими договорами, которые подписывались в 90-е годы.

Тем не менее Договор этот стал законом, а закон необходимо выполнять. Именно так относились к этому документу в Российской Федерации. Мы всегда выражали желания и стремления находить новые сферы сотрудничества с Украиной. И недаром здесь вспоминают о Едином экономическом пространстве, которое чуть было не сложилось, если бы не события на Украине, которые фактически вывели Украину из числа активных участников его создания. Я имею в виду события 2004–2005 годов.

Договор истекает 1 апреля 2009 года и должен быть продлен на следующий 10-летний срок, если ни одна из сторон до 1 октября 2008 года не уведомит другую о выходе из договора. Поэтому встает неприятный вопрос о возможности пересмотра Договора и даже выхода из него. Но что за дикость – не считать, что между Россией и Украиной должны существовать отношения дружбы, сотрудничества и партнерства.

Но факты – упрямая вещь. Несмотря на то, что товарооборот растет, он составляет 29 млрд. долларов и Украина остается самым главным партнером в СНГ для России, мы понизили удельный вес России в экономике Украины. И есть масса проблем в экономической сфере, главное – это вмешательство в экономику со стороны политических сил, не настроенных на развитие российско-украинских отношений.

Однако в гуманитарных и военно-политической областях ситуация иная.

Договор, пусть и декларативный, в этом вопросе устанавливает определенные нормы. К примеру, в статье 6 Договора, в соответствии с которой ни одна из сторон не должна предпринимать действий, ведущих к ущербу для безопасности другой стороны, и обязуется не участвовать ни в каких союзах, направленных против другой стороны.

Мы получили в преддверии этих Слушаний заключения от министерств, научных сообществ, от МИДа, где говорится, что присоединение Украины к НАТО, безусловно, является нарушением Договора…

Очевидно, что никакой критики не выдерживают заверения, что Украина, членствуя в НАТО, сама будет определять, до каких пределов ей членствовать, размещать или нет базы на своей территории, дескать, есть гарантии Конституции Украины.

Эта Конституция неоднократно нарушалась действующим президентом Украины. Нет в этой Конституции положений о третьем туре президентства, которые имели место в 2005 году, там нет оснований для внеочередных выборов 2007 года, которые, тем не менее, прошли и привели к власти ныне действующий состав Парламента.

Наше сотрудничество в гуманитарных областях также в последние несколько лет изменилось не в лучшую сторону. На Украине если и проходят исторические изыскания, то главным образом для удостоверения того, что главными героями истории Украины были те, кто изменял, боролся с Россией.

В статье 12 Договора говорится, что стороны не должны допускать ущемления прав национальных меньшинств и попыток их ассимиляции. Известно, что в 1989 году во время переписи 12 с лишним миллионов русских заявили о том, что они русские. Через 12 лет, в 2001 году, число русских уменьшилось на 3,5 миллиона человек. Это произошло потому, что государство Украины ведет курс на ускоренную деруссификацию.

 

Адмирал Владимир Петрович Комоедов, депутат Госдумы: Я имел честь около 5 лет командовать Черноморским флотом России. Это было время вскоре после подписания в едином "пакете" Большого Договора и Соглашений по ЧФ, время надежд и трудностей.

Сегодня нечасто вспоминают, что было принято совместное Заявление президентов России и Украины об урегулировании проблемы ЧФ, в котором отмечались три принципиальных положения соглашения по ЧФ:

1) открыли путь к подписанию Большого Договора;

2) являются "стабилизирующим фактором во всей системе

российско-украинских отношений";

3) открывают возможность "тесного взаимодействия между ЧФ

и ВМСУ в обеспечении безопасности южных рубежей России

и Украины".

На этой основе удалось урегулировать сложные финансовые вопросы, подписать 7 дополнительных соглашений, перевести в Крым штурмовой авиаполк в составе 22 самолетов СУ-24, ракетный корабль на воздушной подушке "Самум".

При помощи правительства Москвы был завершен ремонт крейсера "Москва", построена в Севастополе российская школа, создан филиал Московского университета, жилье для черноморцев.

Шаг за шагом были достигнуты взаимоприемлемые решения по совместному управлению рейдами, использованию морских и сухопутных полигонов, участию России в социально-экономическом развитии Севастополя, вплоть до совместного празднования Дня ВМФ.

Нельзя не сказать, что уже тогда атлантические тенденции в политике Украины и действия в отношении ЧФ вызывали обеспокоенность, но преобладала надежда, что эти трудности носят временный характер.

Однако после провозглашения Украиной в качестве цели вступления в НАТО ситуация стала осложняться. Украина прилагает максимум усилий, чтобы размыть базовые соглашения, препятствовать замене корабельного состава, устраивает провокации в отношении объектов гидрографии, требует вывода с ЧФ органов военной прокуратуры и суда и т.д. Всё это находится в полном противоречии с соглашениями по флоту и духом Большого договора.

Показательна ситуация с так называемой инвентаризацией.

Предъявляются претензии к ЧФ чуть ли не в захвате лишней земли. Теперь выясняется, что флот использует земель меньше, чем это зафиксировано в соглашениях.

При этом общественности стали известны многочисленные факты незаконных действий органов власти Украины по передаче земель, арендуемых и оплачиваемых Россией, коммерческим структурам и отдельным лицам. Речь идет о сотнях гектаров. Однако никаких мер по устранению этих нарушений органами власти Украины не принимается.

В этих условиях представляется целесообразным, помимо переговоров по линии МИД, более активно поднимать эти темы в СМИ, а также по линии межпарламентских связей, на уровне правительства. Ведь нередко общественное мнение на Украине, вплоть до Рады, вводится в заблуждение потоком неверной информации о Черноморском флоте, исходящей от МИД Украины. А российская сторона, как правило, хранит молчание.

Нам не следует увлекаться идеей о выводе флота в Новороссийск с крайне неблагоприятными условиями, которые мне, как командующему, очень хорошо известны. Напротив, необходимо сконцентрировать все усилия на закреплении в Севастополе и в Крыму на длительную историческую перспективу, на которую направлен Большой Договор.

Тем более что в регионе Черного моря Россия сталкивается с расширением НАТО, напряженностью на Кавказе и необходимостью обеспечить безопасность таких нефтегазовых маршрутов, как "Голубой поток", "Южный поток", "Новороссийск–БургасАлександруполис".

Как представляется, решение этих сложных задач российско-украинских отношений лежит в плоскости не только переговоров с Украиной, но и конкретной заботы российского государства о судьбах моряков-черноморцев, их семей и соотечественников на Украине. Это огромный и недостаточно используемый потенциал укрепления позиций России.

В этой связи глубокую озабоченность вызывает инертность государственных органов по самым животрепещущим вопросам, волнующим наших людей. Речь идет о том, что уже 10 лет не решается вопрос обеспечения увольняемых офицеров-черноморцев постоянным жильем. По этому вопросу есть обязательство России, зафиксированное в Соглашении с Украиной от 16 марта 2000 года (ст. 5). Однако это обязательство не реализуется российской стороной.

В 2003 году по решению президента всем офицерам и членам их семей были выданы российские паспорта в основном через Новороссийск, где есть база флота. Однако при этом не был решен вопрос о регистрации.

В результате российские офицеры фактически не могут пользоваться российскими паспортами и не имеют даже медицинских полисов со всеми вытекающими последствиями.

Не решается вопрос о получении в Крыму российских пенсий, как, например, решается он в Прибалтике через Генконсульство. В результате окончившие службу офицеры, вынужденные идти на учет в украинские военкоматы, теряют льготы, вплоть до права на медицинскую помощь в госпитале Черноморского флота.

К сожалению, ни Минобороны, ни МИД не проявляют заинтересованности в постановке и решении этих вопросов на уровне правительства России.

Серьезного переосмысления заслуживает работа с соотечественниками в Крыму, в первую очередь по линии правительственной комиссии по делам соотечественников. Она безнадежно отстает от требований времени и сводится к отдельным мероприятиям для весьма узкого круга лиц. Это особенно заметно на фоне целенаправленной работы в Крыму с различными категориями населения многочисленных западных фондов, особенно по части пропаганды евроатлантизма.

В этом контексте необходимо оказать серьезную помощь такому крупному проекту, как филиал Московского университета в Севастополе. Сегодня филиал испытывает большие трудности в обновлении учебно-материальной базы, резко сократилось количество ученых-преподавателей, направляемых из Москвы, а ведь именно это определяло привлекательность идеи филиала МГУ в Севастополе при его создании.

Полагаю, что настойчивая, с опорой на общественное мнение России, работа с Украиной по вопросам Черноморского флота, действенная, а не декларативная по форме и содержанию, является важным условием реализации положений Большого Договора между Россией и Украиной, сохранения добрососедского и партнерского характера российско-украинских отношений.

 

Адмирал Михаил Леопольдович Абрамов, Начальник Главного штаба Военно-морского флота: В соответствии со ст. 8 Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной наши государства развивают свои отношения в сфере военного, военно-технического сотрудничества и государственной безопасности.

Значимость российско-украинских отношений была подтверждена на высшем государственном уровне путем создания в 2006 году Российско-Украинской межгосударственной комиссии под руководством президентов России и Украины. В ее рамках создан Подкомитет по вопросам безопасности под руководством министров обороны Российской Федерации и Украины…

Взаимодействие министерств обороны наших государств поставлено на взаимовыгодную, прагматичную основу.

Вместе с тем необходимо отметить, что стратегическим курсом Украины объявлена интеграция в Европу. Одновременно активизируются отношения Киева с НАТО в политической и военной областях. Официальные власти продолжают вести линию на укрепление североатлантической интеграции.

Реализация нынешним военно-политическим руководством Украины курса на вступление в НАТО неизбежно приведет к ревизии всего спектра отношений между нашими оборонными ведомствами. В первую очередь придется пересматривать все действующие соглашения между Россией и Украиной в сфере военного и военно-технического сотрудничества, а также в рамках СНГ и в военно-технической кооперации, прежде всего в части разработки перспективных образцов вооружений и модернизации существующих образцов военной техники.

Для появления возможности практического выполнения замыслов о вступлении в НАТО, а затем в ЕС в ближайшее время перед Украиной стоит задача довести до конца процесс реформирования оборонного сектора по западному образцу и перевести вооруженные силы на стандарты НАТО.

Официальный Киев неустанно убеждает западных партнеров, что по законодательным и инфраструктурным параметрам Украина вплотную подошла к критериям членства в НАТО, позиционирует себя на стороне стран-членов альянса по важнейшим вопросам европейской и мировой политики.

Украинцы принимают участие почти во всех операциях блока за рубежом. В целом Киев продолжает активную реализацию планов по скорейшей интеграции Украины в альянс.

Однако в настоящее время основным барьером для сторонников членства Украины в НАТО остается несогласие большинства населения страны с таким решением. В этой связи НАТО, в первую очередь США, настаивает на расширении пропагандистской деятельности на территории Украины с целью обеспечения общественной поддержки и увеличения числа сторонников вступления в блок.

В связи с исторически сложившимися дружественными российско-украинскими взаимоотношениями, в том числе в сфере военного и военно-технического сотрудничества, продолжающими действовать различными геополитическими факторами в силу географического положения Украины, существующими кооперационными связями в сфере ВПК представляется целесообразным до 1 апреля 2009 года строить российско-украинские отношения на основе Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве. Далее – с учетом развития ситуации вокруг украинско-натовских отношений.

Таким образом, украинский фактор остается одним из ключевых направлений российской политики. Россия и Украина являются друг для друга важнейшими стратегическими партнерами.

На российско-украинские взаимоотношения будут продолжать воздействовать различные геополитические факторы в силу географического положения Украины и ее внутриполитического развития. Это потребует от России адресных, избирательных и расчетных подходов к реализации своих жизненно важных интересов по всем основным направлениям взаимодействия с украинской стороной, включая важную сферу обороны и безопасности.

 

Материал подготовила Ирина Аваковна Щеглова