Главная       Дисклуб     Наверх  

 

Сенаторы одобрили, а президент подписал закон о введении уголовной ответственности за действия, оскорбляющие чувства верующих, с максимальным наказанием до трех лет лишения свободы.

Документ предусматривает новую редакцию статьи 148 УК – об ответственности за воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий. За публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих, в том числе в местах религиозного почитания, богослужения и проведения других религиозных обрядов, вводится наказание до трех лет лишения свободы. Также в виде наказания могут быть введены штрафы до 500 тысяч рублей, обязательные и исправительные работы.

Усилено наказание за незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или проведению религиозных обрядов и церемоний. Штраф повышен с 80 тысяч до 300 тысяч рублей, сохраняется санкция в виде ареста на срок до трех месяцев. Еще более суровым наказание будет, если деяние совершено с использованием служебного положения либо с применением или угрозой применения насилия, вплоть до одного года лишения свободы с лишением права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью на срок до двух лет.

Повышены штрафы за нарушение законодательства о свободе совести, вероисповедания и религиозных объединениях – до 100 тысяч рублей. За умышленное публичное осквернение религиозной или богослужебной литературы и предметов религиозного почитания, их порчу или уничтожение установлены штрафы до 200 тысяч рублей.

 

ИДЕОЛОГИЯ НАУЧНОГО КОММУНИЗМА

КАК ВЕРОУЧЕНИЕ

 

…Если марксизм-ленинизм – это государственная идеология социалистического, неэксплуататорского общества, то в обществах эксплуататорских, досоциалистических роль государственной идеологии обыкновенно выполняли различные религиозные системы… Нашим всемирно-историческим предшественником и партнером является религия… Именно религиозные революции лежали у истоков смены крупнейших общественно-экономических эпох. Христианство, – а первоначально это была религия угнетенных, религия рабов, жаждавших освобождения от рабства, – христианство выступило той реальной силой, которая столкнула, так сказать, с исторической сцены рабовладельческий строй. Точно так же другая религиозная революция – Реформация проложила путь становлению буржуазного способа производства. Здесь нет никакого противоречия с теорией производительных сил и производственных отношений, ибо… производительные силы – это прежде всего сами люди, а люди не поднимутся на борьбу, покуда их внутренняя жажда перемен не сконцентрируется в идею, дающую «радость борьбы и уверенность в победе», как писал Ф. Энгельс в своей работе «К истории первоначального христианства»…

Всякая государственная идеология стремится внушить, предписать гражданам определенные нормы их сущностного поведения. Но чтобы они, эти нормы, таковыми действительно стали, люди должны в них ПОВЕРИТЬ. В сфере практического разума человечество экспериментирует не на посторонних предметах, а на самом себе. И чтобы человек свою жизнь на карту поставил, это, знаете, он должен быть очень и очень уверен, убежден в том, ради чего он это делает. Вера, убежденность, чувство долга – это и есть форма познания человеком и человечеством своей собственной, объективно обусловленной сущности. А критерий истинности здесь – это что человек готов скорее умереть, чем отступиться от этих открывшихся ему принципов и долженствований.

И теперь, если мы хотим, чтобы идеология наша по-настоящему заработала, она должна восстановить в себе способность обращаться к классу, интересы которого выражает, к народу в целом на языке вот именно ВЕРЫ, на языке нравственных заповедей, но не примитивно истолкованной «науки». И не надо к слову «вера» тут же приклеивать стереотипное дополнение: в бога. Почему нельзя верить в историческую миссию класса, народа, в справедливое жизнеустройство на Земле и в то, что каждому, кто добросовестен и знает свой долг, есть место в борьбе за достижение этого идеала и есть ему доля в плодах борьбы?

(Мы, не задумываясь, произносим: «вера в светлое будущее – коммунизм». По словам Маркса, коммунизм есть гуманизм [социалистический], или, в евангельской терминологии, коммунизм есть совершенная любовь к ближнему. А по Евангелию, Бог и есть любовь человека к человеку, см. 1Ин. 4:8. У Платона Бог есть Разум и Высшее Благо, что также не противоречит евангельскому определению.Прим. сост.)

Говорю же я о ВОССТАНОВЛЕНИИ этой специфической «религиозности» марксизма потому, что она была в высшей степени присуща ему в первые послереволюционные десятилетия, в сталинскую эпоху. «Я счастлив, что я этой силы частица, что общие даже слезы из глаз. Сильнее и чище нельзя причаститься великому чувству по имени – класс!» – писал Маяковский, лучший, талантливейший советский поэт того времени, по характеристике И.В. Сталина. Видите, какой пафос – поистине религиозный. И я вовсе не иронизирую, и ничего предосудительного для нас в этом нет.

Средствами не только политической пропаганды, но и литературы, искусства людям на все лады, на каждом шагу внушалась вот эта ВЕРОУЧИТЕЛЬСТВЕННАЯ суть коммунистической теории, внушалось чувство хозяина своей страны, своей судьбы, уверенность в будущем, в том, что наш общественный строй поможет тебе полной мерой раскрыть свои способности на любом поприще, какое бы ты ни избрал. Самый воздух был буквально напоен всем этим. Вспомните тексты наших массовых песен той поры. Ведь это настоящий коммунистический катехизис в музыке гремел денно и нощно над нашими просторами, – если учесть, что тогдашние песни, в отличие от нынешних, все знали и все пели. Все пели, а значит, и естественно, в простой и высокохудожественной форме впитывали в себя те самые нравственные заповеди, которые сталинская большевистская партия стремилась заложить в фундамент социалистического общества… И нравственный уровень народа был таков, что когда в начале Великой Отечественной войны объявили сбор средств для фронта, то в Москве люди бросали драгоценности, золотые вещи прямо в почтовые ящики – и были абсолютно уверены: всё дойдет по назначению. И доходило…

Если мы вот этой – вероучительственной – схематикой идеологической работы с людьми не овладеем, мы нынешнюю информационно-интеллектуальную войну не выиграем. И в будущем окажемся беззащитны; впрочем, о будущем в данном случае рассуждать уже незачем, поскольку оно просто не состоится…

И ЕЩе один серьезнейший идеологический прокол, который образовался в результате:

а) упразднения религии в ее традиционной форме;

б) далеко не полного замещения, а впоследствии и полного незамещения ее другим, более высоким типом вероучительственного сознания;

в) излишнего «онаучивания» марксистско-ленинской теории…

[Традиционного] бога не стало, а идея Долга и Жизненного Призвания (все три слова с большой буквы) не была доработана до требуемой концептуальной и политико-демократической ясности. Хотя в сталинский период к этому подошли почти вплотную. В человеке прославлялись и поэтизировались новаторство, творчественность, инициатива, способность видеть и находить счастье своей жизни в служении Родине, делу построения социализма и коммунизма. «Ища сберечь жизнь, мы ее губим, а тратя жизнь для дела, находим самоё жизнь», – сказал по этому поводу великий русский педагог и мыслитель К.Д. Ушинский.

Такой жизненный настрой у личности – это и есть искомая замена настрою традиционно религиозному…

И наконец, о некоторых уже предельно конкретных, практических моментах предлагаемой корректировки нашего мировоззренческого статуса.

От коммунистов должно последовать взвешенное разъясняющее Заявление, что для десятков, сотен миллионов рядовых трудящихся, как у нас в стране, так и повсюду на земном шаре, коммунизм с самого начала был, остается и, несомненно, останется впредь СИМВОЛОМ ВЕРЫ… (А именно так: «КОММУНИСТИЧЕСКИЙ СИМВОЛ ВЕРЫ» – назывался составленный Энгельсом проект, ставший основой первой программы марксистского «Союза коммунистов». Энгельс называл также учение марксизма «НАШ НОВЫЙ ЗАВЕТ». Прим. сост.) Эта ВЕРОУЧЕНЧЕСКАЯ суть коммунистической теории должна быть понята и широко признана как самими членами компартий, так и любой общественной, государственной, межгосударственной средой, в которой компартии появляются и действуют. При всем его научном характере, при безусловной научной доказуемости его основоположений, коммунизм как государственная идеология есть НОВОЕ ВЕРОУЧЕНИЕ и должен восприниматься в качестве такового в любой точке на планете; подобно тому как в любой точке воспринимаются в качестве вероучения христианство, ислам, буддизм и другие конфессии мировой значимости.

По отношению к коммунизму, как и любому другому вероучению, должны быть закреплены в соответствующих международно-правовых документах:

а) абсолютная недопустимость каких-либо гонений на коммунистическую, пролетарскую идеологию и науку как на явления духовной жизни человечества, подобно тому как не допускается это в отношении вероучительственных основ христианства, ислама и т.д.;

б) абсолютная недопустимость третирования на международной арене каких-либо государств по той причине, что коммунизм (в том числе в специфических его версиях, типа идей чучхе) – что коммунизм там принят, был принят или будет принят в качестве государственной идеологии. Объявление таких государств – и именно по этой причине! – «преступными», «неполноценными», «изгоями» и пр., проведение против них дискриминационной, изоляционистской политики само должно рассматриваться, на уровне ООН, как тягчайшее преступление против мира и человечности;

в) должна быть международно подтверждена и закреплена абсолютная недопустимость публичного оскорбления, в особенности через СМИ, конфессиональных чувств и убеждений граждан – приверженцев коммунистической идеи: поношение имен тех деятелей революционного коммунистического движения, которых приверженцы коммунизма чтут, в сущности, как своих пророков, публичная клевета на них, снос воздвигнутых им памятников, разрушение и осквернение их усыпальниц, музеев и других мемориальных знаков, предметов и мест.

Хорошо бы, конечно, если бы с таким Заявлением вышла КПРФ, но там,  к сожалению, укоренилась какая-то малоконструктивная тенденция, что с полезными инициативами на словах охотно соглашаются, а на деле ни один «воз» с места так и не тронулся…

А ведь как можно было бы быстро и радикально разрядить ситуацию вокруг того же Мавзолея, если бы не отдельная какая-то организация, а левопатриотические силы в целом выступили с таких позиций, что Мавзолей В.И. Ленина – это, по сути, наше культовое сооружение, это возведенная по прямому требованию народа гробница одного из величайших и любимейших народом пророков коммунистической эры и устраивать гробокопательскую свистопляску вокруг этой святыни так же кощунственно и непозволительно, как осквернять храм любой другой религии или усыпальницу ее основателя. То же и с захоронениями подвижников – строителей Советской цивилизации в Кремлевской стене и возле нее. То же и с памятью и памятными знаками в честь героев и выдающихся личностей советской эпохи. Почему-то нас законодательно обязывают с уважением относиться к памяти бесчисленных христианских святых, включая и таких, которых святыми уместно называть разве лишь в кавычках. Но вот на наших, советских священномучеников, каковыми для нас фактически являются та же Зоя Космодемьянская, Павлик Морозов, Александр Матросов, – на них, видите ли, можно невозбранно и безнаказанно ведрами лить всякие помои…

Пребывать всё это время в статусе какой-то «разжалованной» идеологической доктрины, то есть доктрины опровергнутой, побежденной, вышвырнутой на историческую свалку, – пребывать в этом статусе марксизму и научному коммунизму КАТЕГОРИЧЕСКИ НЕЛЬЗЯ. Каждый должен понимать, чем это закончится. Первой должна подняться с колен идеология. Идеология поднимет народ, народ вернет к жизни свое, рабоче-крестьянское государство.

Вот мы предлагаем стратегию идеологического контрнаступления. Она сама собой прорастает из всей создавшейся ситуации, ее вряд ли даже можно счесть каким-то нашим открытием. У кого-то еще имеется что-то равноценное? Сколько еще мы намерены спать или же сознательно противиться голосу здравого смысла?.. Надо помнить, что мы «здесь и теперь» не одни, к нам тянется живая кровеносная ткань от наших предков и потомков. И пока не пересохла эта ткань, пока еще они крест на нас не поставили, надо использовать этот сохраняющийся шанс. Шанс на то, чтобы НЕ войти в историю как поколение тупиц, нытиков, трусов и в конечном итоге – предателей, бросивших на растерзание свою страну. Надо брать то оружие, которое сама судьба вкладывает в руки, и не канючить…

 

Татьяна Михайловна ХАБАРОВА,

кандидат философских наук,

 секретарь-координатор

 Большевистской платформы в КПСС

 

Москва, 11 августа 2006 г.

 

(Печатается в сокращении,

 полный текст – http://cccp-kpss.narod.ru/bpk/poliklub/z31/veruch.htm)

 

 

Составитель – Анна Ивановна Бусел

 

Комментарий «ЭФГ»: Российская власть, как почти всегда в последние годы, приняла ущербный закон. Ущербный хотя бы потому, что в нем ничего не сказано об оскорблении чувств атеистов – достаточно значимой количественно и особенно качественно (в нее входят большинство ученых России) группы граждан нашей страны.

В результате если какие-то мракобесы захотят поглумиться над атеистическими убеждениями и ценностями, то защититься с помощью закона у атеистов не получится.

Иными словами, если ваххабиты, ортодоксальные хасиды или православные фашисты сочтут себя оскорбленными тем, что их направление религиозного строительства назовут опасным и агрессивным, то российский суд в их споре с ответчиком будет вынужден встать на сторону представителей данных религий.

А вот если атеист заявит, что высказывания некоторых религиозных деятелей, скажем о врожденной безнравственности атеизма, его оскорбляют, то он может биться головой о стену, но российский суд даже не примет дело к рассмотрению. Это ли не абсурд в условиях светского государства?

Серьезно говорить после этого об адекватности и сбалансированности российской власти бессмысленно. Власть попросту невменяема