Главная       Дисклуб       Наверх   

Вести из Катманду

Политическая атмосфера в Непале накаляется. После первого славного года революции, когда страна избавилась от короля, установила республику и отменила долговое рабство, политические силы начали непримиримую борьбу за власть. 

История непальской революции одновременно похожа на все другие и по-своему уникальна. После многих лет вооруженной борьбы с репрессивным королевским режимом бойцы-маоисты под руководством товарища Прачанды-Лютого (Пушпа Камал Дахал) согласились на мирные переговоры под эгидой ООН. Результатом стало соглашение о прекращении огня и подготовка к выборам в конституционную ассамблею, призванную определить будущее страны. Оружие повстанцев было собрано в специальные хранилища, а боевые силы «одного из последних искренних коммунистических движений на планете», как некогда охарактеризовал маоистов Newsweek, были расквартированы в лагерях вдали от крупных городов. Активисты организации превратились в агитаторов, однако западные эксперты предсказывали маоистам невысокие проценты на выборах. 

14 января 2008 года в Катманду состоялся многотысячный митинг против короля, который всё еще оставался в своем дворце. На митинге Прачанда выступил вместо внезапно заболевшего (вероятнее всего, отказавшегося участвовать в митинге) действующего премьера королевского правительства. Представители почти всех политических сил призвали непальцев прийти на выборы и избрать ассамблею, которая покончит с монархией. Ненависть к королю объединяла всех. Вызвана она была самой монархией. Коренной перелом в войне с королевской властью наступил не на поле боя с правительственными войсками. Кровавая бойня в королевском дворце, устроенная наследным принцем, уничтожившим почти всю свою семью, привела к власти брата покойного короля, который попытался стабилизировать ситуацию в стране путем введения абсолютистского правления, однако быстро отступил под яростным сопротивлением всех политических сил. К тому же по престижу монархии било убеждение большинства непальцев, что именно Гьянендра организовал убийство брата и его семьи, а затем свалил вину на психически нездорового наследника престола и мастерски узурпировал власть.

С ноября 2007 года выборы неоднократно откладывались, однако в апреле 2008-го они все-таки состоялись. Уже предварительные итоги голосования показали убедительную победу маоистов на выборах в ассамблею. В итоге они получили около 40% (220 мандатов) мест в предварительном парламенте и теоретическую возможность прийти к власти законным путем. Население Непала решило дать непримиримым борцам с королем шанс реализовать свою программу. Однако соратники Прачанды не получили абсолютного большинства, и для формирования правительства маоистам было необходимо войти в коалицию с какой-нибудь из прошедших в парламент партий. Проще всего, казалось бы, это можно сделать с представителями Коммунистической объединенной марксистско-ленинской партии Непала, занявшей третье место на выборах в ассамблею (103 мандата против 110 у финишировавшего вторым Непальского конгресса), чем с представителями какой-либо другой из 22 прошедших в парламент партий. Однако идеологические расхождения между представителями левого крыла непальской политики были столь большими, что на такое объединение мало кто рассчитывал. 

Проблемы начались уже в момент выбора номинального президента страны на переходный период. Глава маоистов, как представитель крупнейшей фракции в парламенте, выставил свою кандидатуру. Однако остальным партиям удалось сформировать большинство в ассамблее из 601 депутата и провести на этот пост представителя партии Непальский конгресс Рама Барана Ядава. Это был первый звонок для маоистов, показавший, что в ненависти к ним остальные партии могут объединиться, несмотря на абсолютно разную политическую ориентацию. 

Под давлением уличных акций, организованных сторонниками маоистов, в парламенте состоялось голосование об утверждении товарища Прачанды премьер-министром, прошедшее без осложнений. Главный маоист приступил к формированию правительства, в которое были назначены представители КОМЛПН. Первое революционное правительство стало коалиционным. 

После формирования кабинета министров наступила пора реальной деятельности. Несмотря на ограниченность ресурсов и скованность буржуазной законностью, контроль со стороны ООН, США (непальские маоисты, кстати, входят в американский список террористических организаций), ЕС и Индии, новое правительство попыталось запустить программу преобразований, не дожидаясь туманного будущего, которое должно было наступить после принятия новой конституции. Кроме громких политических шагов, таких как совершение первого визита нового главы государства не в Индию, как предписывает вековая традиция, а в Китай, правительство приняло решение о запуске радикальной земельной реформы по распределению относительно плодородных участков в пользу беднейших крестьян (почти 80% из 27-миллионного населения страны). Громким событием стала принудительная отмена долгового рабства, фактической крепостной зависимости, в которой находились более 20 тысяч непальских крестьян. Через ассамблею было проведено решение о низложении короля, лишении его всего имущества и провозглашении Непальской республики. Это решение было отмечено гигантскими уличными празднованиями на улицах Катманду и огромной демонстрацией сторонников маоистов, прошедших по центру города колонной. Фотокорреспонденты новостных агентств разнесли по миру изображения тысяч людей, в едином порыве повторяющих характерный жест Коминтерна.

Индия, для которой формирование маоистского правительства у своих границ является серьезным ударом по внутренней стабильности (в прилегающих к Непалу областях уже много лет идет вооруженный конфликт между официальной властью и индийскими маоистами), откровенно испугалась заявленной ориентации Прачанды на Китай. Мгновенно началась кампания по борьбе с новым правительством, включавшая меры, очень напоминающие экономическую блокаду. Зажатый в горах Непал лишен собственных источников минерального сырья и полностью зависит от поставок из Индии, которые шли королевскому двору на льготных условиях. С приходом новой власти Индия повела совсем иную политику в отношении Непала, резко увеличив цены на топливо.

Однако основным вопросом существования революционного правительства были внутренние проблемы, а не внешние неурядицы (которые включали ни много ни мало мировой экономический кризис, вызвавший резкое падение туристского потока, единственного источника твердых валютных поступлений в одну из беднейших стран Азии). По мирному соглашению 2006 года маоистская армия должна быть интегрирована в существующие вооруженные силы в качестве подразделений. Сразу после подписания соглашения королевские министры начали блокировать прохождение этого процесса. Они закономерно опасались, что такая инфильтрация при сохранении организационного единства боевых подразделений приведет к полному переходу армии под контроль революционной власти. Интеграция должна была произойти до выборов в конституционную ассамблею, однако процесс даже не был запущен, а ленты новостей изредка сообщали об очередных обвинениях в адрес друг друга со стороны какого-нибудь министра или высокопоставленного маоиста.

После выборов и формирования правительства ситуация не изменилась. Военные, сохранившие лояльность королю, отказывались признать власть премьер-министра над вооруженными силами на период до принятия конституции республики. Это означало фактическое блокирование мирного процесса в стране, нарастание напряженности и возможное возобновление «горячего» конфликта, так как армия маоистов, расквартированная в лагерях под мониторингом ООН, как считается, сохранила всё тяжелое и значительную часть легкого стрелкового вооружения в своих руках.

Конфликт с армией превратился в перманентный. Несмотря на призывы участников мирного урегулирования найти компромисс, стороны не могли прийти к соглашению, так как вопрос является принципиальным для будущего страны. Победят военные – боевые единицы маоистов будут расформированы и включены во внутренние войска и полицию, правительство потеряет действенную силу для оказания воздействия на ситуацию в стране. Победят маоисты – страна фактически окажется у них в руках. Страна жила в ожидании развязки тянущегося противостояния. Время от времени в столице происходили взрывы, погибали активисты маоистской партии и мирные жители столицы.

Ситуация неустойчивого равновесия продолжалась до весны 2009 года, когда маоисты предприняли очередную попытку давления на военных, требуя интеграции повстанческих отрядов на своих условиях. Премьер-министр Прачанда огласил план интеграции, предусматривавший для начала отставку генерала Рукмангуда Катавала, яростно препятствовавшего вхождению 19 тысяч повстанцев в подчиненные ему вооруженные силы. Однако временный президент страны Рам Баран Ядав заблокировал этот план, объявив, что поддерживает заявление генерала, не отказывающегося подчиняться гражданскому правительству. Прачанда пригрозил уйти в отставку и поставить под угрозу дальнейшее действие мирных соглашений 2006 года.

И грянул гром. Союзники по коалиционному правительству КОМЛПН заявили, что обладают поддержкой 350 депутатов из 601 для формирования нового правительства без маоистов. Отставка Прачанды стала неизбежна. В начале мая он официально объявил о своем уходе с должности.

Депутаты-маоисты прерывали заседания, требуя от президента пересмотреть свое решение и подтвердить отставку неуступчивого генерала-монархиста. Несмотря на уличные протесты, попытки блокировать заседания парламента и сжигание чучел нового кандидата в премьеры – бывшего генерального секретаря КОМЛПН, под давлением со стороны представителей США и ЕС, являющихся крупнейшими поставщиками помощи в страну, 23 мая 2009 года ассамблея избрала Мадхава Кумара Непала вторым в истории республики председателем кабинета министров. Маоисты не стали выдвигать кандидатуры, отказавшись участвовать в голосовании, и Непал победил в безальтернативном голосовании.

Теперь у шаткого коалиционного правительства есть год для подготовки чернового варианта конституции, которая должна быть вынесена на всеобщее голосование в 2010-м. Процесс раздачи мест в новом кабинете всё еще продолжается, так как каждая из 22 партий желает получить себе как минимум один портфель. 

Вместе с тем политическая нестабильность в стане быстро нарастает. Население ждет от власти действенных мер по борьбе с экономическими неприятностями, антиинфляционных решений, строительства новых электростанций (которые обещали маоисты) для борьбы с периодическими отключениями света и многого другого. 

15 июня 2009 года маоисты блокировали столицу, протестуя против убийства неизвестными лидера Молодежной коммунистической лиги, молодежного крыла маоистов, Рахендры Фуяла. В городе была объявлена всеобщая забастовка, остановилось движение на улицах, а предприятия не начали работу. Такие протесты уже который день сотрясают столицу маленькой горной республики. Очевидно, что после падения коалиционного правительства под руководством Прачанды у революционного крыла – всего два варианта тактики. Это либо ожидание новой конституции, новых выборов в стремлении получить абсолютное большинство, либо открытый конфликт с существующими структурами. Судя по наметившейся тенденции на уличные столкновения с представителями правительства, руководство маоистов выбрало второй вариант. Опыта вооруженной борьбы им не занимать. Вместе с тем они, очевидно, хотят дестабилизировать ситуацию в стане противника и посеять панику в нестабильной правящей коалиции. Скорее всего, второй раз в ловушку коалиционного правительства сторонники Лютого не попадут.

 Леонид Грук