Главная       Дисклуб       Наверх   

Третий фронт

 

В Индии прошли всеобщие парламентские выборы. Голосование в «крупнейшей демократии мира» проходило долго, в 5 этапов. Такая система принята для того, чтобы перемещать по стране силы безопасности, охраняющие участки для голосования, – обеспечить одновременную надлежащую охрану такого количества избирательных пунктов невозможно. Выборы проходили бурно, с попытками захватов урн, политическими столкновениями, нападениями на чиновников. Особенно ярко эта тенденция проявилась на северо-востоке Индии, где уже 40 лет ведут вооруженную борьбу маоисты, которых нынешний премьер-министр Манмохан Сингх назвал главной внутренней угрозой безопасности государства.

Несмотря на предсказания аналитиков, партия Индийский национальный конгресс (ИНК) одержала убедительную победу. Она и ее союзники по коалиции Объединенный прогрессивный альянс получили большинство мест в парламенте, и для формирования правительства им не хватает лишь нескольких голосов. Недостающие голоса они наверняка получат от независимых депутатов, которых убедит присоединиться к коалиции победа правящей партии. Основной конкурент – националистическая Индийская народная партия (BJP) и возглавляемый ею Национальный демократический альянс получили в 545-местном парламенте на 100 мандатов меньше и не смогут мешать правительству и блокировать его реформы.

Однако главным проигравшим следует считать не националистов из BJP и иже с ними. Самое большое фиаско потерпел Третий фронт, в который входят левые политические партии Индии, в том числе и самые известные, вроде КПМ и КПИ. Перед выборами многие аналитики опасались крупного успеха левых, которые в этом случае могли бы стать опасными для иностранных инвесторов, присматривающихся к индийским активам. Но успеха не последовало. Более того, в тех регионах, где легальные левые ранее добивались крупных успехов на местном уровне, коммунистические партии потерпели обидные поражения. Находящееся у власти самый долгий срок в истории демократически избранное коммунистическое правительство в восточном штате Западная Бенгалия находится под угрозой коллапса: впервые за 30 лет большинство голосов на парламентских выборах получила партия – региональный союзник ИНК. В южном штате Керала, в котором коалиционное правительство под правлением коммунистов находится у власти с 2004 года, разногласия в правящей коалиции привели к резкому падению авторитета левых.

В итоге Третий фронт получил лишь 80 мест из 545, а ИНК, ранее нуждавшийся в поддержке левых для формирования правительства, сможет легко сделать это, не договариваясь с непослушными коммунистами, которые так яростно возражают против поднятия цен на топливо и не желают отдавать атомный рынок Индии американским монополиям. Но несколько лет в оппозиции на парламентских скамьях – это еще не самое худшее, что может ждать левую коалицию в Индии. Через два года в Западной Бенгалии пройдут местные выборы, на которых, судя по наметившейся тенденции, коммунисты могут потерять большинство и лишиться своей базы. Это худший вариант развития для официальных левых в Индии из возможных.

Чем же вызвано такое тяжелое положение левого движения в стране со столь масштабным социальным расслоением, внутренними конфликтами и напряжением, иногда приводящим к городским бунтам? Причина, увы, не нова. Официальные левые политические силы, несмотря на свою декларируемую радикальность в борьбе за социализм, после прихода к власти в штатах проводят не ту политику, которую от них ждали избиратели. Несмотря на 30 лет у власти, коммунисты не сделали Калькутту процветающим оазисом среди бедности и отсталости востока Индии – на улицах города всё так же много бездомных, они всё так же грязны и бедны. После десятилетий ориентации на права, заботы и нужды крестьян, которые своими голосами и привели правительство КПМ к власти, попыток улучшить их положение кредитами от штата, ирригационными и лизинговыми программами коммунисты решили сделать ставку на индустриализацию Западной Бенгалии. Достижение этой благородной цели было начато со сгона ряда крестьянских общин с их земли, которую планировалось передать под строительство разнообразных заводов, в том числе завода компании Tata, где производят самые дешевые в мире автомобили. Само правительство отказалось от риторики в адрес империалистов и стало организовывать инвестиционные саммиты, приглашая иностранные компании к сотрудничеству. Инвесторы охотно ехали на встречи, думая найти в Западной Бенгалии те же условия, что в Китае и во Вьетнаме: подконтрольные правительству профсоюзы и послушную дешевую рабочую силу. Однако крестьяне, которых лишали земли, оказали яростное сопротивление чиновникам, в том числе и вооруженное. Tata Motors приняла решение не стоить завод в Западной Бенгалии, а по возможным инвестициям из стран «первого мира» ударил финансовый кризис, снизивший интерес корпораций к переносу производств.

Проблема, перед которой стоит нынешнее коммунистическое правительство штата, также не нова. Отсутствие внутренних резервов для выполнения программы партии по преобразованию общества толкает коммунистов на сотрудничество с любыми силами, если они могут помочь, хоть с дьяволом. Только такая помощь не бывает бескорыстной – сотрудничество с ТНК перерождает цели, и вместо индустриализации для народа получается индустриализация для ТНК с повышенной эксплуатацией народа. Однако стоять на месте и поддерживать патриархальный уклад крестьянских общин – тоже не выход. Эта ниша в Индии занята маоистами, всё более активными на северо-востоке страны. В 2008 году маоисты уничтожили несколько элитных карательных подразделений, продемонстрировав свою возрастающую численность и арсенал тяжелого вооружения. Победа союзных маоистов на демократических выборах в соседнем Непале вызвала резко негативную реакцию официального Дели: ведь международное признание правительства повстанцев ведет к укреплению позиций внутренних мятежников. А они тем временем сменили тактику. Традиционные захваты полицейских участков ради оружия уходят в прошлое, теперь повстанцы для демонстрации своих возможностей останавливают поезда, уничтожают вышки сотовых сетей и взрывают фугасы на пути премьер-министра, прилетающего в проблемные штаты агитировать за ИНК. Маоисты глубоко инфильтрованы в местные органы власти, и процессы над учителями и профессорами, заподозренными в связях с повстанцами в Индии, нередки. Много шума наделала в 2008 году и акция маоистов, вынудивших угрозами жизни уйти со своих должностей одновременно всех госчиновников в одном провинциальном городе.

Желая оставаться встроенными в легальную политическую структуру Индии и, тем не менее, продолжать бороться за свои цели, идеологи Третьего фронта уповали на возможный успех в парламентских выборах – обладая большими ресурсами, чем один-два штата, можно приступать к более серьезным реформам. В 2009 году этим надеждам сбыться не довелось.

Теперь у коммунистических партий Индии один путь – снова стать коммунистическими, отвечать интересам своих избирателей. Именно это привело к успеху в штате Керала в 2004 году (который впоследствии был утерян из-за межпартийных склок). Только борьба с воинствующим национализмом BJP и, по сути, неолиберальной политикой ИНК может принести в будущем успех левой коалиции.

Новое правительство Индии начинает работу в ходе тяжелейшего экономического кризиса. В 2009 году третья экономика Азии вырастет не более чем на 5%, что почти в три раза меньше, чем в 2008-м. Внутренний спрос падает на десятки процентов, вызывая опасения в возможности роста в 2010 году. В этих условиях недовольство населения политикой правительства, которое не собирается менять свою политику, направленную на всемерное сотрудничество с США во всех возможных сферах, будет только расти. Этим и должны воспользоваться левые в Индии, которые сами привели к досрочным парламентским выборам 2009 года своей принципиальной позицией по ядерной сделке с США, свалив правительство отказом поддерживать его. Логика действий предельно проста: воспользоваться растущим недовольством населения для проведения реформ в интересах населения.

 

Леонид Грук