Главная       Дисклуб     Наверх  

 

 Основной вопрос материалистической философии требует новой формулировки. Часть 2

 

  Вернуться к части 1 

 

Что касается философии марксизма, то практика выявила много изъянов в той стали, из которой она была вылита, по мнению Ленина. Эта сталь не выдержала испытания исторической практикой.

«…для всякого материалиста ощущение есть действительно непосредственная связь сознания с внешним миром, есть превращение энергии внешнего раздражения в факт сознания» (8, 46). Суждение не вызывает возражений.

«…сознание человека принимается за образ объективной реальности. Мир есть движение этой объективной реальности, отражаемым нашим сознанием» (там же, с. 283).

С одной стороны, сознание – это образ объективной действительности. С другой стороны – сознание отражает объективную реальность. Так что такое сознание? Это образ реальности? Или это своеобразное зеркало, в котором эта реальность отражается? По Ленину получается, что сознание – это и то и другое одновременно. Психолого-гносеологический синкретизм (нерасчлененность двух разных объектов) и гносеологическая слепота (он не видит собственного противоречия).

Ленин выделяет в материи физическую и гносеологическую стороны. По отношению к сознанию такого выделения нет.

У Ленина есть замечание: «…противоположность материи и сознания имеет абсолютное значение только в пределах очень ограниченной области: в данном случае исключительно в пределах основного гносеологического вопроса о том, что признать первичным и что вторичным. За этими пределами относительность данного противоположения несомненна» (8, 151). Такая формулировка была бы верна, если бы термины, которые в ней имеются, были последовательно философскими и объективно определены. Но, как видим, этого нет. Термин «материя» имеет одновременно два содержания: философское и естественнонаучное.

Ленин знает, что такое эклектика. Он часто пользуется этим словом, критикуя других. Он последователен в сфере материалистического мировоззрения. Но в сфере логики у него такой последовательности нет. В сфере логики он сам эклектик. При этом, естественно, собственной эклектики он не видит, не чувствует. Этому мешает гносеологическая ограниченность в сфере логики.

Непоследовательность в сфере логики ведет к субъективизму. Возникает причудливая особенность его мышления – материалистический субъективизм. Этакий мировоззренческий оксиморон (слепой дождь, сухое вино и т. п.). Что лишний раз подчеркивает гносеологическую особенность эклектики: человек не может отличить истину от заблуждения.

Еще Плеханов отмечал алогизм мышления Ленина.

Ленин рассуждает о проблемах гносеологии. Гносеология – одна из сторон психики. Для того чтобы профессионально говорить о гносеологии, нужно знать природу психики. Знал ли ее Ленин? Очевидно, в общих чертах. Из психики он говорит только об органах чувств (ограниченная многофакторность). Да и знать не мог: наука до сих пор не сказала своего мнения о природе психики. В то же время рассуждения Ленина по вопросам гносеологии очень категоричны. Он не понимает, что является пленником иллюзий.

Логическая непоследовательность у Ленина проявилась и в его рассуждениях по основному вопросу философии.

Ошибочная мысль вождя превращается в ошибочное общественное мнение, в ошибочные дела, поступки. А значит, в тормоз исторического прогресса, влечет за собой искалеченные судьбы, разбитые семьи, ненужные жертвы, деформированную психику массы людей.

Как видим, у теоретиков марксизма термины «бытие», «природа», «материя» рассматриваются как синонимы, как равноценные. Так же рассматриваются термины «мышление», «сознание», «дух». Все термины используются в философском аспекте, хотя, по сути, по своему содержанию часть терминов действительно относится к философской терминологии (бытие, дух), а часть – является терминами естествознания, конкретных наук (материя, сознание, мышление, природа, ощущения). Конечно, философия и может, и должна пользоваться терминами естествознания. Но при этом и содержание этих терминов должно быть естественнонаучным. Ведь не существует какого-то особого философского аспекта у терминов «атом», «электрон», «магнитное поле», «рентгеновские лучи» и т.п.

Такой подход к использованию терминов можно объяснить тем, что он отвечал уровню знаний и духовной культуры тех, кто ими пользовался.

Мнения основоположников марксизма об основном вопросе философии полностью вошли в философскую литературу при советской власти. После сталинского периода истории страны были изданы фундаментальные работы по философии. Посмотрим, как излагался в них основной вопрос философии.

«Основным вопросом мировоззрения является вопрос об отношении мышления, сознания к бытию, духа к природе. Что является первичным, изначальным: природа (бытие, материя) или дух (разум, сознание, идея)? Иными словами, что чему предшествует: материя сознанию или, наоборот, сознание материи? Бытие, материя определяет мышление, сознание или наоборот?» (13, 10).

Как видим, в 60-е годы ХХ века повторяются мысли, высказанные еще в ХIХ веке и в начале ХХ века. И конечно, беда не в том, что мысли повторяются. Есть мысли, высказанные тысячи лет назад, но сохранившие свою объективность и в наши дни. Беда в отсутствии критического, научного анализа мыслей, высказанных теоретиками марксизма.

Авторы «Диалектического материализма» совершенно верно отмечают: «Вопрос о взаимоотношении материи и сознания – один из самых сложных вопросов философии и науки. Правильное понимание этого вопроса возможно только с позиции материалистической диалектики. Даже малейшее отклонение от последовательного применения диалектики к объяснению взаимоотношения материи и сознания может, как показывают факты, привести к путанице и ошибкам» (7, 97).

Люди несовершенны. Поэтому, изрекая верные мысли, сами же допускают ошибки в понимании проблемы и в ее толковании.

«Диалектический материализм понимает единство мира в том смысле, что все его бесконечно многообразные явления – звезды, планеты, атомы, электроны, живые организмы, человек, общество и т.п., несмотря на их качественные различия, одинаково представляют собой объективную реальность, существующую вне нашего сознания и независимо от него, то есть являются материальными» (там же, с. 42).

Что значит – наше сознание? Сознание авторов книги? Сознание отдельного человека? Сознание общества? Сознание цивилизации? С одной стороны, речь идет вроде бы о сознании отдельного человека. С другой стороны – сознание предстает в виде какой-то самостоятельной сущности, противостоящей материальному миру. И в то же время нашему сознанию противостоит «человек». «общество», то есть объекты, имеющие свое сознание. Из данного рассуждения следует, что для «нашего сознания» сознания других людей и общества «являются материальными». Их сознание для «нашего сознания» материально. Следовательно, «наше сознание» для их сознания тоже «материально».

Из этой логической неразберихи выход один – сознание нужно рассматривать как некую самостоятельную сущность, противостоящую материальному миру. Но таковой в природе не существует.

Так что же такое «сознание», с которым неизбежно случаются такие логические казусы? Теме «Материя и сознание» в учебнике посвящена отдельная глава.

«Понятие сознания, так же как и понятие материи, является предельно широким понятием философии» (там же, с. 86).

«Сознание и материя имеют между собой то общее, что они существуют реально» (там же).

«Материя существует как объективная реальность, вне и независимо от нашего сознания» (там же).

«Сознание же существует только в головах людей, как свойство их мозга, как внутренний духовный мир человека» (там же).

Сознание «является вторичной по отношению к материи реальностью» (там же).

Сознание – свойство материи, и в то же время оно вторично. Свойство материи может быть вторичным, нематериальным? И это – материализм? Свойство материи можно противопоставлять всей материи? Часть можно противопоставлять целому? На каком основании? И это – материалистическая диалектика?

«Сознание, являясь свойством, функцией мозга, не привносится в мозг извне, а связано с ним необходимо и неразрывно, как его продукт» (там же, с. 87).

Обилие характеристик термина «сознание» – это не из сферы естествознания. Это – попытка использовать в философии, приспособить к философии термин, не имея его естественнонаучной характеристики. Это – одно из противоречий синкретизма при использовании одного и того же термина, и как философского, и как естественнонаучного. Из этой ситуации, естественно, возникает вопрос: должна ли, имеет ли право философия пользоваться термином, который еще не получил достаточно объективного определения, как термин естествознания? Ведь неопределенность в трактовке, в понимании термина – это условие заблуждения.

«Сознание – это не вещество мозга и не какая-то другая материя, а особая, весьма сложная способность человеческого мозга отражать вне нас существующий внешний мир» (там же).

К названным выше характеристикам сознания прибавляется еще одна, ничего не меняя в сущности проблемы.

«Сознание действительно существует как вполне определенная реальность, но только как отражение объективного мира в голове человека» (там же).

«Сознание – это образ, копия, отображение материального, но само оно не материально. Оно есть идеальное в том смысле, что образ – это не вещь, а снимок с нее в мозгу человека» (там же).

«Будучи идеальным, сознание существует не само по себе, отдельно от материального, а как особое внутреннее состояние высокоорганизованной материи, мозга, обусловленное воздействием на него материального мира» (там же, с. 88).

Почему сознание – «это образ, копия, отображение материального»? Ведь человек воспринимает психику, сознание других людей. Существует самосознание, когда объектом внимания человека является его собственное сознание.

Может ли состояние материального объекта быть нематериальным? Например, процесс роста живого организма. Ведь это – его состояние. Или процессы возбуждения и торможения того же мозга. И т.п. Вполне очевидно: если мы говорим о состоянии какого-либо материального объекта, то имеется в виду состояние вещества, образующего данный объект.

Если быть логически последовательным, то нужно признать, что сознание, как состояние мозга, материально. Но такого крамольного вывода в то время те люди сделать не могли. Потому что классики думали не так. Было время, когда критерием истины была не практика, не данные естествознания, а мнение классиков и партийного руководства. Иллюзия истины выдавалась за истину. «Принцип первичности материи и вторичности сознания» был принципом диалектического материализма (там же, с. 89). Люди, думающие не так, не только резко критиковались, но и преследовались. Так торилась дорога в светлое будущее человечества.

А вот как оценивают сознание психологи 80-х годов ХХ века: «Сознание – свойственный человеку способ отношения к объективной действительности, опосредованный всеобщими формами общественно-исторической деятельности людей. Сознание – это отношение к миру со знанием его объективных закономерностей… Сознание есть высшая форма психики» (15, 347).

А вот что думают о сознании специалисты в сфере физиологии высшей нервной деятельности: «Понятие сознания само по себе настолько многозначно и сложно, что не имеет простого определения» (4, 174).

Психолог Е.В. Шорохова считает, что сознание «характеризуется активным отношением человека к действительности, к самому себе, к своим поступкам и действиям, к деятельности, направленной на достижение поставленных целей. Сознание является способностью человека понимать окружающий мир, процессы в нем, свои мысли и действия и свое отношение к миру и себе самому» (16, 157–158).

Как видим, сознание понимается не просто как пассивное отражение внешнего мира, но и как условие активности человека, которую следует рассматривать как одну из форм самоактивности, саморазвития материи. Базовой основой самоактивности, саморазвития материи, возможно, является особенность взаимодействия, взаимовлияния вещества и поля. Вспомним Л. Феербаха  – человек одновременно и объект, и субъект. Иными словами, абсолютизировать факт внешнего воздействия на сознание, как сделал это Ленин, объясняя соотношение материи и сознания, возводить внешнее воздействие на сознание в ранг философского понимания – значит отходить от природы вещей, утверждать заблуждение как истину.

Рассматривая проблему соотношения объективного и субъективного в психологии еще в начале ХХ века, В.М. Бехтерев  отмечал: «…ныне психофизиология и патология человека установили как непреложную истину, что удаление определенных частей головного мозга приводит к уничтожению известных центростремительных возбуждений, что разрушение других ослабляет, или устраняет, или так или иначе изменяет высшие психические отправления, поскольку они касаются отношения данного животного или человека к окружающему миру.

Доказано также, что психические отправления стоят в связи с состоянием мозгового кровообращения и составом крови, питающей нервные клетки. Достаточно сжать сонные артерии, чтобы внешние проявления психической деятельности временно исчезли. Известно также, что различные отправления, а равно и патологические изменения состава крови при общих болезненных процессах изменяют коренным образом и психические отправления…

Ясно, что психические процессы протекают в среде, обусловливающей известное сопротивление, а это само по себе доказывает, что все психические процессы суть не только субъективные переживания, но одновременно и материальные процессы. Иначе говоря, нет ни одного психического процесса, который бы являлся только субъективным или духовным в философском значении этого слова и не сопровождался бы определенными материальными процессами. Этот факт объясняет нам также, почему всякая умственная работа сопровождается определенным рядом изменений в организме, обусловленных деятельным состоянием мозга, и приводит к утомлению» (2, 7–8).

Еще глубже проникает в сущность психического психогенетика. «…Генетический уровень как первичный инициирует развитие сопричастных с ним морфологического и физиологического уровней, а те, в свою очередь, создают условия для возникновения психических новообразований… Однако психофизиологический уровень не только транслирует генетические влияния на психологические и поведенческие особенности человека, он выполняет и обратную функцию, опосредуя влияние психических особенностей на реализацию генетической программы развития… Очевидно, что человек выступает не только как объект, пассивно воспринимающий воздействие среды. Собственная активность в процессе овладения индивидуальным опытом делает его субъектом развития. Психические особенности через собственную активность субъекта могут определять выбор предпочитаемых воздействий и таким путем модифицировать среду в соответствии с этими особенностями, опосредованно оказывая влияние на реализацию генетической детерминации развития» (17, 157– 158).

Как видим, утверждение, что сознание – продукт мозга, не является однозначным. Если мозг имеет изъяны, изъяны будет иметь и психика, и сознание, как часть психики. Это говорит о том, что прав В.М. Бехтерев, утверждая, что «все психические процессы суть не только субъективные переживания, но одновременно и материальные процессы». Мозг представляет собой единство двух видов материи – вещества и полей. Психика – это одно из проявлений самовозбуждения мозга. То есть и психика, и сознание являются частично материальными. Что не дает основания для противопоставления сознания  материи, какими бы оговорками это ни сопровождалось.

Сознание – не самостоятельная составляющая в системе систем – человеке. Сознание – одна из систем, чье функционирование обусловлено функционированием и взаимовлиянием множества других систем и факторов организма отдельного человека.

Многочисленность факторов, влияющих на сознание, детерминирует неповторимость личности. А значит, неповторимость особенностей понимать мир и самого себя в этом мире, неповторимость психики и особенностей мышления.

Среди факторов, самоорганизующихся в систему систем – человека, особо нужно назвать способность системы систем – человека – к самоактивности, к самоорганизации своей жизни и деятельности на основе понимания реальности и самого себя, как частицы этой реальности, частицы мироздания.

Основной вопрос философии в ХХI веке рассматривается с использованием терминов двухсотлетней давности. Это – одно из противоречий материалистической философии ХХI века.

Попытаемся осовременить содержание естественнонаучных терминов и посмотрим, что из этого получится.

Рассмотрим термин «материя». Определить эту категорию можно только перечислением ее сущностных особенностей, форм проявления, тенденций развития и изменения.

В науке еще не сложилась единая теория материи. Как нет и единой теории полей. Существуют разные мнения, разные точки зрения. Например: структурно в материи выделяются три составные части: вещество, энергия, организация (11, 8–9). Энергия отождествляется с понятием поля (там же). «Атрибуты материи – это всеобщие формы материи, без которых она не существует и которые неотделимы от ее бытия» (14, 3). «К атрибутам материи относятся, например, пространство, время, движение» (там же). «Вещество, энергия, пространство, время, взаимодействия, поля, упорядоченность и структура – все эти понятия… служат неотъемлемыми характеристиками Вселенной» (6, 225). Порой называют квантовые поля универсальной формой материи.

Если подойти к этим описаниям материи с философской точки зрения, разницы между ними нет: все они охватываются категорией «бытие». Но с естественнонаучной точки зрения разница есть. В чем-то взгляды совпадают, в чем-то расходятся. Идет очень сложный процесс формулировки категории «материя» с точки зрения естествознания.

Обращает на себя внимание тот факт, что составляющие материи, ее атрибуты, свойства, особенности рассматриваются как равноценные, существующие наравне с другими составляющими, атрибутами, свойствами.

В то же время есть необходимость выделить две составляющие и рассмотреть их особо, поскольку они затрагивают проблему основного вопроса философии. Это – вещество и поле.

По своему сущностному содержанию вещество и поле являются диалектическими противоположностями. По существу – это две разновидности, две формы, два типа материи. С одной стороны – это совершенно разные материи. С другой стороны – они сосуществуют как единое целое, дополняя друг друга.

Объекты в сфере вещества имеют массу, объем, занимают в пространстве определенное место, на них распространяются законы физики и т.п. Два объекта из вещества не могут занимать в пространстве одно и то же место. В сфере полей всё по-другому. Поля пронизывают друг друга, не испытывая при этом какие-либо изменения. В сфере полей нет таких явлений, как трение, инерция и т.п. То есть сфера полей имеет свои законы, принципиально отличающиеся от законов сферы вещества. Эту особенность одновременного существования таких разных сфер выражает закон зеркальной противоположности (5, 59–60) и закон сущностного единства материи (вещества и поля) (там же, с. 60–61).

Поля, как и вещество, бесконечно разнообразны. И всё же поля можно разделить на два типа: поля крупномасштабные, охватывающие большие пространства (гравитационные, электромагнитные и т. п.), и поля конкретных объектов, среди которых есть и биополя. Среди биополей есть биополя мозга. Состояние самовозбуждения мозга со своим полем – это, очевидно, и есть сознание.

Поэтому нет основания противопоставлять сознание материи, поскольку сознание – это проявление одного из свойств материи.

Продолжим рассматривать тему материи. Что понимает под материей естествознание?

Материя – основа мироздания, существующая в очень широком диапазоне – от элементарных частиц до космических объектов.

Материя существует в пространстве и времени.

Есть материя неживая и есть живая. Живая материя, в свою очередь, делится на флору и фауну. Понятие «живая материя» относится прежде всего к нашей планете. Гипотетически можно предположить, что во Вселенной есть планеты, на которых существуют условия для появления жизни. Но науке они пока неизвестны.

Материя обладает потенциальной способностью к саморазвитию, самосовершенствованию при наличии определенных условий. Очевидно, жизнь на Земле появилась благодаря наличию условий, благоприятных для самореализации свойств материи в процессе ее саморазвития. «…Жизнь и интеллект представляют собой естественные и, может быть, даже типичные проявления самоорганизации материи» (11, 92). «Процесс развития материального мира представляется как непрерывное развертывание новых, поначалу только потенциально возможных форм его организации» (там же).

Материальные объекты имеют свои поля, которые представляют собой информационную копию вещества, образующего объект. У объектов живой природы это биополя.

Материя обладает свойствами влияния (притяжение, отталкивание) и отражения. Спокойная вода, как зеркало, отражает окружающую ее природу.

Материальные объекты живой природы реагируют на воздействие внешнее и внутреннее. У представителей фауны есть зачатки психики (инстинкт самосохранения, слух, зрение, обоняние, осязание, ориентация, инстинкт продолжения рода и т. д.). Всё это – продукты естественного саморазвития материи.

Вершиной саморазвития материи в сфере фауны на планете Земля является человек – существо, представляющее собой сложную систему систем, в которой особую роль играет сознание. Сознание – одна из форм проявления материи, продукт ее саморазвития, часть психики, естественное зеркало, способное воспринимать информацию в виде образов, сигналов, знаков, символов. Способное перерабатывать эту информацию в процессе мышления. Способное понимать окружающий мир и самого человека. То есть сознание – это одно из проявлений психики, которая представляет собой одно из состояний самовозбуждения организма вообще и мозга (вещества) в частности, совместно с биополем. Как свойство материи сознание материально. Любое свойство материи – это одна из сущностных сторон, которая не может быть отделена от материи, существовать вне материи, параллельно с материей. А значит, не может быть противопоставлена материи. Сознание – одно из проявлений глубинных свойств материи, о которых наука сегодня еще не знает. Экстрасенсорика – феномен, научного объяснения пока не имеет.

Как свойство материи, как одна из сущностных составляющих материи, сознание не может быть противопоставлено материи, как часть – целому.

Если принять верным утверждение: «признание объективного существования материи есть признание и объективного существования ее атрибутов» (пространство, время, движение) (14, 3), то есть все основания распространить его и на свойства материи, одним из которых является сознание.

Наш экскурс в тему понимания материи современной наукой привел нас к выводу: сознание материально. Оно – проявление единства вещества и полевой разновидности материи. А значит, материально и мышление. Ну вот: начинали с материи, никуда не отклонялись, а пришли к сознанию.

Из всего этого следует: нет оснований противопоставлять материи сознание и мышление. Такое противопоставление можно объяснить тем, что в прошлые времена науке еще не были известны многие свойства материи. Как неизвестны они еще и сегодня. С точки зрения современной науки противопоставление сознания материи некорректно.

Что касается единства бытия и мышления, то оно возникает только в том случае, и только в том случае, когда мышление по своему содержанию последовательно объективно, когда человек сознательно соблюдает требования культуры мышления. Когда образ объекта реального мира, который имеется в сознании человека, максимально совпадает с самим объектом.

Несколько мыслей в завершение нашего разговора о материи с точки зрения естествознания.

«…На самых ранних этапах эволюции Вселенная качественно отличалась от своего современного состояния» (24, 28).

«…Во Вселенной идет необратимый процесс превращения водорода в гелий…» (там же, с. 96).

«…Вселенная эволюционирует, и притом сильнейшим образом» (там же, с. 100).

«Нельзя понять возникновения и эволюции жизни на Земле без понимания процесса возникновения и развития всей Вселенной» (там же, с. 115).

Иными словами, материя, о которой у нас идет речь, соответствует определенному уровню на определенном этапе развития Вселенной в одной из ее частей. То есть в очень далеком прошлом материя была совершенно другой и станет другой в неизмеримо далеком будущем. Следовательно, жизнь, сознание – это проявление определенных качеств материи на определенном этапе ее развития в одной из областей Вселенной.

Такая оговорка, очевидно, необходима, поскольку сама материя претерпевает изменения во времени и пространстве.

 

Николай Константинович Григорьев

 

 Херсонская обл., Украина

 

Продолжение следует. 

 

Литература:

1. Антомонов Ю.Г. Размышления об эволюции материи. М., «Советская Россия», 1976.

2. Бехтерев В.М. Объективная психология. М., «Наука», 1991.

3. Биоэнергетика человека. Энциклопедия. М., 1994.

4. Блум Ф., Лейзерсон А., Хофстедтер Л. Мозг, разум и поведение. М., «МИР», 1988.

5. Григорьев Н.К. Человек и его психика (зарубки на пути поиска). Херсон, «Олди-плюс», 2006.

6. Девис П. Суперсила (Поиск единой теории природы). М., «Мир», 1989.

7. Диалектический материализм. М. Изд-во ВПШ и АОН при ЦК КПСС, 1962.

8. Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм. ПСС, т. 18, М., ГИПЛ, 1961.

9. Ленин В.И. Карл Маркс. ПСС, т. 26.

10. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М., 1981.

11. Моисеев Н.Н. Алгоритмы развития. М., «Наука», 1987.

12. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., «Советская энциклопедия», 1973.

13. Основы марксистской философии. Учебник. М., ГИПЛ, 1962.

14. Перетурин А.Ф. Единство атрибутов материи. М., «Знание», 1966.

15. Психологический словарь. М., «Педагогика», 1983.

16. Платонов К.К. Система психологии и теория отражения. М., «Наука», 1982.

17. Психогенетика. Хрестоматия. М. «Академия», 2007.

18. Равич-Щерба И.В., Марютина Т.М., Григоренко Е.Л. Психогенетика. М., «Аспект Пресс», 2006.

19. Теория функциональных систем в физиологии и психологии. М., «Наука», 1978.

20. Философская энциклопедия, т. 1, М., 1960.

21.Философская энциклопедия, т. 4, 1967.

22. Фейербах Л. Основные положения философии будущего. Избр. философ. произведения в 2 т. Т. 1. М., ГИПЛ, 1955.

23. Фейербах Л. Сущность религии. Избр. философ. произведения в 2 т. Т. 2. М., ГИПЛ, 1955.

24. Шкловский И.С. Вселенная. Жизнь. Разум. М., «Наука», 1980.

25. Энгельс Ф. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии. Маркс К., Энгельс Ф. Избр. произв. в 3 т. Т. 3. М., ИПЛ, 1983.

26. Энгельс Ф. Диалектика природы. М., ГИПЛ, 1950.

27. Энгельс Ф. Анти-Дюринг. М., ИПЛ, 1988.