Главная       Дисклуб     Наверх на "Трудовые коллективы"   Наверх на "Макротеория"

 

Самоуправление. Новый взгляд
 

В статье "Самоуправление трудящихся – национальная идея для России" ("Экономическая и философская газета" № 13, 2008 г.) О.В. Маляров предлагает создать еще одну организацию, претендующую на единение левых сил, под названием Общероссийское общественное движение "Самоуправление трудящихся – власть народа". Основными целями задуманного Движения должны стать предоставление трудовым коллективам предприятий и организаций всех форм собственности прав участия в контроле и управлении, содействие развитию предприятий тех форм собственности, которые обеспечивают трудовым коллективам наибольшие права участия в контроле и управлении предприятиями, и предоставление трудовым коллективам предприятий-банкротов преимущественного права приобретения их в свою собственность. Его главным идеологическим постулатом назван лозунг "за самоуправление трудящихся". По мнению автора, он связан с борьбой за принятие соответствующих законов, что их проведение в жизнь – естественное направление совместных действий всех левых партий и организаций. Лозунг развития самоуправления следует толковать как развитие системы самоуправления: самоуправления трудовых коллективов и их контроля над администрацией на предприятии, органов самоуправления и поддерживающих структур на уровне города, субъекта федерации и России в целом, как путь движения к власти народа и как органическая часть будущего социалистического общества.

Представления такого рода широко распространены в левом движении. Не отрицая необходимости добиваться подлинного народовластия, мы, тем не менее, не можем признать верным ни один из упомянутых тезисов публикации.
Порочность идеи самоуправления легко обнаруживается с позиций современной теории отношений собственности. В ее основе – набор правомочий собственника (40 разновидностей) и их деление на передаваемые и исключительные правомочия. Передаваемые на возмездной основе права собственника образуют всё многообразие отношений собственности. Исключительные правомочия, решения по которым могут быть приняты только самим собственником, служат ему для выработки условий производственного использования объектов собственности в его интересах. Если по тем или иным причинам решения в области исключительных правомочий принимаются не юридическим собственником, а другим лицом, то последний становится фактическим (реальным) собственником. Положения о формальном и реальном собственнике – ключ к пониманию сути самоуправления и народовластия.

Управление текущей деятельностью предприятия требует особой профессиональной подготовки. Поэтому оно, как правило, передается наемным специалистам, чтобы на профессиональном уровне добиваться основной цели организации предприятия – максимизации прибавочной стоимости.

Соблюдение установленных правил управления и достижение целей предприятия обеспечиваются контролем собственника. Наем высшего управленческого персонала, составляющего администрацию предприятия, и контроль входят в состав исключительных правомочий собственника. Задачи контроля: проверка компетенции нанятого персонала, своевременное выявление случаев нанесения в той или иной форме ущерба собственнику, привлечение к ответственности виновных, компенсация материальных и моральных потерь. Чем грамотнее выстроена система контроля, тем надежнее защищены интересы собственника, состоящие в обеспечении рационального использования средств производства, в сохранении им статуса собственника и воспроизводстве самих отношений собственности.
Борьба за предоставление трудовому коллективу прав на участие в управлении и контроле – всегда покушение на исключительные права собственника по главному пункту отношений собственности: производству и присвоению прибавочной стоимости. Надо понимать, что передача трудовому коллективу таких прав меняет состав правомочий собственника и характер отношений собственности. При этом трудовой коллектив становится обладателем исключительных прав собственника, то есть фактическим собственником средств производства (или, по меньшей мере, фактическим совладельцем), а собственник по Закону превращается в формального собственника, лишенного части своих правомочий.
В отличие от наших левых идеологов этот качественный сдвиг в структуре прав собственника хорошо осознается буржуазией. Никто из них, понимая угрозу своим интересам, добровольно не позволит трудовому коллективу получить даже исходную информацию для контроля, не говоря уже о возможности корректировок порядка распределения дохода в пользу наемных работников. Об участии в управлении также не может быть и речи. По той простой причине, что интересы работников прямо противоположны интересам частного собственника.
Будучи собственником унитарных предприятий, государство может передавать их трудовым коллективам с различным объемом правомочий от управления до полного хозяйственного ведения. На деле же оно отдает их в управление только разного рода "чубайсам". К тому же забывает про контроль, что делает такие предприятия фактически частными.
Может ли трудовой коллектив получить права управления и контроля по Закону, принятому буржуазным государством?
Закон распространяет свое действие на широкий круг частных собственников. Предоставить трудовому коллективу такие права на законодательном уровне – значит, ни много ни мало, совершить социальную революцию: превратить частных собственников в формальных, а производственные коллективы в фактических собственников средств производства, наделив их важнейшей частью исключительных прав собственника. С какой стати буржуазное государство станет это делать? Его задача обратная: охранять, а не разрушать отношения частной собственности. А потому получение трудовым коллективом прав управления и контроля в обход воли самого собственника не может быть реализовано в принципе.
Невозможность присвоения трудовым коллективом прав собственности была прямо подтверждена при первом же обсуждении проекта Федерального закона "О трудовых коллективах" в Государственной думе 25 декабря 1997 года. "Концепция этого закона, – пояснил представитель президента А.А. Котенков, – неприемлема, и его доработка в дальнейшем невозможна... Трудовой коллектив не может обладать правомочиями собственника. Если вы примете законопроект и попытаетесь его исправить при втором чтении, у вас ничего не получится, то есть если мы лишаем трудовые коллективы того статуса юридического лица, который здесь предписан, теряется весь смысл закона. Если вы его оставите в такой форме, сохранив противоречие с Гражданским кодексом и с законом "Об общественных объединениях", этот закон не будет работать, поскольку он фактически не будет введен в действие".

Последующие события подтвердили прогноз Котенкова. Законопроект был принят в первом чтении только после того, как из него убрали требования предоставить права управления и контроля трудовым коллективам, оставив их только в случаях банкротства предприятий. Ко второму чтению законопроект потерял всё, ради чего он создавался, и был снят с обсуждения.
Вряд ли этого не знает Маляров. Тем не менее он считает целесообразным реанимировать процесс выдвижения проектов законов ''О трудовых коллективах'' и ''О самоуправляемых народных предприятиях'', а также выступить с инициативой внесения соответствующих поправок в Трудовой кодекс, восстанавливающих и развивающих те статьи, в которых говорится о правах трудовых коллективов на контроль над администрацией и на участие в управлении.

Маляров, следовательно, предлагает вторично заняться мартышкиным трудом по согласованию частного права и фантазий по поводу получения трудовым коллективом прав на управление и контроль. Следуя такого рода советам, левая оппозиция уже 15 лет жует жвачку самоуправления, потеряв 2/3 своих сторонников. И естественно: обманом пролетариата вряд ли можно добиться популярности. Маляров намерен продолжить это малопочетное занятие. И с тем же пропагандистским "успехом". В итоге шансов добиться желаемого расклада политических сил в Госдуме будет всё меньше. А значит, с надеждой на принятие упомянутых законов придется расстаться вовсе. Это, в свою очередь, лишает почвы и самоуправление на уровне города, субъекта федерации и России в целом. Рушится, таким образом, вся его конструкция "естественного" пути к народовластию.

Существуют азбучные положения теории права. Возможность управления и контроля за администрацией предприятия у трудового коллектива появляется только в том случае, когда он сам становится фактическим собственником средств производства. Тогда в составе прав собственности он получает право найма специалистов-управленцев, право контроля за характером управления и использования объектов собственности.
Предприятия с коллективной собственностью есть. Их можно создавать в рамках существующего законодательства. Но их работников нужно сделать фактическими собственниками. Для этого следует грамотно внести изменения в нормативные положения действующих предприятий или правильно составить учредительный договор и устав для вновь создаваемых предприятий. В итоге мы получим действительно самоуправляемые коллективы, которые могут стать прекрасной формой обучения конкретным особенностям народовластия – совместному принятию решений в области исключительных прав собственника, организации управления и контроля за работой предприятия по всем его направлениям.

В версии Малярова по указанным причинам идея самоуправления оказалась вообще без шансов осуществления. А вместе с ней исчезла возможность практического освоения принципов народовластия. Вот этот результат как раз больше всего и нужен буржуазии для сохранения ее диктатуры.

Предложение создать новую организацию с целью объединения левых сил на основе идеи самоуправления также не блещет особым смыслом. Во-первых, отмеченные выше теоретические просчеты сделают предложенную организацию и ее идейную базу удобными объектами для критики, а вовсе не для объединения. Во-вторых, проще и результативнее устранять разногласия левых организаций на специальных круглых столах, на конференциях, включая интернет-конференции, которые можно устраивать хоть каждую неделю.
Взгляды О.В. Малярова о преобразовании самоуправления в органы народовластия усиливают идейный разброд и еще больше разобщают левые силы. Они противоречат общеизвестным нормам права, положениям марксизма о месте и роли государства, не учитывают исторического опыта (в том числе недавних попыток продвижения проекта закона "О трудовых коллективах" в Госдуме), а также современных разработок, включая представления о составе прав собственности, об исключительных и передаваемых правомочиях собственника, о формальном и реальном собственнике, без которых невозможно понять действительное содержание самоуправления и народовластия. Особенно фантастична надежда Малярова совершить социальную революцию руками буржуазного государства, добиваясь от него предоставления трудовым коллективам исключительных прав собственности и создания органов самоуправления.

Какой же выход? Если говорить кратко, идея самоуправления может быть реализована только в ситуации, когда фактическим собственником средств производства станет сам трудовой коллектив. Это возможно в трех случаях: 1) создания новых предприятий; 2) преобразования существующих народных предприятий; 3) передачи государственных предприятий трудовым коллективам на правах полного хозяйственного ведения. В первых двух случаях достаточно освоения представлений о правах и отношениях собственности. В третьем – не обойтись без создания новой политической системы общества. А для этого нужна партия, вооруженная современной идеологией, раскрывающей суть подлинного народовластия и отвечающей интеллектуальным вызовам нашего времени (детально основные вопросы самоуправления и народовластия рассмотрены на сайте http://www.rstk-m.narod.ru).

С прежними подходами к народовластию левая оппозиция, слабо разбирающаяся в вопросах теории, оказывается хорошей подпоркой власти буржуазии. Не пора ли ей заняться ликбезом?

 

Михаил Константинович Голубев,

кандидат экономических наук,

по поручению Исполкома "Общественного совета по делам трудовых коллективов"