Главная       Дисклуб     Что нового?      Наверх

 

 

КРЫМ. ВОПРОСЫ БЕЗ ОТВЕТОВ

В РОССИИ ОТМЕЧАЮТ ТРЕТЬЮ ГОДОВЩИНУ ОТТОРЖЕНИЯ КРЫМА ОТ УКРАИНЫ

И ПРИСОЕДИНЕНИЯ ЕГО К РОССИИ

 

18 марта в Москве и других городах проходят массовые мероприятия, на которые в основном свозят народ по разнарядке. Некоторое отличие нынешних празднеств от прошлогодних – не такое активное участие в них высших должностных лиц и  видных политиков РФ.

* * *

Как и три года назад, по-прежнему основными вопросами для  тех, кому действительно дороги судьбы России и Украины, остаются  следующие вопросы:

1. Понимают ли в  России, насколько глубоки те чувства унижения, обиды, боли, отвращения и  холодной ярости, которые посеяны  в сердцах 40-миллионного народа Украины, в том числе при виде всех этих "праздничных мероприятий"? 

Понимают ли они, что иных чувств нельзя будет ожидать от народа, принудительно  лишенного части своей территории, принадлежности которой до  24 февраля 2014 года никто, в том числе и Россия, не оспаривал? Каких чувств теперь, интересно, ожидают в России от украинцев: страха, подобострастия, смирения, понимания? Может быть, одобрения или симпатии? Глубокого удовлетворения?  Почему, на каком основании ожидают добрососедского понимания или трусливого смирения?

Можно ли оправдывать унижение и оскорбление, нанесенное 40-миллионному, до недавнего времени братскому народу Украины, интересами 1,2 миллиона этнических русских,  проживающих в Крыму? (Кстати, лукавить не надо, далеко не все даже русские, проживавшие в Крыму, стремились в путинское полицейское государство; в  Крыму, помимо российских военных пенсионеров, проживавших на полуострове с семьями в количестве около 200 тысяч человек и составивших основную группу поддержки "зеленым человечкам", проживало или имело собственность и значительное количество русских из числа тех, кто хотел находиться в  сравнительно русскоязычной среде, но не под властью Кремля, не говоря уже о 520 тысячах украинцев и 230 тысячах крымских татар, проживавших на полуострове в начале 2014 года.) Крым-то ведь "отсоединен" не от Яроша, Турчинова или Порошенко, а от народа Украины.

Осознается ли при этом тот факт, что Украина до 24 февраля 2014 года не сделала ничего плохого ни России, ни народу Крыма?  Украина не выступала агрессором по отношению к РФ и, в отличие от многих видных российских политиков и лиц, занимающих высшие государственные посты, не выдвигала претензий на часть ее территории.

 2. Понимают ли те, кому действительно дороги судьбы России, что отторжение Крыма от Украины и присоединение его к России  в том виде, в  котором это было сделано,  делает невозможным нормальные отношения между Киевом и Москвой на долгие десятилетия вперед, при любом киевском правительстве, что в принципе изменяет всю геополитическую и военно-стратегическую обстановку в Европе далеко не в пользу России? Украина будет стремиться во все западные союзы и, скорее всего, войдет в них в течение ближайших 3–5 лет.

В  случае если ЕС начнет дезинтегрироваться в силу тех или иных причин, Украина будет обязательно инициировать или поддерживать попытки создания локальных союзов, например «Междуморье» (Intermarium), для создания которого ей в принципе достаточно заключить соглашения с Польшей, Литвой, Словакией  и Молдавией. А если Белоруссия с Лукашенко или без него начнет  стремиться к более независимой политике, то и с Белоруссией. Прошлые попытки «Междуморья» оказались неудачными, потому что опирались на доминирование Польши, что приводило к межэтническим и межконфессиональным противоречиям.  В настоящее время речь может идти только о равноправном союзе участников, что более трудоемко при создании, но зато гораздо более прочно в случае достижения такого союза.

В любом случае вместо апатичного и в целом доброжелательного соседа Россия получила в своем подбрюшье активного и деятельного противника, мечтающего о восстановлении своих границ начала 2014 года любой ценой.

3. Осознают ли, что Россия, которая, по мнению большей части мирового сообщества, осуществила первую откровенную аннексию со времен окончания Второй мировой войны, на долгие годы поставила себя  в очень сложные отношения с системой международного права, что будет со всё возрастающей силой влиять на любые отношения России с международным сообществом? (Многие крупные государства в 1946–2014 годах вели войны на территориях других стран, но ни одно из них не присоединяло к себе часть территории других государств.)

  И что самое главное – Крым в его нынешнем статусе останется прекрасным и удобным поводом для обвинений России в агрессивности  на века.

4. Считают  ли они, что стихийного и ситуативно возникшего в сложной политической обстановке желания части населения одного из регионов любой другой страны (Эстонии, Латвии, Азербайджана, Казахстана), пограничной по отношению к России,  достаточно для того, чтобы с помощью поощрения сепаратизма и смеси военного и информационного давления отнять у этой страны часть ее территории и  присоединить ее к России?

5. Готова ли   в этой связи  Россия в соответствии с этой логикой в гипотетическом  случае, если когда-нибудь возникнет аналогичная ситуация (то есть   появление  устойчивого или спонтанно возникшего желания того или иного региона в одной из двух десятков автономий РФ выйти из состава РФ), вести себя каким-то иным способом, кроме силового и жестокого подавления сепаратизма, как в Чечне и Дагестане?

 И если нет, то каковы могут быть аргументы?

 

Алексей ГЛЕБКО