Главная       Дисклуб     Что нового?    Наверх

 

ЕЩЕ РАЗ О РЕЗОЛЮЦИИ ЕВРОСОЮЗА

 

23 ноября Европарламент принял предложенную польским депутатом Анной Фотига резолюцию о противодействии враждебной Евросоюзу пропаганде, которая, как считают в Брюсселе, в частности исходит из России.

В документе говорится, что такая пропаганда является частью «гибридной войны» и нацелена на то, чтобы «исказить правду, посеять сомнения и рознь между странами союза, ослабить стратегическое единство ЕС и его североамериканских партнеров, парализовать процесс принятия решений, дискредитировать институты ЕС и трансатлантическое партнерство».

Европейские парламентарии также утверждают, что Россия использует контакты с политиками ЕС не столько для подлинного диалога, сколько в целях пропаганды и публичного ослабления общей позиции ЕС.

В резолюции сказано: «Европарламент признает, что российское правительство агрессивно использует целый спектр средств и инструментов (…) для атак на демократические ценности, для раскола Европы, для обеспечения поддержки внутри страны и создания впечатления о разногласиях между странами Восточного соседства и ЕС».

Среди таких инструментов в документе называются «аналитические центры и специальные фонды (“Русский мир”), специализированные учреждения (Россотрудничество), многоязычные телевизионные каналы (Russia Today, например), так называемые информационные агентства и мультимедийные сервисы (“Спутник”), трансграничные общественные и религиозные группы… социальные сети и интернетовские “тролли”».

По мнению Европарламента, Россия выделяет на дезинформацию и пропаганду значительные средства, финансирует политические партии и другие организации внутри ЕС с целью разрушения его политической сплоченности. Пропаганда, говорится в резолюции, направлена на журналистов, конкретных политиков и граждан ЕС.

Как утверждают в Европарламенте, значительная часть враждебной пропаганды «построена на том, чтобы представить некоторые европейские страны ЕС «частью традиционной сферы влияния России».

Среди других источников пропаганды, которым, как заявлено в резолюции, должен противостоять Евросоюз, называются запрещенные в России террористические организации «Аль-Каида» и ДАИШ («Исламское государство»).

Эти экстремистские организации, отмечается в документе, «ведут активные пропагандистские кампании с целью скомпрометировать европейские ценности и интересы».

Резолюция призывает страны, председательствующие в ЕС в порядке ротации, всегда включать «стратегическую коммуникацию» в программы своего председательства, а компетентные службы ЕС эффективно следить за источниками финансирования направленной против ЕС пропаганды.

В принятой ЕС резолюции проглядывают несколько любопытных моментов, похоже, не вполне личностно осознанных самими авторами.

Не секрет, что информационное пространство  России в настоящее время практически полностью огосударствлено. Не станем сейчас никак оценивать это явление, просто констатируем факт.

Из 12 основных телеканалов (то есть тех, которые обладают наибольшей аудиторией и в наибольшей степени влияют на формирование взглядов и предпочтений в обществе) фактически государственными являются 10: 1-й канал, все 4 канала ВГТРК "Россия" ("Россия-1", "Россия-24", "Культура" и "Матч-ТВ"), "Звезда", московский и питерский телеканалы (соответственно, ТВЦ и 5-й канал),  "Россия-24", НТВ и РенТВ.

Те небольшие нюансы, которые заключаются, например, в том, что "Звезда" принадлежит не Госимуществу, а Министерству обороны РФ, что ТВЦ контролируется не администрацией президента, а правительством Москвы, что НТВ принадлежит не напрямую государству, а  газовой корпорации "Газпром", в которой совокупная доля государственного участия в разных  форматах составляет около 45 процентов, или что Первый канал, 5-й канал и РенТВ также не принадлежат государству напрямую, а контролируются через сложную систему участия  близких к российской власти финансовых структур, в частности Национальной Медиа Группы (степень подлинной независимости НМГ и, соответственно, банка "Россия" от государства была не так давно очень ярко продемонстрирована назначением на пост председателя совета директоров НМГ Алины Кабаевой), в которых в конечном счете мы также отыскиваем контрольный государственный пакет, конечно, учитывать стоит. Но фактически эти нюансы существуют лишь для того, чтобы давать кремлевским обитателям возможность патетически воздевать руки и с задушевно-проникновенным видом убеждать оппонентов: "Но вы же знаете, НТВ и РенТВ не являются государственными СМИ".

Повторимся, пусть не де-юре, но де-факто все вышеперечисленные СМИ контролируются государством и, соответственно, окормляются заместителем главы администрации президента РФ А. Громовым.

Не являются государственными сугубо развлекательные ТНТ и СТС, на которых отсутствуют аналитические и информационные блоки.

В сфере печатных СМИ степень участия государства намного меньше, но и степень влияния нынешних газет на общество в сегодняшней России несоизмерима с телевидением.

Было бы весьма удивительно, если бы за рубежом нынешнее руководство России  вдруг сменило свои предпочтения и отдало иновещание в руки каких-то частных фирм. Понятно, что и RT, и "Спутник" являются госструктурами.

Наверное, понятно также, что все работники информационных госструктур в первую очередь являются государственными служащими, а только во вторую очередь – журналистами.

Свобода слова для госслужащего априори ограничена вовсе не резолюциями ЕС, а должностной принадлежностью самого госслужащего. За последние три-четыре года ни на одном из 10 вышеупомянутых госканалов из уст госслужащих, притворяющихся журналистами, не прозвучало ни одного слова критики в адрес первых лиц в государстве, за исключением очень короткого предвыборного периода, когда на экраны были ограниченно допущены политические оппоненты.

Поэтому, когда госслужащие начинают требовать для себя такого же отношения, как к обычным журналистам,  эта лицемерная патетика по поводу свободы слова и столь же лицемерные агрессивные истерики по тому же поводу из их уст выглядят смехотворно.

В этом смысле резолюция ЕС вполне логична – она подразумевает, что работники государственных и контролируемых государством СМИ  в некоторых ситуациях (к примеру, в ситуации серьезной конфронтации между теми или иными странами) не могут быть приравнены к обычным журналистам и не могут претендовать на тот уровень свободы, который предусмотрен в большинстве западных стран законодательством о СМИ и свободе слова.

Однако почему-то напрямую в резолюции о таком разделении  на госжурналистов и, так сказать, всех прочих не сказано – вместо этого туманные размышления об информации и дезинформации и пр. А зря. Ибо научный подход требует точности понятий и определений.

Имеются ли в других странах  аналогичные информационные госструктуры? Безусловно. "Голос  Америки", "Свобода", "Немецкая Волна", "Аль-Джазира" и многие другие точно так же, как и RT или "Спутник", контролируются государствами соответствующих стран. И поэтому по отношению к ним вполне справедливы те же самые вопросы и упреки, что и к  российским информационным госструктурам.

В чем же отличия, и есть ли они?

Отличия есть. Например, в  странах, выбравших англосаксонскую политическую модель, как правило, вообще нет  системы государственного теле- и радиовещания, ориентированного на внутреннюю аудиторию.

Но важнейшее из отличий состоит всё же в том, что на Западе, кто бы  и как бы к нему ни относился, продолжает полноценно работать демократическая система. И регулярная смена политического руководства  в той или иной стране неизбежно приводит к соответствующим изменениям в системе пропаганды государственных СМИ, с одной стороны, а с другой – заставляет журналистов не впадать в чрезмерную агрессию по отношению к врагам нынешней власти в своих странах или в чрезмерное холуйство по отношению к ней самой, именно имея в виду очень вероятную смену этой самой власти через 4, 5, 8 лет и приход к власти тех самых политических оппонентов.

Россия же и другие евроазиатские автократии всё больше тяготеют к модели пожизненного занятия высшего кресла в государстве со всеми вытекающими из этого последствиями.

Поэтому вся система государственного вещания, строго говоря, становится системой, обслуживающей отнюдь не долговременные интересы страны, а  прихоти и капризы одного человека, вытекающие из его личностной специфики, или очень узкий круг, включающий верховного руководителя и его приближенных. Степень пристрастности и добросовестности/недобросовестности принадлежащих государству или им контролируемых СМИ в странах, выбирающих модель пожизненного руководства, в отличие от развитых демократий, никак не ограничена политической конкуренцией и регулярной сменой высших должностных лиц государства. Степень агрессивности по отношению к политическим оппонентам власти в российских и других евроазиатских госСМИ поэтому зашкаливает, степень холуйства, соответственно, тоже.

Вот поэтому, пока у власти Путин и его приближенные, ни один из 10 российских гостелеканалов не скажет ни слова правды о сбитом 17 июля 2014 года малайзийском "Боинге МH-17". Даже если президент РФ опубликует статью "Пора доверять России" не только в "La Stampa", но и в "The New York Times".

Увы! В резолюции ЕС не проделана и эта необходимая работа – по дифференциации политических режимов тех или иных стран с точки зрения права их госжурналистов претендовать на тот или иной уровень свободы в тех или иных ситуациях.

Почувствуйте разницу!

 Алексей ГЛЕБКО