Главная       Дисклуб     Наверх  

 

               Заполнение пустотой: всё от «Единой России»

 Часть 3

 

Вернуться к части 1

 

Вернуться к части  2

 

         

В районку вербуют камикадзе

 

 

Власти «Саратовской Швейцарии» спокойно наблюдают за деградацией единственного в районе средства массовой информации.

 

«УЖ БОЛЬШЕ НЕТ»

…В 7.35 утра электричка из Ртищева на глухой аркадакской станции Летяжевка, ранее очень хорошо известной многим советским гражданам как железнодорожный пункт «десантирования» в близлежащий дом отдыха, «выдавила» из своих более чем наполовину пустых вагонов вместе со мной трех пассажиров, приняла не более десяти и укатила дальше, в Балашов. Эта была привычная картина рабочего понедельника. Из всех вышедших попутчиков только мне предстояло ехать еще полтора десятка километров в рабочий поселок Турки – центр местной «Швейцарии» и одноименного района. В справедливом ожидании уехать общественным транспортом я начал было искать автобус, но жестоко обманулся – первый за день рейс будет только в 11.45, второй – в 16.50, третий и последний – в 21.45, когда из Балашова, Ртищева и Саратова приезжает по «железке» больше пассажиров.

Предложивший мне свои услуги водитель потертых «жигулей» оценил ее всего в двести рублей. Пришлось согласиться. И не сильно-то расстраиваться: за эту сумму водитель не только быстро доставил меня до желанной цели, но и в качестве бесплатного гида показывал местные достопримечательности. Поразительно, но все из них уже канули в историю. Но не после 1917 года, когда, как написал на районном сайте один «умник», начался закат района, а в не такие уж давние времена, аккурат после перестройки и наступления новой, демократической эпохи.

– Вон там, налево, раньше был аэродром, летали «кукурузники» и чехословацкие Л-410 из Саратова, его давно нет, – начал он оглашать печальный список. – Развалили и плодово-консервный завод. Потом закрыли молочный комбинат. Теперь район ничего не перерабатывает, ни одного предприятия не осталось.

– Но хоть известный на весь Советский Союз дом отдыха «Бабинский» на Хопре сохранился?

– Его тоже давно нет, все корпуса подчистую снесли, остались одни развалины, – сказал он.

– Его-то зачем прикончили? Кому он помешал? Вот уроды! Даже от такой щедрой природы не могут взять финансовый приплод! Это же стабильно прибыльная структура отдыха, она кормит районный бюджет и дает работу людям. А работа-то какая у вас, если все производства позакрывали?

– Работа в райцентре только в органах власти, магазинах, полиции, прокуратуре, школах, на почте и элеваторе, да и тот давно принадлежит петербургской фирме. В селе коллективные и крестьянско-фермерские хозяйства тоже не шикуют. И там плохо. Общественного стада коров не стало, говорят, только один фермер их содержит. Сахарную свеклу перестали выращивать – и это на прекрасном черноземе!

– Может, оттого и закрыли молочный завод, что перерабатывать нечего: нет коров – нет молока – нет завода. Это по системе «что было раньше – курица или яйцо?». А может, наоборот, нет завода – нет и коров, не выливать же молоко в реки...

– Несколько предпринимателей еще разводят рыбу в прудах. Овощи и фрукты выращивают для себя и базара.

– А народ уезжает на заработки в Москву – нашу мать-кормилицу и работодательницу... – справедливо предполагаю я.

Из этого довольно серьезного для такого района печального списка «Уже нет» хорошо информированный водитель не назвал еще одно предприятие, которому уготована такая же страшная участь, – районную газету. После того как уничтожили местное проводное радиовещание, газета «Пульс» является единственным в районе источником информации о делах и устремлениях местной власти на благо вверенного ей общества и народа, которого остается всё меньше и меньше.

 

Турковский район расположен в западной части области. Площадь – 1,4 тыс. кв. км. Население – 18 тысяч человек, в том числе в рабочем поселке Турки – 7,2 тысячи. В районе 49 населенных пунктов. Район расположен на границе лесостепной и степной зон, на Окско-Донской равнине, на правом берегу реки Хопер. Главным богатством района являются его почвы (черноземы), имеющие самый высокий бонитет (показатель, отражающий качество природных объектов. Прим. ред.). Специализация сельского хозяйства: зерно, маслично-животноводческая со значительным производством сахарной свеклы. Имеются 12 сельхозтовариществ, 3 совхоза, 112 крестьянско-фермерских хозяйств. В рабочем поселке Турки находятся промышленные предприятия и строительные организации, входящие в аграрный комплекс: плодоовощной консервный завод, молочный завод и другие. Есть музыкальная и детско-юношеская спортивная школы, Дом творчества юных, СПТУ. Турки (бывшее Богородское) основаны в начале ХVIII века. С 1966 г. – рабочий поселок. Живописные окрестности Турков получили название "Саратовская Швейцария". Здесь находится известный в области дом отдыха «Бабинки».

Турковская земля – родина писателя Л.И. Гумилевского.

Вот такую устаревшую характеристику дает району губернаторский сайт.

 

– В районе сейчас проживает более 11 тысячи человек, – приводит не очень приятную демографическую статистику молодой глава районной администрации Дмитрий Кудряшов. – Из них пенсионеров – треть. В райцентре – 6 тысяч человек.

Но и это постоянно сокращающееся количество имеет резерв еще более уменьшиться. Наверное, потому, что негативный процесс оттока происходит столь стремительно, что его не успевают уловить даже в правительстве области и губернатор. На официальном сайте облправительства, под торжественным безадресным призывом Валерия Радаева о необходимости превратить область в территорию развития, в явно устаревшей характеристике района значится, что в нем проживает 18 тысяч жителей и во славу экономики региона работают «плодоовощной консервный завод, молочный и другие», а также строительные организации и по-прежнему здравствует дом отдыха «Бабинский». Я не знаю причин существования на сайте вводящей в заблуждение информации о «благополучном развитии» окраинного района, чье состояние по всем признакам смахивает уже не на критическое, а на депрессивное. Ему в первую очередь решительно требуется помощь и поддержка областной власти. Там должны по долгу службы находиться представители областного правительства и искать пути выхода из создавшегося положения. Район должен иметь реальный план развития, но сей глухой уголок «высокие областные лица» навещают очень редко. Да и наведываются они на короткие часы с ознакомительной целью, что-то вроде административных туристов (настоящих здесь почему-то не сыщешь, хотя можно было бы успешно развивать экологический туризм, как в соседнем Инжавинском районе Тамбовской области), или поприсутствовать на празднике, или что-то кому-то вручить. Ранее прикомандированный к району депутат облдумы Юрий Заигралов сам недавно возглавил Петровский район. Его коллега по облпарламенту – тележурналист Алевтина Лосина тоже забыла дорогу сюда, хотя, как вспомнил при мне Кудряшов, однажды она осчастливила молодое поколение райцентра идеей создания школы юного журналиста.

– И как?

– А никак! – коротко резанул глава райадминистрации.

По той же самой схеме строится затеянный по социальному проекту родной для Заигралова и Лосиной «Единой России» физкультурно-оздоровительный комплекс. Есть забор, площадка, но всё поросло бурьяном. Вот тебе «Верьте только делам!»...

 

КАНДИДАТ НА ЛИКВИДАЦИЮ

Естественно, в районе не принято открыто говорить про этот партийный катаклизм как обман народа, и в первую очередь молодежи, после получения аттестата навсегда покидающей родные и милые с детства, но сейчас никакой перспективой не прельщаемые края. Не заикается о замороженной стройке и местная газета, хотя в оправдание своего названия могла бы постоянно прощупывать пульс этой социально важной стройки и всех волнующих турковцев дел. Но не будоражит она местную общественность ни упоминанием о стройке, ни даже крошечной информацией о недавней встрече турковской общественности с лидером коммунистов области – депутатом Государственной Думы Ольгой Алимовой. Про оппозицию в газете тоже стараются не упоминать. Наложено табу на просто мнение народное, отличающееся от властного. Года два назад на своих страницах «Пульс» позволил себе опубликовать противоречивое мнение жителей Турков о разумности проведения многозатратных дней района. Очень многие сказали, что в этих на широкую руку отмечаемых праздниках нет необходимости: мол, сложная обстановка не располагает к веселью. Подобная несанкционированная вольность не понравилась районному начальству.

– Они должны не забывать, чья это газета, в которой работают, – поставил при мне редакцию на место глава администрации, поразительно еще помнящий ту непозволительную вольность и факт мнимого покушения на авторитет власти.

Районная администрация вместе с областным Министерством информации и печати значится учредителем «Пульса» и, как хозяин, а вовсе не советчик, довольно часто цензурирует готовящиеся в газете материалы. Видимо, потому в ней полностью отсутствуют проблемы и аналитика.

 

ВСЯ В ДОЛГАХ…

«Пульс», возникший как правопреемник доведенной до смерти газеты «Знамя», к 13-му году своего существования сам постепенно опускается в могилу. Вот уже несколько месяцев редакция обезглавлена: бывший редактор и директор газеты внезапно уволилась и оставила после себя не только руководящее кресло, но и очень большие, для районки просто громадные, неподъемные долги – около 500 тысяч рублей. Я просто удивляюсь, как прекрасно знавшие об аховом финансовом состоянии редакции районные власти позволили редактору спокойно уйти и даже не заставили хотя бы объясниться о природе таких долгов. По слухам, бывший редактор, ежемесячно получавшая в среднем 23 тысячи рублей (оклад 10 тыс. плюс столько же гонорар и квартальная премия), при 5800 рублях оклада и 500 рублях премии корреспондентов, спешно отправилась покорять журналистское сообщество первопрестольной. Туда же навострила лыжи и бухгалтер. Я хотел встретиться с нею, но в редакции спокойно объявили, что та на работу не ходит, хотя заявления об увольнении не писала, и заработную плату не получает, как и все остальные, уже два месяца подряд.

Сейчас в кассе редакции всего 800 рублей, на счета судебные приставы наложили арест и не позволяют отстегнуть ни копейки. Нет денег не то что на заработную плату – нечем оплатить обязательную автогражданку для редакционной «десятки», отчего на удивление хорошо сохранившаяся четырехколесная бедолага давно нашла безвыездное пристанище во дворе дома водителя, а без нее журналисты не могут ездить по селам в поисках материалов. Еще недавно выручал телефон, но в редакции отключили почти все линии. Если отрубят Интернет, то исчезнет единственный канал отправки сверстанных полос в саратовскую типографию...

 

НУЖЕН РЕДАКТОР-СТАНОК, ПЕЧАТАЮЩИЙ ДЕНЬГИ

Сейчас местное начальство занято двумя проблемами: найти не редактора, а директора, еще лучше – конкурсного управляющего, который, как мне упорно вдалбливали в голову, мог бы по возможности спешно найти где угодно, – но лучше и реально не в этих бедствующих краях, – полмиллиона «бабок», практически не занимаясь серьезной реконструкцией «Пульса», и вдобавок уговорить 10 других его сотрудников осуществить давнюю мечту райадминистрации о переселении из постоянно сокращаемого по площади помещения газеты в три комнаты соседнего здания районного сельхозуправления.

Если этим планам удастся осуществиться, то «Пульс» едва ли вскоре будет подавать признаки жизни и дотянет до следующего года.

В таком случае без гарантий поддержки, хотя бы на время выхода из штопора, много ли искренне желающих помочь «Пульсу» согласятся стать камикадзе и принять на себя обложенную огромными долгами и арестами редакцию?

 

Если газеты, как турковский «Пульс», умирают, значит, это кому-то нужно. Только в первые шесть месяцев года в области заметно сократилось информационное пространство: благополучно скончались ранее заметные «Криминальный Саратов», «Время», «похудел» в объеме «Репортер», в электронный вариант перешли «Время», «Саратовский взгляд» и «Богатей». Не за такое ли развитие всего и вся на территории области так печется губернатор?

 

Владимир Анатольевич ЕФИМОВ

 

Саратовская область