Главная       Дисклуб     Наверх  

 

ЭСТАФЕТА ОЛИМПИЙСКОГО ОГНЯ

И ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОВОКАЦИЙ

В предыдущем номере, в статье «Факельный беспредел», «ЭФГ» поведала о накаленной саратовскими властями и правоохранителями до небывало высокого градуса обстановке, в которой благодаря их стараниям проходила эстафета олимпийского огня в областном центре. Однако 11 января неприятные события отнюдь не закончились.

 

Постэстафетное «похмелье»

Доведенные до полного абсурда беспрецедентные меры безопасности вместе с лившим весь день 11 января дождем и грязью на улицах и, не побоюсь предположить, развязанной кампанией по преследованиям оппозиции лишили это действо главного смысла – праздника.

За этой, более всего агитационной, нежели спортивной, частью эстафеты и всей Олимпиады, которые должны поднять упавший в мире имидж России, прежде всего четко просматривалась эшелонированная, во всем своем многообразии, политическая линия. С одной, внешнеполитической стороны, требовалось доказать миру, что в России не всё так плохо. С другой, внутриполитической стороны, предполагалось использовать эстафету как очередную возможность для подавления оппозиции. Что касается второй сверхзадачи, то затевавшим эту настоящую «охоту на ведьм» в стиле гнилого американского антикоммунизма послевоенных времен она вполне удалась. По крайней мере, в Саратове. И не случайно.

В последние годы Саратовская область стала полигоном для обкатки определенных, сформированных в высоких руководящих кабинетах форм ведения политической борьбы, особенно в ее важнейшей части – выборах всех масштабах. Именно на Саратовщине, малой родине ныне первого заместителя главы президентской администрации Вячеслава Володина, обкатывались известные теперь всей стране избирательные «карусели», удаление под различными предлогами с избирательных участков наблюдателей и даже членов комиссий от оппозиции, преимущественно от КПРФ, вбрасывание в урну избирательных бюллетеней, переписывание в окружных и территориальных комиссиях «неправильных» протоколов и прочее. Пройдя апробацию, эти грязные, отнюдь не демократические технологии затем широко применялись по всей стране. Когда 10 лет назад тот же Володин преследовал меня в судебном порядке за одну не понравившуюся ему фразу о себе в «Советской России» и затребовал с меня в качестве компенсации морального вреда 50 тыс. рублей, а с редакции в 10 раз больше, местные журналисты что есть сил потешались надо мною и описывали благородство истца. Я тогда напомнил им старое изречение о смеющихся последними, а также «не судите, да несудимы будете» и предрек такие же иски по отношению к ним, ведь это означало начало «охоты на прессу». Я оказался пророком. Скоро Володин, мягко говоря, завалил суды своими исками-претензиями к саратовским журналистам и политикам, в том числе к депутату Госдумы Валерию Рашкину.

Поэтому нетрудно предположить и ожидать, что «охота на ведьм» по-саратовски может найти и общефедеральное применение. Полагаю, тучи сгущаются, и это может произойти вскоре после сочинской Олимпиады, когда уже не надо будет натужно изображать собою поборника демократии.

 

Согретая факелом «охота на ведьм»

Восстановим хронологию событий, сопровождавших теневую сторону эстафетного действа.

На следующий, постэстафетный день первый секретарь горкома КПРФ Александр Анидалов рассказал информизданию «Четвертая власть» о провокациях в отношении него 11 января:

– Около 9 утра я с однопартийцами находился в кафе в Мирном переулке. Ко мне поступила информация, что нас могут отслеживать. Я вышел из кафе и увидел, как к нему приходят ребята в форме полиции. Я подошел к своей машине, которая была припаркована поблизости. Мы ничего не нарушали, плакатов у нас не было (в кафе). Я увидел, что моя машина заблокирована. Поперек дороги стоял полицейский УАЗик, и к ней подъехало несколько эвакуаторов. Ко мне подошел некто подполковник Никитин и сообщил, что якобы в моей машине находится бомба, потом сказали, что там запрещенные вещества, а позже сказали, что в машине у меня может находиться незаконная литература. Они постоянно путались, разное говорили. Я предъявил ему паспорт и удостоверение помощника депутата, после чего попросил вызвать досмотровую группу, поскольку не доверял данному составу полиции. Они подвели двоих молодых, одна из которых была явно несовершеннолетней, и заявили, якобы они понятые, и потребовали от меня вскрыть машину, пригрозив, что в противном случае ее вскроют и отвезут на штрафстоянку. Я пытался позвонить юристу, но мне заломили руки и затащили в полицейский УАЗик, где надели наручники. Никаких взрывных групп не было, ничего, кинологов не было. В салоне они увидели листовки и плакаты. Тут же они всё это взяли и изъяли на экспертизу содержимое. Несколько прохожих пытались сфотографировать, но прохожих тут же задержали. Один из стражей порядка, отвечая на вопрос, почему в отношении меня производятся такие жесткие меры, заявил, якобы на территории всей страны введен режим контртеррористической операции.

Потом Анидалова повезли в Ленинский УВД, в половине третьего дня отпустили, но через три с половиной часа снова задержали – на этот раз по пути в обком. Из Заводского УВД его вызволил представитель прокуратуры, куда позвонила депутат Госдумы Ольга Алимова.

– По дороге ко мне приехал белый джип, двое ребят в штатском предъявили удостоверение полиции, потом вызвали патруль, из него вышел Никитин с понятыми (теми же, что и утром). Никитин уточнил адрес близлежащего дома и сказал, что коммунисты проводят там незаконную акцию. Судя по тому, сколько полиция задерживала коммунистов по всей области, у полиции основной целью была не борьба с террористами, а недопущение акций оппозиции. На мой взгляд, все меры предосторожности были направлены на то, чтобы не допустить акций. У меня сомнения возникают, не слишком ли «вовремя» произошли взрывы в Волгограде, чтобы в рамках контртеррористических мероприятий можно было хватать оппозицию? Они по максимуму используют эту ситуацию (взрывы в Волгограде), чтобы ловить оппозицию. В Саратове это было именно так. Мне льстит, что нас боятся больше, чем террористов, но неприятно это.

 

Штрафная «штука» от коммуниста в доход Олимпиады?

13 января Анидалов и другие лидеры местного отделения партии в центре города, возле памятника Николаю Чернышевскому, провели, мягко говоря, антиэстафету олимпийского огня, поведав собравшимся на акцию, во сколько россиянам обойдется Олимпиада. Потом (лично видел) участники акции в сопровождении групп полицейских поодиночке стали расходиться и пошли по проспекту имени Кирова. Но стражи правопорядка в одиночном шествии усмотрели правонарушение, о чем оперативно поведали взбудораженному их действиями обществу в официальном разъяснении (стиль и орфография авторов в погонах сохранены):

"13 января 2014 г. в 17 часов у магазина "Детский мир" на проспекте им. Кирова собрались участники запланированного мероприятия – шествия, организованного Николаем Бондаренко, являющегося председателем Фрунзенского райкома КПРФ и членом избирательной комиссии Ленинского района. Прибывшие для осуществления охраны общественного порядка в период шествия сотрудники полиции установили, что участники мероприятия имели при себе плакаты, звукоусиливающее устройство и иные средства наглядной агитации (интересно, а с каких пор звукозаписывающие устройства являются средством наглядной агитации? – В.Е.). Полицейские предупредили участников, что использование вышеперечисленных предметов в ходе акции является уже не шествием, а демонстрацией, для проведения которой необходимо получить дополнительное разрешение в органах местного самоуправления.

Несмотря на это, около 17.15 ч один из участников мероприятия – Анидалов Александр, в нарушение ст. 7 ФЗ № 54 от 19.06.2004 г. без согласования с органами местного самоуправления и без подачи в установленном порядке уведомления о проведении публичного мероприятия, начал несанкционированный митинг. Неоднократные требования представителя органа местного самоуправления и сотрудников полиции прекратить митинг, Анидалов А. проигнорировал, тем самым, нарушив п. 1 ч. 3 ст. 6 ФЗ № 54 от 19.06.2004. После митинга участники акции, инициированной Н. Бондаренко, используя звукоусиливающую аппаратуру, плакаты и иные средства наглядной агитации, прошли маршем по проспекту Кирова.

14.01.14 г. в отношении Бондаренко Н.Н., нарушившего положения ФЗ № 54 от 19.06.2004г., был составлен административный протокол по ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ. 14.01.14 г. в 18.45 час. находившиеся в форменной одежде сотрудники отдела полиции № 6 остановили выходящего из квартиры и одетого в верхнюю одежду по сезону (куртка, шапка) гр. Анидалова А. и предъявили ему свои служебные удостоверения. После чего предложили проследовать в ОВД для составления административного протокола. На данную просьбу А.Ю. Анидалов прореагировал неадекватно, оттолкнул полицейских и попытался скрыться за дверями собственной квартиры. При этом схватил головные уборы сотрудников полиции и бросил их на землю, также порвал зимнюю куртку участковому уполномоченному полиции. В ходе инцидента А.Ю. Анидалов был задержан и – в соответствии со ст. 27.2 КоАП РФ (в целях составления административного протокола) – был доставлен в ОП № 6. В соответствии со ст. 20 Закона РФ "О полиции" к гр. Анидалову А., отказавшемуся выполнять законное требование сотрудника полиции и оказавшему сопротивление, была применена физическая сила в виде загиба руки за спину (специальные средства не применялись)… "

Как признают в обкоме КПРФ, формально организаторы разрешенного митинга нарушили заявленную форму акции и провели ее как шествие, за что налагается только административное взыскание, о чем правоохранители и наблюдатели из городской администрации на месте должны были предупредить. Но они это «проворонили» или сознательно не вспоминали о нарушении и вспомнили только через несколько часов, когда, видимо, назрела необходимость как можно больнее ужалить коммунистов в отместку за посягательства на святую для власти Олимпиаду, и прислали за Анидаловым полицейский наряд для проведения громкой операции по захвату.

Анидалов же не ожидал, что за ним «придут» днем позже после акции протеста. Прямо домой. И устроят показательный спектакль:

– Когда меня доставили в Октябрьский ОП, мне предъявили три рапорта. В одном из них говорилось, что я оказывал сопротивление полиции. При этом, как мне удалось понять из текста документов, сотрудники полиции, арестовавшие меня вчера вечером, должны были составить на меня протокол. Как можно оказать сопротивление составлению протокола, я слабо представляю. Также я не понимаю, как полицейским удалось проникнуть в подъезд, минуя домофон. Я зашел домой, еще не успел разуться и стоял в прихожей. Внезапно со спины на меня накинулись и начали заламывать руки. Наручниками по каким-то причинам сотрудники полиции не воспользовались – до сих пор болит плечо. Выволокли из дома босиком. Мне не было предъявлено никаких документов, не зачитали права. Причина задержания также для меня не ясна. Думаю, это была провокация. Скорее всего, сотрудникам сказали, что действовать нужно строго и жестко, но полицейским не удалось верно сопоставить понятия "жестко" и "законно".

А 14 января материалы по поводу «оказания сопротивления полицейским» на него поступили в Октябрьский районный суд, и наш суд, самый справедливый и гуманный, в тот же день состоялся.

В ходе процесса был сделан акцент на задержание Анидалова с нарушением процессуальных норм и с применением силы. Как считает Кузнецов, у полицейских вообще не было необходимости доставлять его подзащитного в полицию, поскольку протокол об административном правонарушении по статье 20.2 КоАП (нарушение проведения публичного мероприятия), для составления которого Анидалова и собирались доставить в ОП, можно было заполнить на месте: «Возможность составить протокол была. Ничего чрезмерного, из-за чего нужно было ехать в отдел полиции, не имелось. Мне-то понятен интерес полиции к личности Анидалова. Это не единственная акция сотрудников полиции к Анидалову. В ходе незаконной слежки его останавливают на улице и доставляют в полицию. И так два дня».

Показания жены Анидалова – Светланы судья Сотсков счел противоречащими показаниям полицейских, а их доводы единственно верными, и постановил за воспрепятствование стражам порядка оштрафовать Анидалова на тысячу рублей. Интересно, в чей доход пойдет эта «деревянная штука», уж не сочинской ли Олимпиады? Весомый вклад в опустошенную расходами на нее государственную казну.

Провокации против лидеров оппозиции вызвали негативное отношение саратовцев: «Стыдно всё это читать. На дворе 21-й век, а тут разыгрываются спектакли века 19-го (читайте М. Горького "Мать"). Загоняют коммунистов в подполье, что неизбежно кончится тем, что уже было. История учит тому, что ничему не учит... Жаль, что заложниками чиновной и полицейской глупости являемся все мы. Они разжигают костер ненависти, а жариться придется всем нам. Проверено временем!»

«Стыдом и позором» в распространенном от ее имени заявлении назвала Ольга Алимова условия проведения эстафеты и «охоту на ведьм»:

– Региональная власть умудрилась испортить даже спортивный праздник. Саратов стал символом города, в котором нельзя проводить ничего. Огромные лужи, вынуждающие участников эстафеты на манер канатоходцев осторожно пробираться по бордюрам. Всё те же лужи, в которых мостами служили деревянные ящики с рынков и сетевых магазинов. Горы мусора на тротуарах, потому что ночью внезапно пропали все мусорные баки. Всё то, к чему мы, саратовцы, давно привыкли, увидели вся страна и весь мир!

Закончился день самой настоящей осадой приемной депутата Госдумы РФ Ольги Алимовой и офиса Саратовского обкома КПРФ полицейскими и людьми в штатском. Группа силовиков в количестве от 15 до 30 человек на протяжении нескольких часов блокировала вход в помещение обкома. Очевидно, местные власть и силовые структуры считают, что преступность в городе уничтожена и они могут себе позволить держать такое количество полицейских в одном месте ради нескольких молодых людей, не сделавших совершенно ничего противозаконного! Лишь только потому, что они посмели высказать критическое мнение по поводу олимпийской Распилиады.

 

Владимир Анатольевич ЕФИМОВ

 

Саратовская область