Главная       Дисклуб       Наверх   

 

ТРЕВОЖНАЯ ПОЛОСА

Война и мир в прошлом и настоящем

 

По всем признакам международное сообщество снова вступило в тревожную полосу возрастающей военной опасности. Не случайно об этом все чаще пишут политические аналитики Запада. В Канаде, например, вышла книга известного профессора М. Хоссудовского «Навстречу третьей мировой войне. Сценарий: угроза ядерной войны» (Chossudovsky М. Towards a World War III Scenario: The Dangers of Nuclear War. E-Book Series, Global Research Publishers, Montreal, 2011. См. также: Dr. Roberts, Раul. The Roads To War And Economic Collapse. Сайт: Global Research, November 24, 2011). И среди российских аналитиков растут опасения за судьбы мира. Свидетельством может служить недавняя статья Ю. Крупнова «Общая тенденция становится ясной: Западу нужна большая война» (сайт KM.RU Новости, 10.11.2011). Озабоченность по поводу нарастающей военной угрозы выразил начальник Генерального штаба генерал армии Н. Макаров, выступая в Общественной палате 17 ноября с.г. Для такой озабоченности есть серьезные основания. После позорной войны НАТО против Ливии растут угрозы США и Израиля предпринять военные санкции против Ирана. США и НАТО ведут тайную войну против правительства Сирии. Она вот-вот может перерасти в открытую.

Серьезны ли опасения, что экспансивная политика США может привести к большому военному пожару? Есть ли основания для столь алармистских ожиданий? Вспомним, как происходило вползание мира в минувшие мировые войны. Могут ли быть здесь аналогии с современностью? Ведь мы живем в кардинально отличающуюся, ракетно-ядерную эпоху, в которой война с применением ядерного оружия перестала быть для ядерных держав рациональным средством достижения политических целей, поскольку нападающая сторона может получить в ответ уничтожающий удар. Но можно ли положиться на благоразумие сегодняшних руководителей государственной политики? Им же свойственны, как и прежде, ошибки, глупости, самонадеянность, своекорыстие и эгоизм, стремление добиваться превосходства и господства над другими, наживаться за счет других.

Что же определяло развязывание двух «горячих» и одной «холодной» мировых войн в ХХ веке в сравнении с возможностями подобных действий в современных условиях? В своей четырехтомной книге «Стратегия Гитлера: путь к катастрофе. 1933–1945 гг.» (Издательство «Наука», 2002 г.) я попытался выяснить причины этого несчастья человечества. Среди них особо выделились семь факторов:

1.      Действия экспансивной державы, открыто поставившей своей целью завоевание регионального, а затем и глобального господства, овладение мировыми природными ресурсами и рынками сбыта. Гитлер на одном из совещаний в ставке в 1940 году говорил: «Мы боремся за нефтяные источники, каучук, полезные ископаемые и т.д.» (из документов Нюрнбергского процесса. IMT, vol. XXV, DOC. 386-PS); 19 июня 1941 года, за два дня до нападения на Советский Союз, Гитлер подписал Директиву № 32 «Подготовка к периоду после осуществления плана «Барбаросса», где были изложены планы сокрушения Соединенных Штатов и Англии и окончательного завоевания мирового господства.

2.      Достижение военного превосходства экспансивной державой посредством массированной гонки вооружений.

3.      Разрушение этой державой сложившегося баланса сил на мировой арене путем захвата малых и средних стран и расширения геополитического пространства для борьбы за мировое господство. В случае нацистской Германии это были «аншлюс» Австрии, захват Судет, затем Чехословакии. Ее нападение на Польшу достигло критической массы в изменении соотношения сил. Этого не могли допустить Англия и Франция. Они объявили войну Германии. Так мировая война сорвалась с цепи.

4.      Объединение в коалицию стран, национальным интересам и национальному существованию которых угрожала экспансивная держава. В действие вступала существующая в системе международных отношений закономерность «защитной реакции» (или «обратной отрицательной связи»). В результате против державы, проводившей политику господства, насилия, диктата и навязывания народам чуждых «ценностей», возникал мощный противовес сил. В Первой мировой войне это была Антанта, во Второй – Антигитлеровская коалиция, в холодной войне, принявшей глобальный характер, против мессианского советского господства объединились все западные державы. Даже социалистический Китай выступил против гегемонии Советского Союза, и между ними дело дошло до военного конфликта.

5.      Развязыванию войн способствовал характер верховной государственной власти экспансивной державы, замыкавшейся на одной личности, и подчиненный ей узкий слой правящей элиты. Судьбы войны и мира решал буквально один правитель.

6.      Стремление правящих кругов экспансивной державы противодействовать угрозе финансово-экономического и системного кризиса путем развязывания войны. На одном из совещаний с генералами в 1939 году Гитлер заявил: «Или мы начнем войну, или Германию охватит глубокий экономический кризис (IMT, vol. XXV, Doc. 386-PS)».

7.      Масштабная пропагандистско-психологическая обработка населения в духе экспансии и культа силы, создание «образов врага» в лице стран и народов, против которых готовилась агрессия.

Мировая война начиналась всякий раз в Европе и затем перебрасывалась на другие регионы мира. Особо следует подчеркнуть, что экспансивная держава, развязывавшая войну с целью установления своего господства, каждый раз совершала роковой просчет в оценке собственных сил, материальных, духовных и моральных возможностей для выполнения поставленных задач. Она грубо нарушала сформулированный К. Клаузевицем закон, согласно которому перед политикой должны ставиться только цели, строго соответствующие имеющимся материальным ресурсам и международным условиям для их осуществления. Поэтому экспансивная держава – Германия понесла в двух мировых войнах тяжелое поражение, а немецкий народ пережил две национальные катастрофы.

Такой же роковой просчет в постановке внешнеполитических задач, далеко не соответствовавших наличным ресурсам, совершило советское руководство после Второй мировой войны. В результате холодная война, принявшая мировой характер, стала непосильным бременем для Советского Союза, для его экономики и народа. Она стала одной из важных причин распада советской супердержавы.

Во времена холодной войны и двухполярного мира между США и Советским Союзом, двумя ядерными сверхдержавами, боровшимися за господство, сложилось «равновесие ядерного страха», удерживавшего их от рискованных шагов, которые могли привести к ядерному апокалипсису. Они вынуждены были принять меры, чтобы не допустить войны, заключили ряд договоров о взаимном сдерживании и ограничении ядерных вооружений. Но это не означало прекращения борьбы между ними. США переместили ее в плоскость информационной и экономической войны, тайных подрывных операций, создания в Советском Союзе проамериканского лобби, подкупа и вербовки представителей партийного и государственного аппарата и пр. Такой образ действий предусматривала разработанная английским военным теоретиком Лиддел-Гартом «стратегия непрямых действий», то есть сокрушение противника без использования вооруженных сил и занятия его территории. Данная стратегия сыграла большую роль в успешном проведении государственного переворота в Советском Союзе в декабре 1991 года, в развале советской страны и в достижении одной из важнейших целей американской политики: реставрации на постсоветском пространстве незрелого, криминального и бандитского капитализма времен Аль Капоне. Это рассматривалось в Вашингтоне как лучший способ добиться деградации России во всех жизненных сферах, особенно в экономике. Нашлись и исполнители этих планов – Ельцин и его окружение.

В октябре 1992 года бывший заместитель директора Центрального разведывательного управления США Роберт Гейтс, впоследствии министр обороны в правительстве Дж. Буша-младшего и Б. Обамы, сделал при посещении Москвы очень интересное признание. Во время прогулки по Красной площади он заявил сопровождавшим его телерепортерам BBC: «Тут, на Красной площади, возле Кремля и Мавзолея, совершил я одиночный парад своей победы. Мы прекрасно понимали, что Советский Союз можно было взять, только организовав взрыв изнутри» (цит. Рыбас С.Ю. «Конец Советского Союза», «Экономические стратегии» № 7–8/2011). Так Гейтс оценил заслуги ЦРУ и других секретных служб США в развале Советского Союза. Это значит, что они опирались в организации этого «взрыва» на своих ставленников в российской элите. Генерал Юрий Дроздов, ветеран службы советской внешней разведки с 30-летним стажем, возглавлявший в ней одно из управлений, подтвердил в интервью газете «Советская Россия»: в высших эшелонах власти в СССР были люди, связанные с зарубежными спецслужбами (РИА Новости, 17 сентября 2009 г.).

«Стратегия непрямого воздействия» нашла широкое применение со стороны США и в другой важной сфере – в подрыве социально-экономического положения Советского Союза в годы перестройки. Цель состояла в том, чтобы вызвать в стране недовольство реформами Горбачёва, не допустить успешное реформирование социалистической системы и проложить дорогу к власти Ельцину. Было найдено самое уязвимое место у Советского Союза – сильная зависимость его экономики, а следовательно, благосостояния населения и прочности верховной власти от цены на энергоресурсы на мировом рынке. По данным ЦРУ, 60–80% валютных поступлений Советского Союза приходилось на экспорт нефти и газа. При каждом повышении или понижении цены за баррель нефти на один доллар Москва получала или теряла около одного миллиарда долларов ежегодно. В разгар перестройки его цена была сбита по американо-саудовскому проекту до небывало низкого уровня – около 10 долл. за баррель. Это нанесло смертельный удар по советской экономике и явилось одной из важных причин провала перестройки (см. Пономарева Е. «Механизмы уничтожения СССР и «принцип домино». KM-RU. Новости. 25.11.2011, categori/tegi/istoria-sssr). А развитие Советского Союза и международных отношений могло пойти по совершенно другому сценарию. В период советских реформ 80-х годов были разработаны новые основы советской внешней политики, позволившие заключить с Западом ряд соглашений об окончании холодной войны и создании нового мирного порядка в Европе. Это нашло свое отражение в исторической Парижской хартии, подписанной всеми европейскими странами, США и Канадой 21 ноября 1990 года. Она торжественно провозглашала: «Век конфронтации и раскола Европы закончился. Мы объявляем, что впредь наши отношения будут основываться на уважении и сотрудничестве. Европа освобождается от наследия прошлого... Наступает новый век демократии, мира и единства». В Хартии были сформулированы превосходные цели и нормы международного общежития: «безопасность неделима», «укрепление доверия и безопасности между всеми государствами», «содействие разоружению», «усиление политических консультаций и сотрудничества в решении экономических, социальных, экологических, культурных и гуманитарных проблем», «из Европы должен исходить мир», «Европа должна быть открыта для других государств и сотрудничать с ними в поисках совместных ответов на вызовы будущего», «усиление роли ОБСЕ и неукоснительное соблюдение ее 10 принципов».

После распада Советского Союза все эти замечательные положения были выброшены Соединенными Штатами за борт как совершенно не отвечавшие их интересам. Оказавшись единственной супердержавой в однополярном мире, они не избежали искушения использовать свое положение, чтобы беспрецедентно расширить масштабы политики господства, навязывания всем своей воли и своих «ценностей» и овладения ресурсами планеты. Эта политика принесла более серьезные угрозы миру, чем во времена конфронтации Восток-Запад. В этом можно убедиться, если сопоставить ее с приведенными выше семью факторами, которые в прошлом привели к трем мировым войнам:

1.      Соединенные Штаты – это ярко выраженная экспансивная держава. Цель ее глобальной политики с предельной ясностью определена в «Проекте нового американского века» (PNAC), разработанного в 1997 году вице-президентом США Чейни, министром обороны Рамсфельдом и другими представителями правящей элиты (Project fort he New American Centure, Statement of Principiles, Washington D.C., 3.6.1997. http://www.newamericancentury.org/statementofprinciples.htm). Это  установление мирового господства, «преобразование нового века в духе американских принципов и ценностей». «Мы должны, – говорится в проекте, – принять ответственность за единственную в своем роде роль Америки в поддержании и развитии мирового порядка, который бы обеспечил нашу безопасность, наше благосостояние и осуществление наших принципов». Эти установки получили развитие в последующих программных документах администрации США.

2.      Для достижения и удержания мирового господства Проект предусматривал создание небывалой американской военной мощи: «Мы должны существенно повысить наши военные расходы, если хотим ныне взять на себя глобальную ответственность и приспособить наши вооруженные силы к будущему». Военные расходы США в 2011 году приблизились к 700 млрд. долларов. Они составляют почти половину мировых военных расходов и превышают намного американские военные расходы на пике холодной войны. Цель США – создать глобальное военное превосходство, в том числе в средствах ПРО, чтобы лишить Россию потенциала ответного ядерного удара и возможности противодействовать американской военной и политической угрозе. Об этом открыто пишут американские авторы (Rozoff, Rick. Pentagon Plans For Global Military Supremacy - U.S., NATO Could Deploy Mobile Missiles Launchers To Europe, Global Research, 08.09.2009.).

3.      США целенаправленно разрушают баланс мировых сил в свою пользу и расширяют геостратегическое пространство для обеспечения мирового господства и доступа к мировым источникам энергоресурсов, сырья и рынкам. Это достигается путем проведения войн против отдельных государств и создания разветвленной глобальной сети военных баз. После падения Советского Союза США успели провести войны против Югославии, Афганистана, Ирака, Ливии и установить контроль над многими другими странами мира без применения военной силы. Американские войска размещены ныне в более чем 130 странах. Европа находится под американским господством. В Германии до сих пор дислоцирована военная группировка США численностью около 40 тыс. человек с атомным оружием. НАТО является не только главным инструментом господства США в Европе, но и используется в американских глобальных интересах в других регионах мира.

4.      Политика господства США породила во всем мире сильный антиамериканизм, как проявление закономерности «защитной реакции». Однако дело не дошло пока до образования антиамериканской коалиции стан, которым американцы диктуют свою волю. Объясняется это, очевидно, тем, что правящие политические элиты западных держав вынуждены были подчиниться во время холодной войны господству США, чтобы защитить себя от сталинской экспансии, и плетутся ныне в фарватере американской политики, получая от этого определенные дивиденды. Однако в массовом сознании европейцев процветают другие настроения. Люди не могут смириться с тем, что с их странами Америка обращается как с сателлитами и использует их в своих глобальных военных авантюрах. Видный германский политик Эгон Бар, характеризуя нынешнее положение ФРГ, произнес знаменитую фразу: «Ни один народ не может долго жить на коленях». В перспективе против США, если они не прекратят свою политику господства, неизбежно возникнет антиамериканская коалиция.

5.      В США судьбами войны и мира вершит узкая закулиса, насчитывающая несколько богатейших семейств. Даже З. Бжезинский в своей речи во Франции 14 октября с.г. выразил большую озабоченность тем, что «большинство нынешних конгрессменов и сенаторов, и аналогичным образом большая часть ведущих чиновников исполнительной власти, попадает в категорию очень богатых, в так называемый ведущий один процент». Именно они, вернее, ничтожная часть от этого процента определяет политику США.

6.      В поисках выхода из самого жестокого после 1929–1933 гг. финансово-экономического, системного и морального кризиса, потрясшего экономику, социальную структуру и общество США и перекинувшегося на весь мир, американские правящие круги могут стать на опасный путь развязывания войны, а заодно решить и свои геополитические задачи. В век глобализации война средних масштабов способна быстро перерасти в мировую. Теперь она может исходить не из Европы, как прежде, а из других регионов мира, где США проявляют высокую военную активность. Война так война: многие представители американской элиты полагают, что все равно надо избавляться от нескольких миллиардов «излишнего населения» земного шара.

7.      Что касается пропагандистско-психологического сопровождения и мотивации американской политики господства и развязывания войн, создания «образов врага», то в этой сфере правящие круги США побили все «рекорды» прошлого. Достаточно назвать мотивацию нападения на Ирак, который обвинялся в несуществующем владении атомным оружием.

Как видим, между факторами развязывания мировых войн в ХХ веке и тенденциями нынешней американской политики имеется много общего. Это относится даже к преемственности в переоценке собственных сил для решения задач глобального господства, что уже поставило США в положение «имперского перенапряжения», явилось одной из важных причин их глубокого финансово-экономического кризиса и громадного государственного долга, исчисляемого в 15 млрд. долл. На горизонте уже видится закат американской гегемонии (см. Брутенц К.Н. «Закат американской гегемонии, Конец однополярного мира и великая геополитическая революция». Изд. «Международные отношения», М. 2009).

Вашингтон «обогатил» международный лексикон и свои действия многими новшествами и необычными для здравого восприятия понятиями: «гуманитарная война», «превентивная интервенция», «сверхвооружение», «всеобщее значение американских ценностей», «интересы США превыше всего», «кто не с нами, тот против нас», «ось зла», «государства-изгои», «дипломатия чековой книжки», «точечные удары», «глобализация НАТО», закрытие «окна уязвимости США» с помощью национальной ПРО и пр. Новая американская военная доктрина наделила США прерогативой на ведение превентивных войн.

Как же воспринимает российское руководство политику США, и как оно реагирует на нее? Известно, что при Ельцине бытовала своеобразная государственная концепция, гласившая, что для России не существует больше никаких внешних угроз. Эту концепцию проводил в жизнь министр иностранных дел Козырев. Она нанесла большой ущерб национальным интересам страны, ее обороноспособности. В дальнейшем возник ее паллиатив –  внешнеполитический курс, напоминающий политику умиротворения, или игру с США «в поддавки».

Как ни странно, ни Ельцин, ни Путин, ни Медведев ни разу не обратились к европейскому сообществу с призывом возродить к жизни замечательные принципы Парижской хартии. О них ни разу не было даже упоминания в официальных заявлениях, хотя они отвечают самым насущным национальным интересам как России, так и других стран Европы.

Или другой пример. В 2008 году мною был разработан и опубликован проект Конвенции о запрещении политики глобального господства. Он был доведен до сведения МИД РФ. Предлагалось представить его на рассмотрение очередной сессии Генеральной Ассамблеи ООН. В нем говорилось: «Мы, страны-члены Организации Объединенных Наций,  

-                    принимая во внимание, что стремление к мировому господству привело на протяжении ХХ века к трем мировым войнам, стоившим человечеству неисчислимых человеческих жертв и громадных материальных потерь, к милитаризации экономики, сознания и жизни народов, к возникновению труднопреодолимых «образов врага», к послевоенным нищете, разрухе, отчаянью и ожесточению людей, к регрессу производства и науки для мирных целей,

-                    сознавая, что после каждой мировой войны вновь появлялась великая держава, проводившая политику имперско-мессианского господства и ставившая под угрозу национальные интересы и свободу народов, которые объединялись в противостоянии этой угрозе;

-                    учитывая, что в ракетно-ядерный и космический век новая мировая война как следствие политики глобального господства приведет к гибели человеческой цивилизации,

-                    будучи убеждены, что политика гегемонизма всегда была неразрывно связана с экспансией и выступала самым деструктивным и опасным фактором в системе международных отношений, резко противоречила принципам демократизма и моральности внешней политики, не считалась с такими нормами международного общежития, как «единство в многообразии» и «живи и давай жить другим»,

-                    глубоко сознавая насущную необходимость ликвидировать материальную основу политики глобального господства путем ограничения военных расходов стран-членов ООН нормой не более 0,5 % валового внутреннего продукта,

объявляем о своем решении поставить под международный запрет политику, преследующую цель господства над народами, и считать ее как преступление против человечности» («Российская Федерация сегодня» № 18/2008, «ЭФГ» № 37/2008, «Социально-гуманитарные знания» № 6/2008).

Данная Международная конвенция в случае ее принятия ГА ООН, в этом не было никакого сомнения, могла бы послужить серьезным сдерживающим фактором в противодействии мирового сообщества политике гегемонизма, диктата и опасного военного произвола на международной арене. Но она так и не нашла отклика у наших политиков.

Российское руководство могло бы выступить и с другими важными инициативами, направленными на укрепление мира, например:

- о прекращении и запрете гонки вооружений, навязанной миру США, и об ограничении расходов на вооружение нормой в 0,5% от валового внутреннего продукта каждой страны;

- об упразднении НАТО, как пережитка холодной войны, с учетом того, что для Европы ныне вообще нет каких-либо военных угроз, и о превращении ОБСЕ в дееспособную, головную организацию общеевропейского и евроатлантического сотрудничества;

- о выводе 40 тыс. американских и 20 тыс. английских войск и атомного оружия из Германии;

- о недопустимости создания американских военных баз в странах Центральной Азии, Кавказа, на Черноморском побережье, на Балканах и т.д.

В вопросе об американской противоракетной обороне в Европе российское руководство долгое время занимало абсурдную позицию сотрудничества с американцами на паритетных началах в создании этой системы. Системы, направленной против России! С решительным демаршем против этой угрозы надо было выступить давно, а не за 10 дней до начала выборов в Государственную думу, как это сделал президент Д. Медведев. Этот запоздалый демарш можно расценить как маневр в предвыборной кампании правящей партии «Единая Россия».

Опыт истории свидетельствует, что претенденты на господство в Европе и в мире неизменно терпели полное фиаско. Такая же участь ожидает и строителей американской мировой империи – «pax americana». В современной обстановке очень важно не дать им развязать новую мировую войну. К этому их может побудить стремление остановить процессы, ведущие к закату американской гегемонии.

Вячеслав Иванович ДАШИЧЕВ,

профессор, доктор исторических наук,

главный научный сотрудник Отделения

международных экономических

и политических исследований

Института экономики РАН