Главная       Дисклуб     Наверх  

 

Революция в России:

есть ли предпосылки, реальны ли угрозы?

 

Исторический экскурс и определения

Революции в честь памятных дат, разумеется, не происходят, но в юбилейные дни многим хочется подвести итоги и проанализировать условия тех революций, что уже произошли. Посмотреть: правы ли были их лидеры, предсказывавшие им успех и взявшиеся за революционные преобразования.

Революция как скачкообразный переход в жизни общества, связанный с низвержением старого общественно-политического строя (феодального, буржуазного, социалистического) на новый, не обязательно передовой, происходит, конечно, не случайно. Поворотный, революционный период в жизни общества подготавливается целым рядом противоречий и конфликтов в обществе между классами, сменой взглядов на прежде существовавшие религиозные, производственные, национальные отношения или хотя бы жаждой перемен.

Различают социально-политические революции (буржуазные, социалистические), национально-освободительные, демократические, промышленные, культурные революции. Предметом нашего рассмотрения явятся только социально-политические революции. И по своей сути именно коренные преобразования в социальной сфере (смена производственных отношений) и политической (слом старой политической надстройки) и есть революция. Все остальные изменения, пусть и достаточно резкие и меняющие жизнь общества, но происходящие в рамках существующего государственного устройства, нельзя считать революцией.

Часто, например, можно слышать слова о североамериканской революции конца XVIII века. Нет, там была не революция: 13 североамериканских штатов (колоний – так они в ту пору назывались) всего лишь воевали за экономическую независимость от английской метрополии. О победе в этой «горячей» войне и сообщил своим солдатам 18 апреля 1783 года командующий североамериканской армией Д. Вашингтон, поблагодаривший соратников по оружию за «помощь в защите прав человека, создании очага для всех бедных и угнетенных и всех религиозных вероисповеданий». За двести с лишним лет «права человека» превратились в фетиш, ловкой манипуляцией которого достигается замена классовой борьбы некой борьбой за права человека, а создание мифического «очага для бедных и угнетенных» – объявляют революцией.

Кстати сказать, «революция» в Северной Америке привела к настоящей революции, но… во Франции. Основатель первой в США масонской ложи Бенджамин Франклин заключил (1778 год) с помощью своих французских «братьев» кабальный для Франции договор, по которому она обязалась защищать (ни больше ни меньше) свободу, суверенитет и права США. Оказав союзникам мощнейшую помощь в размере 7,7 миллиона золотых долларов (вместе с займами), Франция финансово обанкротилась. Этот факт и послужил основной причиной истинной революции 1789 года, приведшей к падению монархии, утверждению буржуазии, смене производственных отношений.

Еще П.Ж. Прудон, французский философ и политический деятель (1809–1865), в противовес мнению многих западных радикалов утверждал, что политическая революция, как форма народного самоуправления, есть цель, а средством является реформа социальная. Более чем полуторавековая история подтвердила верность этого вывода: народ, выходивший на улицы с требованиями улучшения социальных условий существования, рано или поздно выдвигал политические требования. «Долой самодержавие!» – например, самый яркий политический лозунг в России.

Тот же Прудон говорил, что революция есть неизбежный (фатальный) синтез всех предыдущих движений в религии, философии, политике, социальной экономии т.д. и т.п. Она существует сама собой, она приходит ни сверху (от правительств), ни снизу, то есть от народа, она есть результат истощения принципов, противоположных идей, столкновения интересов и противоречий в политике, антагонизма предрассудков.

Ставя на первые места изменения в религии и философии, Прудон имел в виду идеологическую подоплеку, необходимую для революции, прежде всего французской 1789 года, к тому времени совершившейся. В настоящее время не вызывает сомнений факт, что резкая антиклерикальная, антикатолическая, антимонархическая пропаганда Вольтера в многочисленных его статьях и трактатах способствовала успеху французской революции. Примечательно, что именно упомянутый выше Б. Франклин (американский посол во Франции) подвиг Вольтера на вступление в масонскую ложу Великого Востока Франции – «Девять сестер». Он лично сопровождал престарелого философа незадолго до его смерти в 1778 году на масонский обряд. Не отдавая дани «теориям заговора», хочу лишь констатировать: революция во Франции была на руку «юным» американским демократам. Долги свои после Французской революции отдавать стало некому.

И так ли уж прав Прудон, утверждающий, что революция существует «сама собой»? Вот в этом мы и постараемся разобраться.

 

 Революционные условия

Владимир Ильич Ульянов (Ленин), несомненно, почитывал Прудона, когда в 1913 году в статье «Маевка революционного пролетариата» высказал ставший знаменитым и практически применимым тезис относительно «низов» и «верхов». Звучит он так: «Для революции недостаточно того, чтобы низы не хотели жить, как прежде. Для нее требуется еще, чтобы верхи не могли хозяйничать и управлять, как прежде». Уже после Октябрьской революции он в работе «Детская болезнь «левизны» в коммунизме» (1920) с удовлетворением констатировал правильность своего пророчества. «Лишь тогда, когда «низы» не хотят старого и когда «верхи» не могут по-старому, лишь тогда революция может победить».

 Итак, есть ли предпосылки во втором десятилетии XXI века для революционной ситуации в России исходя из верного ленинского постулата?

 

Желания «верхов»

Могут ли «верхи» управлять так, как управляли в августе – декабре 1991 года, когда народ (надо заметить – только в Москве) сотнями тысяч выходил на митинги, держа в руках плакаты типа «Нам нужен Ельцин»? Как управляли еще 25 лет? Несомненно, могут! Желают ли «верхи» управлять по-старому? Несомненно, желают!

За четверть века, прошедшего от указанных событий, в России сформирован крепкий и мощный класс крупной отечественной буржуазии. Те самые «мистеры Твистеры, бывшие министры, дельцы и банкиры, владельцы заводов, газет пароходов», о которых так красочно, емко и провидчески писал Самуил Маршак в стихотворении «Мистер Твистер». Предвидение Маршака, разумеется, невольное, но, видимо, является «родимым» пятном глобального капитализма, при котором все министры становятся богачами, банкирами, владельцами заводов, газет и пароходов. Или наоборот – из богачей в министры. Если не они сами, то их детки уж точно.

Не будем вешать различные и красочные ярлыки нашему российскому капитализму вроде олигархический, компрадорский, монетаристский, бандитский, коррупционный, ресурсный. Все эти определения имеют место, все они присущи российскому государству, все они признаны экспертами. Можно было бы разобрать, так сказать, по косточкам каждую из приведенных характеристик, и этот анализ подтвердил бы лишний раз, что власть хочет и может управлять по-прежнему. Достаточно посмотреть на смысл первого определения. «Олигархия: 1) политическое и экономическое господство, правление небольшой кучки эксплуататоров-капиталистов; 2) государство с такой формой правления».

При первом президенте РФ Борисе Ельцине такой кучкой была «семья», а в нулевых и десятых годах при Путине – Медведеве – друзья, родственники, бывшие сотрудники КГБ – ФСБ. И потому хоть горшком называй наш капитализм, но тех людей, кто решился бы сунуть его в печь, нет и в ближайшем будущем не предвидится. Родственные и дружеские связи столь крепко сцементировали эту кучку эксплуататоров, столь широко раскинули они свои щупальца, словно огромный спрут или многоголовая Гидра, что отруби ей один щупалец или одну голову – вырастут две.

Дети всех крупных чиновников федерального уровня все как на подбор гениальные менеджеры и расписные молодцы, «в чешуе златой горя». Их продвигают не столько для того, чтобы построить виллы на Лазурном берегу и набить долларами счета в офшорах, сколько для обеспечения преемственности власти. Власти владельцев заводов, газет, пароходов. И жнут они, где не сеяли, а собирают там, где не расточали.

В свою очередь, длинные щупальца помогают четко и своевременно реагировать на любые проявления недовольства. Нет, не народных масс, а среднего окружения, которому власть дает неплохо кормиться у государственного пирога. Вспомним еще одного классика – Салтыкова-Щедрина, сказавшего словно вчера: «На языке – государство, а в мыслях – пирог с казенной начинкой».

Основным фактором крепости нынешней власти является создание особой системы хозяйствования. В России процветает хрематистика (термин Аристотеля), а не экономика как целенаправленная деятельность по созданию материальных и прочих благ для расширенного воспроизводства и удовлетворения потребностей простого народа. Коммунисты, утверждающие, что за 25 последних лет не пущено в строй ни одного завода (предприятия), не правы. Пробежали бы они взглядом любой сайт в Сети, касающийся промышленного производства, и увидели бы, что в год сотни новых (правда, некрупных) предприятий в РФ начинают свою деятельность. Строятся промышленные, фармацевтические заводы, животноводческие фермы, свинокомплексы, птицефабрики, производства по переработке мяса и молока. Увеличивается количество произведенных продуктов: кирпича, фанеры, стали, алюминия, железобетонных плит и перекрытий, автомашин, лекарств, стиральных порошков, яиц и т.п. По законам мировой экономики увеличение количества продуктов (предложений) ведет к падению цен на них. Так было в СССР после войны, когда с каждым восстановленным заводом, фермой, увеличением поголовья скота снижались цены, повышалось благосостояние граждан. Так до сих пор и в США, где за пятнадцать с лишним лет цены на газ, воду, электроэнергию остаются на одном уровне, а на бензин снижаются.

В современной капиталистической России цены растут независимо от увеличения предложений (количества товаров). Причина? Аристотель в книге «Политика» отмечал: «Так как хрематистика расположена рядом с экономикой, люди принимают ее за саму экономику, но она не экономика. Потому что хрематистика не следует природе, а направлена на эксплуатирование… Потому этот вид обогащения самый извращенный». Хрематистика представлялась Аристотелю как искусство накапливать деньги и имущество, как самоцель, как личная сверхзадача, а не общественная. Прибыль и накопление денег, а не развитие промышленности и сельского хозяйства – вот основная цель владельцев заводов, газет, пароходов, вот почему растут как на дрожжах счета в офшорах и «русские» особняки в Каннах. Растут они и потому, что доля государства в реальном секторе составляет лишь 12%, остальные 88% в частных руках или в иностранных.

Как мобилизовать частника на решение проблем простого народа? При этом нужно отметить, что доля государственного сектора в экономике США составляет 32%, в Германии – 48%, Швеции – 63%, Китае – 66% (данные академика М. Лемешева). В Швеции, кстати сказать, высшее образование полностью бесплатно. Не удивительно, что российские СМИ ни слова не говорят о жизни народа ни в Швеции, ни в Норвегии, ни в США, ни даже в Туркмении, бывшей союзной республике, где за газ, электроэнергию, воду (!) платить коренным жителям не надо. Где отпускная цена квартиры составляет около 10% ее стоимости, а кредит для ее покупки дают под 1% годовых на 30 лет.

Смущает ли российскую власть диспропорция в размерах банковских кредитов (в России ипотека около 12%) с Туркменией, такой же ресурсной страной, как Россия? Стыдно ли руководителям России, что уровень жизни народа в разы ниже, чем в стране, где 80% территории – бесплодная пустыня Каракумы? А между тем она экспортирует пшеницу и изделия из хлопка, кроме нефти и газа. Можно еще долго расписывать преимущества Туркменистана в плане создания высокого уровня жизни для народа перед Россией, но тяжело душу рвать этими фактами.

Российской власти перед народом не стыдно. Она существует по правилу: не делай людям добра, чтобы не получить зла. Эта ситуация прекрасно ложится в схему анекдота. Приходит бедный еврей к раввину и говорит: «Равви, совсем невозможно жить. Тесно! Хибарка моя мала, а детей и стариков на содержании много. Денег на расширение жилплощади нет. Что делать? Помоги советом!» Раввин ему отвечает: «Приведи в хибарку козла, пусть живет с вами». – «Да как же, равви? Нам самим-то тесно». – «Я, твой наставник, сказал тебе: «Приведи! Значит, приведи!» Ушел еврей и выполнил совет раввина, не смея перечить. Живет, мучается неделю, другую. Прошел месяц. Совсем невтерпеж стало еврею, и пошел он опять к раввину. «Помоги! – молвит. – Совсем житья нет». – «Вот теперь выгони козла в хлев». Выгнал еврей козла и возрадовался: «Спасибо тебе, премудрый равви! Как же легко стало мне теперь жить!»

Высокие чиновники в развитие этого анекдота, ставшего, по сути, национальным курсом правительства, время от времени пугают народ еще большими страшилками по снижению их жизненного уровня. Семнадцать лет из года в год идут разговоры о повышении пенсионного возраста, и каждая отсрочка решения воспринимается гражданами как сердечная забота о них. Это подтверждает социологический опрос, проведенный «Левадой-Центром» в середине февраля 2017 года. Согласно ему, 32% населения бывшей страны Советов считают, что жизнь при Путине лучше, чем когда-либо за 100 прошедших лет. Будто эти 32% граждан прожили по сто лет и им есть с чем сравнить воочию.

Или, например, во второй декаде февраля 2017 года губернатор Калужской области Артамонов вбросил еще более ужасную новость, что пора прекратить выплачивать пенсию по старости из государственных бюджетов всех уровней. Смысл его речений таков: пусть дети кормят престарелых стариков...

Подобные призывы губернаторов, как рупоров верховной власти, неудивительны и строго соотносятся с логикой монетаристского капитализма, суть которого разработал в 70–80-е годы профессор Чикагского университета Милтон Фридман. Он критиковал теорию государственного капитализма Кейнса, которую принял в 30-е годы Ф.Д. Рузвельт (благодаря ей США вышли из Великой депрессии). Политико-экономическая философия Фридмана превозносит преимущества свободного рынка с минимальным вмешательством государства в экономику и в социальное регулирование и носит название монетарной, или монетаристской, теории.

 Кроме всего, монетаризм как государственная система управления социально-экономическими вопросами есть самая либеральная система из всех существующих. Замечательный русский мыслитель Константин Леонтьев (1831–1891), первый борец с либерализмом в России, говорил: «Система либерализма есть, в сущности, отсутствие всякой системы, она есть лишь отрицание всех крайностей, боязнь всего последовательного и всего выразительного. Эта-то неопределенность, эта растяжимость либеральных понятий и была главной причиной их успеха в нашем поверхностном и впечатлительном обществе». Имеется в виду российское общество при императоре Александре II.

Неолиберальную монетаристскую систему Фридмана, кстати, не решаются вводить в США. И неудивительно. Власти США уже опробовали ее в «ревущие 20-е годы» при президенте К. Кулидже, который прекратил государственное регулирование экономикой, отменил контроль за трестами, корпорациями и прочими хозяйственными субъектами. Результат – «Великая депрессия», свыше 17 миллионов безработных и прочие прелести жесточайшего кризиса. И нужно обратить внимание: за годы депрессии никаких особо крупных народных волнений. Да, были походы на Вашингтон, были расстрелы рабочих и применение слезоточивых газов, но революций не предвиделось, так как верхи могли и управляли по-старому. Безработица напугала народ и разобщила его: каждый был лишь за себя и против всех.

Для полного развала СССР (России) монетарную систему в 1991 году с успехом импортировали в РФ и лелеют до сих пор. И президент РФ, и премьер-министр неоднократно в широких аудиториях признавались, что наш путь – свободный рынок (не уточняя, что это монетаризм), что государственный капитализм Россия строить не будет.

Значит, можно констатировать, что пенсий от государства россияне в скором будущем лишатся. И не беда, что сейчас уровень минимальной зарплаты в России (120 евро) почти в два раза ниже, чем в самой бедной стране ЕС – Болгарии (235 евро). Метод – «держать народ в черном теле» –  очень эффективен. Когда, например, возрастет ропот в народе, президент включит «режим ручного управления» и даст указание о срочной выплате задержанных зарплат, то есть «выведет козла из дома», и его рейтинг возвысится до заоблачных высот. А в царстве-государстве на несколько лет воцарится тишь и благодать.

 

 «Хотения» народа

«Я без мыслей об народе не могу прожить и дня!.. Утром мажу бутерброд – сразу мысль: а как народ? И икра не лезет в горло, и компот не льется в рот!» – так говорил царь в сказе Леонида Филатова «Про Федота-стрельца, удалого молодца».

С «царем» всё ясно. А что же сам народ? Он-то хочет жить по-старому, как жил последние 25 лет? Тут впору вспомнить гений Пушкина, 180-летний день памяти которого был 10 февраля. Его драма «Борис Годунов» заканчивается двумя ремарками: «Народ в ужасе молчит» и «Народ безмолвствует».

Почему же в основном безмолвствуют народные массы – «решающая сила истории, создающая все материальные и значительную часть духовных ценностей, обеспечивая своим трудом основные условия существования общества»?

Безмолвствует, несмотря на ежегодные повышения цен на услуги ЖКХ (воду, тепло, газ, электроэнергию, водоотведение), на жилье, на продовольственные и промышленные товары. Несмотря на увеличение количества малоимущих, безработных и просто нищих.

По данным Федеральной службы государственной статистики РФ, проведшей в 2010 году исследования распределения доходов среди различных слоев населения России, мы имеем следующую картину.

В крайней нищете живут 13,4% населения с доходом ниже 3422 рубля в месяц. В нищете живут 27,8% населения с доходом от 3422 рублей до 7400 рублей в месяц. В бедности живут 38,8% населения с доходом от 7400 рублей до 17 тыс. рублей в месяц. «Богатыми среди бедных» являются 10,9% населения с доходом от 17 тыс. рублей до 25 тыс. рублей в месяц. На уровне среднего достатка живут 7,3% населения с доходом от 25 тыс. рублей до 50 тыс. рублей в месяц. К числу состоятельных относятся граждане с доходом от 50 тыс. рублей до 75 тыс. рублей в месяц. Их число составляет 1,1% населения России. Так называемые богатые составляют 0,7% населения. Их доходы оцениваются свыше 75 тыс. рублей в месяц.

Из приведенных данных видно, что первые три группы (нищие, в том числе живущие в крайней нищете, и бедные) составляют ровно 80% населения современной России. Это почти 113 миллионов человек» (источник – eot.su, «Суть времени» от 28.01.2013).

Конечно, к этим цифрам нужно относиться с изрядной долей скептицизма по самой простой причине: в мусорных баках люди роются, но не в таком количестве. Кроме того, количество машин в личном пользовании за 25 лет несказанно увеличилось, что видно без цифр статистики на дорогах любого областного центра Российской Федерации. Пробки, пробки, пробки… Всё же обратимся к статистике и увидим, что в 2014 году зарегистрировано 55,7 млн автомашин в частном пользовании, то есть почти 40% населения отнюдь не нищие и бедные. Правда, благостность картины немного рассеивается, если учесть, что 28 миллионов из этого количества автомашин имеют возраст старше 10 лет. То есть приобрел, например, человек в 2003 году вазовскую «семерку» за 92 тысячи рублей (личный опыт), но не может продать ее и, добавив изрядный рублевый довесок, купить похожую новую, но уже за 500 тысяч рублей. Мало того, что цены выросли в пять раз (!) за 14 лет, главное – уменьшилась покупательная возможность населения. И потому чуть ли не половина автомашин куплена в кредит, а россияне задолжали банкам астрономическую сумму в 9 триллионов рублей (на 2017 год).

Но в общем-то для рассмотрения вопроса о революционных предпосылках количество цифр и их скрупулезная точность не нужны (да и найти-то их, точных, невозможно) и не важны. Интересно прежде всего моральное состояние народа, его отношение к проблеме бедности: чувствует ли себя человек бедным, брошенным, обездоленным и никому не нужным и как это чувствование отражается на его психическом состоянии, на его готовности взять оружие и идти на борьбу с «кровопийцами-эксплуататорами» с целью повышения зарплаты (задача-минимум) или их изгнания силой (задача-максимум)? Действительно ли, у рабочего человека нет ничего, кроме цепей?

Прежде всего, мы зададим себе вопрос: что есть народ? Если это просто: «1) всё население определенной страны; 2) то же, что этническая общность» (словарь), то никаких чувствований о собственной ущербности у населения страны не будет. Если же народ – это трудящиеся, создающие материальные и духовные ценности и не присваивающие чужой труд (марксистское определение народа при капитализме), то у таких людей может закипеть «возмущенный разум».

Власть при монетарной системе хозяйствования многое делает, чтобы искоренить трудящийся народ, с которым у нее нет ничего общего. Власть в капиталистическом обществе стоит над народом, она не есть его неотъемлемая часть. И потому оболванить, оскотинить (пробудить только физиологические наклонности) население – это основная задача власти.

Прежде всего, в 90-е «лихие» годы в основном разрушено крупное промышленное производство: 145 тысяч предприятий передано в руки «своих» и «наших», которые, сняв с них финансовые «пенки» и переведя деньги в банки Кипра и Каймановых островов, обанкротили большинство предприятий, сдав производственные площади под торгово-развлекательные центры (ТРЦ). Промышленное производство упало в эти годы в 4–5 раз, следовательно, и количество думающих, квалифицированных рабочих сократилось в такие же «разы».

За 1990–1999 годы снизилось поголовье крупного рогатого скота с 45,3 млн до 17,3 млн, свиней – с 27,1 млн до 9,5 млн. Площадь сельскохозяйственных угодий сократилась с 202,4 до 152,7 млн гектаров. Крестьяне побежали в города, пополняя ряды люмпенов и чернорабочих. В итоге число промышленных и сельскохозяйственных рабочих составляет на сегодняшний день по 3–4% трудоспособного населения. Итого 6–8%.

Расходы государства на научные и конструкторские разработки снизились в 10 раз, а по некоторым направлениям – в 15–20 раз. Утратились целые научные школы. Сотни тысяч ученых уехали из России в поисках заработка, в основном в США. Немногочисленные научные открытия не находят практического применения, потому что разрушена крупная производственная база – полигон для новых испытаний и внедрений. Отсюда – многократное сокращение численности технической интеллигенции, основного объединяющего ядра, выдающего народу новые идеи, над воплощением которых трудились рабочие и крестьяне, обеспечивая единство общества.

У неолиберальной власти России созидательный труд, как показали последние 25 лет, вообще не в чести. Соответственно, и человек труда тоже, потому что только труд, особенно физический, делает человека мыслящим существом. Тут с Ф. Энгельсом спорить невозможно. Физический труд, по мнению неолиберальной тусовки, – это «отстой», он недостоин креативного класса, это удел «совков» или гастарбайтеров.

Приведу пример. В Нижнем Новгороде в одном из музеев Максима Горького («дом Киршбаума»), где 116 лет назад писатель проживал с семьей, внимательный посетитель отметит, что в детской комнате наряду с письменным столом, кроватью и другой мебелью стоит столярный верстак, а над ним фото, на котором виден сын всемирно известного писателя, строгающий доску. В спальне – верстак! Вы можете представить себе подобную картину в особняке на Рублёвке? Конечно же, нет! Логически напрашивается такая схема: труд – мысль – революция. Потому-то либеральная власть борется с трудом, с этой исходной составляющей каждой революции. И это, в общем-то, общемировая тенденция. Система глобального капитализма выводит труд в страны третьего мира.

В России мы наблюдаем торжество мелкооптового продавца; царство мелкого, а не малого бизнесмена-спекулянта с мелкобуржуазным сознанием рантье укоренилось на постсоветском пространстве. Идеология буржуа: купить подешевле – продать подороже, накопить больше и положить в банк – жить на проценты и валяться на диване. Предел мечтаний большинства предпринимателей.

Сергей Кара-Мурза констатирует: «Общество постепенно отучили размышлять». Вполне закономерно, так как неразмышляющий человек не способен на решительные действия.

Короче говоря, народа как противовеса эксплуататорской власти в России нет! Есть лишь население, социальный состав которого примерно таков: 6–8% рабочих и крестьян (в сумме), 1,7% государственных чиновников (2,4 миллиона госслужащих), около 5 миллионов (3%) челяди и охранников, обслуживающих чиновников и торгово-развлекательные центры (ТРЦ), 31–35% пенсионеров, 23% детей в возрасте до 18 лет, остальное количество (30,3%) – «офисный планктон», студенты и мелкие буржуа, армия – меньше одного миллиона. Один процент сверхбогатых людей и высших чиновников федерального уровня (кучка олигархов) в расчет не берется – они не есть народ. Технической интеллигенции практически нет, а творческая весьма мала числом и представляет собой в основном «малый народ» согласно терминологии Игоря Шафаревича. «Малый народ», или «пятая колонна», – единственный возмутитель спокойствия, но он грезит лишь о теплых местах при кучке олигархов, а не о социальной революции.

И это не только социальный расклад населения, но прежде всего мировоззренческий. Позволительно тогда спросить: кому брать в руки оружие, чтобы совершать революцию? Охранникам и торговцам ТРЦ с безучастными и бездумными от лени лицами? Или пенсионерам, считывающим на дрожащих ладонях медные червонцы? Некому! Социологический опрос «Левада-центра» (включенного почему-то в список иностранных агентов) подтверждает мое утверждение. В прошлом году 67% россиян заявили, что не видят смысла участвовать в митингах и других акциях против антисоциальной политики правительства ввиду их неэффективности. Решать свои проблемы на митингах готовы лишь 4% населения.

Вот (для сравнения) следующая констатация. 117 лет назад в России был единый народ – 80%, а по другим данным и все 85% населения России, составляли крестьяне. И имели они в абсолютном большинстве своем средний достаток, нищих и богатых среди них единицы. Этот факт подтверждается сроками строительства сельских церквей – 3–5 лет в Нижегородской губернии, например. Строились же храмы в селах исключительно на крестьянские средства.

Царское правительство не учло эти цифры и, необдуманно вступив в мировую войну, всколыхнуло эту единую массу, а она в свою очередь, как волна (цунами), смыла самодержавие, аристократов, буржуа и выиграла гражданскую войну. О февральской революции говорить не будем – это революция «верхов». Даже буржуазный писатель Стефан Цвейг отлично понимал это: «Это дворцовый переворот, инспирированный английскими и французскими дипломатами для того, чтобы помешать царю заключить мир с Германией, это не революция народа, жаждущего мира и прав для себя».

Принято считать, что война – катализатор революции. Однако участие России в вооруженных действиях в Сирии и помощь русским людям в Донбассе – далеко не мировая война. Она затрагивает от силы 1% населения. Конечно, цены растут, так как любое вооруженное противостояние требует немалых финансовых затрат, но о влиянии пауперизма говорилось выше.

Нынешнее правительство РФ знает социальный и мировоззренческий расклад сил (он ею создан) и смело закручивает гайки и ремни на поясах россиян, не боясь потрясений.

 

Наличие лидера

Ныне каждый из трудоспособного населения России думает лишь о себе и о том, как дожить до следующей зарплаты (пенсии), и крутится как белка в колесе, работая в нескольких местах. Времени на обдумывание своей роли и места в жизни не остается. Формула правления эксплуататоров «разделяй и властвуй» действует идеально.

Великие дела в наше время отсутствуют, а значит, и потребности в великих личностях нет. Упомянутый выше Константин Леонтьев впервые отметил, что в условиях «буржуазной всеобщей мерзости» не требуются сильные и умные личности, готовые повести народ за собой. Но на стыке XIX и XX веков буржуазные порядки в крестьянской России еще не укрепились окончательно, народ еще не расслоился и, потому стало возможным появление Ленина, Сталина, за которыми шел народ.

Роль личности в истории, несколько принижаемая марксистско-ленинской теорией, несомненно, огромна, что подтверждается всем ходом существования общества.

Кучка олигархов, правящая ныне в России, прекрасно осознает роль яркого лидера в деле умаления их безраздельной власти и потому принимает упреждающие меры по недопущению его появления.

 

Роль СМИ

Первый русский Нобелевский лауреат, физиолог Иван Павлов, в 1918 году прочитал в Петроградском университете «Лекции о русском уме». Прямо говоря, он не очень лестно о нем отозвался, выделив главный недостаток: русский человек верит сказанному слову больше, чем упрямому жизненному факту. Говоря современным языком, СМИ вешают населению лапшу на уши и утверждают, что это не лапша, а золотые сережки. И население искренне верит! Верит, несмотря на пустой карман и пустой обеденный стол.

Манипуляция сознанием достигла небывало высокого уровня. В 90-е годы буржуазные СМИ России, все как один, стали высмеивать советское прошлое, советских лидеров, бесплатное образование, физический труд на благо Отечества, «серую», как они вещали, одежду «совков», устремленность в будущее.

Пошла пропаганда жизни «здесь и сейчас», не заглядывая в будущее. «Живи сегодняшним днем!» – усиленно до сих пор призывают нас, тем самым размывают понятие о смысле жизни, опуская человека в моральном плане ниже, так сказать, плинтуса.

Результат промывки мозгов впечатляющ. По данным ВЦИОМ (2016 год), 83% россиян назвали себя «счастливыми людьми». Это те самые нищие, полунищие и малообеспеченные люди, которые, согласно индусской философии, съели сегодня коржик, получили в качестве подаяния сто рублей, тем и счастливы. А если на завтра они съели по два коржика или собрали 110 рублей, они счастливы вдвойне. Они понимают, что для мозга смертельны постоянные думы о том, что всё вокруг плохо и мрачно. Свихнуться же можно, сойти с ума. Так большинство России становятся маргиналами. Счастливым людям не до революции...

 

Внешнее воздействие

Воздействие внешних сил для раздувания революций чаще всего имеет решающее значение. Уже приводилось высказывание Стефана Цвейга о влиянии английских и французских дипломатов на февральский «дворцовый», как он выразился, переворот. Согласно обобщенным архивным данным и воспоминаниям «действующих лиц» того периода, английское посольство представляло собой «очаг пропаганды», который посещали великие князья, высшая аристократия, русские масонские братья и лидеры партии кадетов и октябристов. Они передавали английскому послу Дж. Бьюкенену секретные сводки с русско-немецкого фронта, обсуждали вопросы свержения царя. Не оставался в стороне и французский посол Жорж Палеолог, «специализировавшийся» в основном на организации великосветских приемов, на которых «промывал» мозги русским участникам в пользу демократической республики в России.

Английское и французское правительства тревожились, и не безосновательно, что в случае победы над Германией Антанта по секретному соглашению от 1915 года должна была отдать России проливы между Черным и Средиземном морями, восточную Армению, ряд территорий в Восточной Германии. Чтобы вывести из войны Россию, в ней надо было организовать управляемый Западом хаос. Можно сказать, что это была первая «цветная», по нынешней терминологии, революция. Вадим Кожинов отмечает без экивоков: «хлебный бунт» в Петрограде, к которому вскоре присоединились солдаты «запасных полков», находившихся в столице, был специально организован и использован главарями переворота». Он, кроме того, отмечает, что излишек хлеба в 1916 году составил 197 млн пудов, которого запросто хватило бы до сентября 1917 года. Пересказывать историю, думается, более нет надобности.

Подобная тактика была использована и в последние три года перед переворотом 1991 года. Та же нехватка продовольствия, похожее формирование «пятой колонны», многотысячные митинги с плакатами «Долой КПСС!». Основной «прораб» перестройки А.Н. Яковлев признавался: «На первых порах перестройки нам пришлось частично лгать, лицемерить, лукавить – другого пути не было. Мы должны были – и в этом специфика перестройки тоталитарного строя – сломать тоталитарную коммунистическую партию. <…> Я говорил про «обновление социализма», а сам знал, к чему дело идет».

Вернемся, однако, в 2017 год. Возможно ли такое внешнее воздействие на ход событий в России в XXI веке? Да, президент Путин неугоден «финансовому интернационалу» Запада как человек, стремящийся проводить самостоятельную внешнюю политику. Но и только. То есть он неугоден западному истеблишменту лишь в части внешней политики. Внутренняя политика Путина очень даже устраивает Запад, скупающий за бесценок промышленные предприятия России и ее земли.

2 февраля с.г. правительством РФ принята новая программа приватизации на три года (2017–2019). Будут проданы 477 АО, 298 ФГУП и др., среди них «АЛРОСА» («Алмазы России – Саха»), «Совкомфлот», «Объединенная зерновая компания», часть РЖД и еще много-много чего. То есть и без того малая часть государственной собственности (12%) еще более уменьшится, благодаря чему правительство прекратит вмешиваться в дела «экономики».

Потому-то президент Путин нужен глобальному капиталу, так как Россия – часть мировой капиталистической системы и играет по ее законам. Уж если он совсем станет противен «финансовому интернационалу», то они сменят его на более управляемого игрока, от которого российскому населению станет еще тяжелее. Однако эта замена – совсем не революция.

 

Отцы и дети в революции

Советская средняя школа старалась формировать целостное восприятие окружающего мира. Идеологическая привязка в виде пионерии и комсомола способствовала этой целостности мышления, так как вольно и невольно предусматривала использование физического труда (уроки труда, сбор металлолома и макулатуры, кружки по интересам) и моральных усилий (пионерские и комсомольские слеты, сборы, собрания, туристические походы). Буржуазному обществу и бизнесу широко и глубоко мыслящий человек не нужен. Ему нужен неразборчивый потребитель и беспрекословный исполнитель, желательно узкого направления.

 Успехи советского образования и неординарные задачи буржуазной школы невольно отметил бывший министр образования и науки А. Фурсенко: «Пороком системы советского образования было стремление создать человека-творца. Тогда как задача образования РФ – создать квалифицированного потребителя, способного пользоваться результатами труда других». Другими словами – жить за счет труда других! Раньше это называлось тунеядством или эксплуатацией, сейчас – квалифицированным потреблением. Нынешней власти не нужен человек-творец, человек-созидатель космических кораблей, новых технологий, станков с ЧПУ. Не нужен человек, заинтересованный в развитии страны, а значит, не нужно советское просвещение и воспитание.

Вполне закономерным в этой схеме оболванивания детей явилось введение в школах единого государственного экзамена (ЕГЭ), который начисто лишил детей возможности мыслить и логично рассуждать.

 При таком положении дел между 20–40-летними и 60–70-летними (детьми и отцами) пролегла цивилизационная и мировоззренческая пропасть. Уже и для 40-летних по итогам обучения в школе и в результате промывки мозгов телевидением и другими СМИ жизнь в СССР кажется «отстоем».

Главным мерилом жизни стал успех. Вместо труда культивируется жажда наживы, успех любой ценой. А ведь еще Альберт Эйнштейн предупреждал: «Стремись не к тому, чтобы добиться успеха, а к тому, чтобы жизнь имела смысл». «Смысл – мысль» – однокоренные слова, которые не модны в современном мире. Поэтому неолиберальная власть России подстилает соломку: зарекаясь от революции, она разрушает образование, вводит ЕГЭ, насаждает ювенальную юстицию. 20-летние уже не могут вспомнить, кто такой Юрий Гагарин, а о Пушкине говорят, что его на дуэли застрелил Лермонтов...

Александр Герцен в «Былом и думах» сказал нечто следующее: нельзя человека освобождать внешне прежде, чем он будет свободен внутренне. Внешняя разнузданная вседозволенность без духовного стержня в душе, или, как говорят, без царя в голове, приводит плохо воспитанную и мало образованную молодежь скорее в стан пьяниц, хулиганов, бездельников нежели к осознанному социально-политическому (революционному) протесту.

Говоря о детях, мы говорим о будущем России. Сейчас ждать быстрых положительных перемен в просвещении и образовании не приходится. Преподавателями стали уже те молодые, которые мало знают и мало умеют. Потому-то на десятилетия вперед молодежь «привита» на пассивность и инертность, то есть на этот период «беспокоиться» о революции не нужно.

 

Выводы

Итак, будем кратки в итогах. В России предпосылок к революции в настоящее время нет.

 

Михаил Чижов

Нижний Новгород