Главная       Дисклуб     Наверх  

 

КОМИ-ПЕРМЯКИ – ВОЗВРАТ В КРЕПОСТНИЧЕСТВО

 

Споры вокруг отставки главы Кудымкара А.Н. Голубкова не утихают уже более месяца. В разных СМИ высказываются и разные точки зрения на случившееся. Вот и корреспонденты краевой газеты «Звезда» высказали свою точку зрения на происшедшее. Соглашаясь с взглядом Евгения Плотникова в статье «Могильщики народовластия» («Звезда» № 46/2014) и Снежаны Пастуховой в статье «Кудымкар без главы» (№ 54), мне хочется в свою очередь обратить внимание и коми-пермяков, и краевые власти на два момента.

Первый касается нарушения положения Конституции России о том, что «носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ» (ч. 1 статьи 3 Основного закона), а никак не чиновники режима власти, хоть и регионального уровня. Второй же момент касается того, что краевые власти, обвиняя других в разного рода нарушениях, сами-то не торопятся исполнять свои обязанности и обещания.

 Пермские чиновники, похоже, забыли об обещаниях, данных еще в декабре 2003 года, когда объединяли автономный округ и область в свой «Пермский край». Или пермские «русофилы» полагают, что коми-пермяки их «крепостная челядь», безгласная и безответная, как во времена царского самодержавия XIX века, поэтому просто не стоит выполнять того, что обещали почти 11 лет назад, перед референдумом по вопросу объединения.

Новая команда, сменившая «объединителей», сформированная губернатором из Алапаевска, очевидно, не знает о тех обещаниях, которые дал еще Ю.П. Трутнев, подписав с Г.П. Савельевым письменное Соглашение 11 ноября 2003 года. Надо напомнить ей, что в том Соглашении, а оно имеет силу закона на территории края, так как было утверждено и Законодательными собраниями обоих субъектов России, коми-пермякам, в частности, обещали:

- Думу Коми-Пермяцкого округа из 20 депутатов (статья 6);

- принятие Устава Коми-Пермяцкого округа (статья 7);

- выборы главы Коми-Пермяцкого округа, который является «высшим должностным лицом», всем населением бывшей автономии (статья 8). Причем сроки и порядок выборов должны определяться Законом Пермского края, который так и не принят;

- принятие Закона об особом правовом статусе Коми-Пермяцкого округа в составе Пермского края (статья 3 Соглашения, а также ч. 4 статьи 6 и Глава VIII Устава Пермского края);

- бюджет Коми-Пермяцкого округа отдельной строкой в бюджете Пермского края (статья 11);

- виды и сбор налогов для формирования бюджета Коми-Пермяцкого округа (ч. 5 статьи 5);

- строительство предприятий по глубокой обработке древесины в поселке Гайны, селе Кочево и городе Кудымкар;

- завершение строительства автодороги «Кудымкар – Сыктывкар» для постоянной связи с родственными коми-зырянами.

Но прошло уже более десяти лет, а воз и ныне там. Даже закон об особом правовом статусе бывшей автономии (ч. 1 ст. 35 Устава Пермского края) не принят до сих пор, хотя шумели, проводили разные совещания с участием краевых чиновников. Одним словом, впаривали коми-пермякам о соблюдении их прав на самоуправление национальной территорией, а сами только бабло тащили из бюджета округа. Да еще лес и нефть на халяву. Разорив предприятия в округе, всю его экономику подчинили своим, пермским предпринимателям. И теперь даже кирпич возим из-за «тридевять земель», аж из Чайковского, хотя своя глина качественнее.

Причем следует особо отметить, что при «ликвидации» Коми-Пермяцкого автономного округа был применен совсем не тот федеральный закон – об образовании нового субъекта. Автономный округ, в отличие от Чукотского округа, не выходил из состава Пермской области: Государственная Дума не принимала никакого закона по автономии, в отличие от той же Чукотки (Закон № 3956-1 от 17 июня 1992 года), и территория автономного округа, еще по Уставу области, была территорией Пермской области (статья 5 Устава). Прокурорам бы лучше здесь проявить заботу о соблюдении Конституции и законов России, ан нет, боятся потерять должности и высокие оклады.

Что же касается темы отставки главы Кудымкара, то мы считаем, что депутаты не вправе решать вопрос об отставке должностного лица, избранного населением города. Вопрос об отстранении Голубкова от должности надо было вынести на обсуждение горожан (так считает Основной закон государства), то есть провести плебисцит (форма прямого народовластия).

 К тому же те причины, которые были поставлены ему в вину, можно предъявить к руководителям любых местных территорий Пермского края, даже к чиновникам самой краевой власти, – сплошь и рядом нарушения законодательства. Почти в каждых выпусках газет или новостей по ТВ мы читаем и слышим о более крупных нарушениях законов.

Вот и наш президент на прошедшем недавно совещании в Иваново обратил внимание глав субъектов Российской Федерации на то, что их личные взаимоотношения с главами муниципальных образований не могут служить основанием для отставок последних от занимаемых должностей.

Их отставка должна следовать за существенные нарушения, а не по какому-то «формальному признаку, но абсолютно ничтожному – подряд на строительство водопровода зятю», как пишет Евгений Плотников в «Звезде». И действительно, кроме как на «канцтовары и туалетную бумагу», глава ни на что не имеет право тратить деньги из бюджета городской Думы.

Здесь, как мы предполагаем, пермские чиновники обиделись на Голубкова за то, что он не дал им «срубить бабки». Ведь если бы провели конкурс на подряд, то, без сомнения, выиграли бы их подручные из Перми, которые через откаты поделились бы с ними. Поэтому и отомстили Голубкову таким образом.

Депутаты же городской Думы, проигнорировав позицию Совета Движения «Патриотов Пармы» (газета «Патриот Пармы» № 2/2014), многие из которых (17 из 20) в депутатские кресла попали-то благодаря нашей поддержке, пошли на поводу у краевых чиновников. Они, очевидно, больше не хотят быть депутатами в городской Думе или надеются на поддержку губернатора, для которого коми-пермяки всего лишь жители его «вотчины».

Кстати, о том, что губернатор – из Алапаевска, мы написали не случайно. Этот город, как и вся Свердловская область, во времена того самого царского самодержавия, свергнутого в феврале 1917 года, был в составе Пермской губернии, и там жили такие же пермяки, как и в Коми-Пермяцком округе. Да и по внешнему виду наш новый «граф» (в переводе с французского означает: товарищ короля, царя, или «комис») ничем не отличается от коми-пермяков, разве только тем, что забыл родной язык, великопермский, и считает себя «великороссом».

 Но здесь виноваты, на наш взгляд, его обрусевшие предки, которых чиновники царя России принудительно записали в свою «нацию». Хотя русский – это совсем и не национальность, а гражданство, принадлежность к их империи (подданство), а точнее, новый этноним народов Древней Руси после обращения их в христианство. Например, чудь заволоцкую после обращения ее в христианство стали называть двинцами.

Поэтому и коми-пермяки (до 1925 года были просто пермяки), проживавшие до ХХ века в Вятской (северная и восточная части Кировской области, а также северная часть Удмуртии), Казанской (восточная часть Удмуртии с городом Воткинск) и Вологодской (восточная часть, ныне юг и восток Республики Коми) губерниях, а также в Зауралье до Средней Оби (бывшая Пермская губерния, а с IX века – родановская археологическая культура), такие же русские, как и остальное население России. Ведь их даже во времена крепостного права не считали инородцами.

В заключение статьи напрашивается вопрос: «А сам-то «комис» (в языках Древней Византии, Древнего Рима и древних угров, нынешних венгров, – «комит»), «товарищ» президента России, разве не нарушает антикоррупционное законодательство, когда продает объекты в Перми и крае своим олигархам?

И еще один серьезный вопрос: а знают ли краевые чиновники, что, согласно закону «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» № 67-ФЗ от 12 июня 2002 года, если по истечении двух лет после проведенного референдума не исполняются обещания, данные его участникам перед проведением этого мероприятия, то результаты референдума можно отменить (ч. 6 и ч. 7 статьи 73), что означает восстановление автономного округа как субъекта Российской Федерации?

Выходит, что краевые «комисы-комиты» Кремля зря надувают свои щеки. Пермского края как субъекта Российской Федерации не существует с 1 января 2006 года, после окончания двухгодичного переходного периода. К тому же Устав Пермского края, который должен был быть принят на совместном заседании Законодательных собраний Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа, фактически был принят только в апреле 2007 года, причем на заседании Законодательного собрания уже нового субъекта Российской Федерации – Пермского края, так как к этому времени Законодательное собрание автономного округа было уже упразднено.

Надо бы задуматься всем!

 

Александр Иванович ЧЕТИН,

 Председатель Совета

 Пермского краевого общественного движения

 «Союз патриотических сил Пармы»

 

 Пермь – Кудымкар