Главная       Дисклуб     Что нового?         Наверх  

 

 

Подземные воды в плену у дилетантов

Депутаты приходят и уходят. Но в Госдуме есть так называемый золотой фонд специалистов, которые не являются публичными и работают в парламенте многие годы. На их плечи ложится основная тяжесть подготовки законов и других нормативных документов. Особую ценность представляют собой эксперты, которые имеют опыт работы в советских министерствах и ведомствах. Профессионализм и порядочность этих специалистов, как правило, приводит их в стан противников либерального крыла нижней палаты законодательного собрания. По политическим соображениям их мнение часто игнорируется либеральным крылом, господствующим во власти многие годы. Но они, не жалея сил и времени, многие годы пытаются исправить глупость, а иногда и криминальную составляющую некоторых нормативных документов. Один из таких экспертов – бывший сотрудник Минводхоза СССР, ветеран водного хозяйства РФ, советник РФ I класса Григорий Антонович Чернодоля. В Госдуме он известен как главный специалист по вопросам водного хозяйства и основной противник действующего Водного кодекса и других нормативных актов, которые ущемляют права граждан России на доступ к качественной воде.

 

– Григорий Антонович, по моим наблюдениям, сейчас обязательным компонентом продуктового набора стала покупка пресной воды в супермаркетах. Можно ли таким образом обезопасить себя от болезней, вызванных некачественной водой?

– Часто питьевую воду в бутылях можно назвать пищевым продуктом, но не питьевой водой. Она чистая, но в результате обработки в ней не хватает необходимых человеку элементов. Повышенное содержание в пищевом рационе любого элемента вызывает различные отрицательные последствия. Однако низкое содержание целого ряда элементов также представляет опасность для организма человека.

Среди наиболее распространенных заболеваний, связанных с низким содержанием микроэлементов в питьевой воде, можно назвать эндемический зоб (низкое содержание йода), кариес (низкое содержание фтора), железодефицитные анемии (низкое содержание железа и меди). В качестве примера можно привести результаты работы советско-финской экспедиции, которая обнаружила, что из-за низкого содержания в воде и почве селена населению ряда районов Читинской области угрожает селенодефицитная кардиопатия – болезнь Кешана. Среди макрокомпонентного состава воды особенно негативное влияние на организм человека оказывает низкое содержание в питьевой воде кальция и магния. Подземные воды – это кладезь здоровья, но состояние и качество их год от года ухудшается.

– Можно ли в ближайшей перспективе предотвратить истощение ресурсов подземных вод и их загрязнение в тех регионах, где подземные воды являются единственным или основным источником питьевого водоснабжения?

– Новое поколение граждан России не знает, что в 50–60-е годы одним из популярных и общедоступных продуктов питания были иваси. Этот вид сельди, ресурсы которого в то время считались неограниченными, к 90-м годам в результате нерегулируемого вылова практически были исчерпаны. В последние 30 лет характер использования подземных вод – возобновляемого, но ограниченного стратегического ресурса – на освоенных территориях России осуществляется по технологии вылова иваси.

Одно дело – иваси, которые были замещены другими видами рыб. А вот чем и как возместить потери ресурсов подземных вод, допущенные в результате нерегулируемого их использования?.. Нельзя не учитывать, что подземные воды в балансе хозяйственно-питьевого водоснабжения страны составляют не менее 45 процентов...

Еще в 2003 году авторы Государственного доклада «О состоянии и использовании водных ресурсов в Российской Федерации» обратили внимание на наличие признаков регионального истощения подземных вод на территориях от Ленинградской до Иркутской областей.

В 2015 году, как и в предыдущие годы, недопустимое снижение уровней подземных вод зафиксировано в пределах Ленинградского, Московского, Днепровско-Донецкого, Азово-Кубанского, Восточно-Предкавказского, Волго-Сурского артезианских бассейнов.

В водоносных горизонтах этих и других регионов продолжают формироваться депрессионные воронки. Площади некоторых из них превышают 33 тысячи квадратных километров, а снижение уровня воды в центре таких воронок составляет от 25 до 130 метров.

Такие масштабные изменения гидродинамического состояния подземных вод могли произойти только в условиях бесхозяйственности и безответственности лиц, уполномоченных государством обеспечить экономическую и экологическую безопасность страны. По данным Госдоклада, за период с 2000 по 2013 год на территории России выявлено загрязнение подземных вод на 2693 участках и на 3502 водозаборах хозяйственно-питьевого назначения. В 2015 году обнаружено еще 54 участка с загрязненными водами.

Авторы указанного Госдоклада обращают внимание также на то, что интенсивный водоотбор подземных вод повлек за собой подтягивание некондиционных вод из смежных водоносных горизонтов и недопустимое ухудшение качества добываемой воды во Владимирской, Тульской, Брянской, Липецкой, Орловской, Томской областях, Забайкальском крае, республиках Дагестан, Мордовия, Ингушетия и др.

– Что Вы считаете главной причиной такого плачевного положения дел в управлении подземными водами, в водном хозяйстве?

– Перманентные реорганизации природоресурсных министерств и ведомств, не могли не оказать негативное влияние на состояние системы государственного управления использованием пресных подземных вод.

Руководители природоресурсных ведомств современной России спокойно, без угрызения совести, разрушили систему мониторинга и управления подземными водами, включая фактическую ликвидацию уполномоченного федерального подразделения, сеть гидрогеологических организаций и региональных научных центров, порушили систему наблюдений за режимом подземных вод и порядок отчетности недропользователей, а также ведения разработки, утверждения и контроля исполнения проектов строительства скважин на воду, выдачи лицензий на добычу подземных вод и др.

Минприроды России располагало информацией о том, что за последние 4 года государственная сеть наблюдательных скважин сократилась в 4 раза. Однако, до настоящего времени министерство не имеет даже программы по развитию государственной сети наблюдательных скважин.

Минприроды России по умолчанию «добилось» неконтролируемого массового строительства скважин на воду (по экспертным оценкам их количество составляет сотни тысяч) без проектной документации на их строительство, ликвидации отчетности недропользователей по добыче подземных вод.

В связи с провокационной передачей полномочий органам исполнительной власти субъектов РФ по управлению подземными водами, предусмотренных Федеральным законом № 459, с 1 января 2015 года управление ими, опирающееся на утвержденные ресурсы и данные мониторинга подземных вод, фактически прервалось. Органы исполнительной власти субъектов РФ обречены лишь на выдачу «ничтожных», по своей сути, лицензий на добычу подземных вод. Правда, никто не знает, как в процессе неизбежного налаживания системы управления подземными водами можно будет аннулировать действие таких лицензий.

Инициаторы такого «умного» закона не учли, что в органах исполнительной власти субъектов нет квалифицированных специалистов-гидрогеологов, что эти органы не располагают информацией о ресурсах подземных вод и их качестве. Такое непрофессиональное решение уже повлекло за собой паралич службы управления подземными водами.

– Какие нормативные акты в области водного хозяйства вы считаете самими плохими?

– Самая великая провинность действующей власти состоит в том, что до настоящего времени она не установила правовые основы использования и охраны подземных вод. Ссылки высоких начальников от геологии на то, что эти отношения урегулированы в Законе Российской Федерации «О недрах», вызывают только горькие улыбки у профессионалов.

Нормы и правила проведения поисков, разведки и использования подземных вод, установленные этим законодательным актом, нельзя признать приемлемыми по следующим основаниям.

В соответствии с Законом «О недрах» участок недр, в котором сосредоточены полезные ископаемые, является объектом разведки месторождений полезных ископаемых и их добычи, с одной стороны, и одновременно недвижимым имуществом и выступает как объект имущественных отношений – с другой. Каждый участок недр имеет четкие пространственные границы. Подземные воды, являющиеся составной частью круговорота влаги в природе, распространены повсеместно во всей литосфере (от подошвы почвенного слоя или дна водоемов (водотоков) до глубины 12–13 километров), и поэтому они не имеют распознаваемых пространственных границ. Таким образом, согласно действующему законодательству пресные подземные воды не могут рассматриваться как «месторождения подземных вод», а их ресурсы – как «запасы подземных вод». То есть их добыча не регулируется действующим законодательством.

Подземные воды, в отличие от невозобновляемых ресурсов (полезных ископаемых), – ресурс возобновляемый, но ограниченный и весьма уязвимый. Поэтому использование подземных вод должно быть нацелено на их охрану от истощения и загрязнения.

В целях неистощительного и безопасного использования подземных вод в первой половине XX столетия в СССР была реализована методология оценки их эксплуатационных ресурсов. В последние два десятилетия общественные отношения, связанные с использованием и охраной подземных вод, остаются неурегулированными.

В Законе «О недрах» множество недостатков. Например, не определены требования к охране подземных вод от загрязнения и истощения их ресурсов и порядок рассмотрения заявок на предоставление участка недр для строительства скважин на воду и иных сооружений; не отнесены к виду недропользования строительство скважин на воду и иных сооружений по захвату подземных вод; не предусмотрено требование к недропользователям об обязательном утверждении технических проектов строительства скважин на воду и иных сооружений по захвату подземных вод и неукоснительном исполнении всех работ и операций в соответствии с таким проектом.

– Как можно исправить законодательные ошибки и предотвратить угрозу истощения подземных вод?

– Необходимо принять и осуществить следующие первоочередные мероприятия:

1) в срочном порядке разработать и принять законопроект о внесении изменений и дополнений в ФЗ РФ «О недрах» с учетом вышеизложенного;

2) приостановить действие Федерального закона от 29.12.2014 № 459-ФЗ «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О недрах» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» в части передачи полномочий органам исполнительной власти субъектов России по управлению подземными водами, поскольку этот акт является экологически вредным;

3) реанимировать федеральный орган управления подземными водами, наделив его чрезвычайными полномочиями по соблюдению статуса подземных вод, установленными Конституцией Российской Федерации, защите ресурсов подземных вод от разграбления, истощения и загрязнения, восстановлению системы управления этим ресурсом и организации мониторинга этих вод и надлежащего учета отбора подземных вод. Руководитель такой службы должен назначаться Председателем Правительства Российской Федерации;

4) восстановить научные центры по разработке и внедрению современных методов и программных продуктов по оценке (переоценке) эксплуатационных ресурсов пресных подземных вод, обоснованию первоочередных мер по сокращению отбора подземных вод на проблемных территориях;

5) провести ревизию и обеспечить надлежащий учет всех скважин на воду, незаконные сооружения затампонировать;

6) создать кондиционную стационарную сеть скважин, предназначенных для осуществления регулярных наблюдений за водным и иным режимами питьевых водоносных горизонтов на освоенных и планируемых к освоению территориях;

7) создать комплект специальных гидрогеологических электронных карт в формате 3D, предназначенный для выполнения анализа гидрогеологической ситуации на территориях проблемных регионов и предоставления оперативных услуг по разработке проектов строительства скважин на воду.

Беседу провел Алексей Васильевич Казаков