Главная       Дисклуб     Наверх  

 

ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ РЕЛИГИЯ ВРАГОМ МОРАЛИ?

 

«Конечно, религия – это враг морали, нравственности», – полагают некоторые учащиеся религиозных учебных заведений, когда служители культа начинают иногда приставать к этим учащимся, добиваясь половой близости.

К сожалению, аморальное, безнравственное поведение служителей церкви не является какой-то прискорбной случайностью, а представляет собой достаточно устойчивое, регулярное, массовое явление. Значительное количество католических священников и монахов вновь и вновь каются в блуде, мужеложстве, педофилии, скотоложстве. Некоторые православные монахи и священники систематически нарушают тайну исповеди, являются добровольно или по принуждению агентами спецслужб.                                    

Почему же аморальное поведение служителей церкви является массовым и регулярным? В чем причина? Причина методологическая, она – в постоянной безнаказанности. Христос сказал, что после покаяния всякий грех (всякое убийство, разврат, обман, измена и т.д.), все грехи прощаются (см. Матф. 12,31; Марк. 3,28). Всепрощение – это снятие всех грехов. Тогда грешник становится безгрешным, а безгрешный не наказывается и спасается в раю. Таким образом, всепрощение – это всеобщая безнаказанность, это полный простор для безнравственности, преступлений, для безграничного зла, а поэтому, если Бог есть, тогда верующему всё дозволено, ибо после покаяния всё прощается, Богом не наказывается.

Вот что такое безнаказанность. Это источник аморальности, безнравственных поступков, преступлений. Действительно, почему человек не должен красть, убивать, предавать, развратничать, если предлагается возможность делать это безнаказанно? И эта возможность делать зло, преступления безнаказанно предоставляется религией при помощи всепрощения за веру. Воодушевленные всепрощением, всеобщей безнаказанностью, вседозволенностью, средневековые римские папы Бенедикт VIII и Иоанн XXIV своим поведением демонстрировали образцы крайней безнравственности и аморальности.

Всепрощение, всеобщая безнаказанность, вседозволенность воодушевляют, поощряют, подталкивают к аморальности и в наши дни. Например, П. Габриэле, личный помощник, один из самых близких людей папы римского Бенедикта XVI, предал его, украл тысячи документов. После такой измены Бенедикт XVI почувствовал себя очень одиноким, беспомощным и заявил, что добровольно покидает свой высокий пост, ибо у него после такой измены просто сил нет.

Разумеется, на преступления решаются не все верующие, ибо светская власть карает, наказывает не только неверующих, но и верующих преступников. Но аморальность верующих, их безнравственные поступки, религия и церковь и сейчас не наказывают, выполняя завет Христа о всепрощении, всеобщей безнаказанности всех грехов. Поэтому монахи, священники, другие хорошие знатоки Библии, воодушевленные безнаказанностью, нечего не опасаясь, совершают сейчас грехи, например назначают любовные свидания с замужними женщинами в храмах, домогаются половых сношений с мальчиками, женщинами, мужчинами во время отпущения грехов. Всё это они совершают не потому, что ни в грош не ставят Бога, а потому, что Бог по отношению к кающимся не суровый, а добренький, ибо он после покаяния всё прощает, не наказывает.

Сколько раз Бог прощает кающихся грешников? На этот вопрос четко отвечает Христос. Он сказал, что после покаяния все грехи прощаются, то есть практически до бесконечности, ибо только тогда выполняется миссия Христа по спасению всех грешников. Так, религия через практически бесконечное всепрощение, всеобщую безнаказанность, вседозволенность побуждает, поощряет, воодушевляет верующих, а особенно священников, монахов, других хороших знатоков Библии к длительной, стойкой безнравственности, аморальности, которая поэтому превращается в привычку и совершается автоматически, бездумно, без чувства вины и стыда, без всякого страха и переживаний.

Почему Бог многократно прощает кающихся грешников? Потому что «так на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяносто девяти праведниках, не имеющих нужду в покаянии» (Лука, 15,7). Итак, один кающийся грешник приносит на небеса более радости чем праведные дела 99 праведников.

Разумеется, такие методологические основы тоже подталкивают, поощряют верующих к аморальности, безнравственности, превращая ее в стойкую, длительную привычку, когда безнравственные поступки совершаются автоматически, бессознательно, без боязни и страха.

(Сегодня официальные толкователи ислама, как правило, всячески подчеркивают его гуманистическую направленность, однако в религиозных войнах, связанных с распространением ислама, было убито огромное количество людей, как немусульман, так и мусульман. И в современном исламе отсутствует нравственная оценка жертв, понесенных человечеством в связи с его распространением; точно так же как аналогичная оценка отсутствует и в христианстве. В настоящее время радикальные исламисты практикуют террор и убийства во имя веры. В раннем иудаизме есть оправдание безнравственного поведения по отношению к неиудаистам, и это тоже не становится для большинства адептов данной религии предметом ревизии с точки зрения общечеловеческой морали. Все это с точки зрения атеистической морали - представляет собой пока неразрешенные религиями нравственные проблемы. – Прим. ред.)

И если такого безнравственного монаха, священника, любого верующего с этой стойкой привычкой к безнравственности допустить к ракетно-ядерным средствам всесокрушающего уничтожения, то этот человек не по умыслу, а по недомыслию, автоматически, машинально, не рассуждая, не думая, бессознательно, без чувства вины и стыда, без контроля разума и совести, без страха и переживаний, по привычке к безнравственности, безответственности, безнаказанности уничтожит всё человечество, а потом покается. Тогда он, убийца России, всего человечества, безгрешен, ибо грех он совершал во имя веры, следовательно, с точки зрения данной веры безгрешен, а возможно даже и свят. Он, убийца, спасется, а России, человечества не будет.

Такова совершенно неожиданная, но реально существующая смертоносная опасность, если мы будем игнорировать всепрощение, всеобщую безнаказанность, вседозволенность, которая содержится в религии и которая несовместима с моралью, ибо безнаказанность, методологически содержащаяся в самом механизме религиозной веры, фактически перечеркивает, отменяет правила морали, подчиняет их потребностям веры, провозглашенным религией. Вот почему религия может стать врагом морали и часто становится врагом морали.

Сейчас в Вооруженных силах России активно внедряется религия, что опасно для страны, всех ее жителей. (Там, где появляется одна вера,  может появиться и обязательно появится и другая, третья. Каждая из них начнет требовать от своих последователей первенства своей веры, религии, и ничего хорошего, кроме умножения случаев предательства, из этого не получится. – Прим. ред.)

Может, я сгущаю краски, а на деле всё иначе? К сожалению, нет. За двадцать прошедших лет совершенно свободного, комфортного развития религии в России многое изменилось к худшему. Религия не укрепила мораль, а значительно ухудшила ее. Оказалось, чем больше храмов в России, тем хуже мораль. Таковы факты, с которыми согласны многие. Например, Дмитрий Иванович Мамонов, сопредседатель Союза  православных педагогов, с горечью констатирует, что еще 20 лет назад в России не было нынешнего разврата, жуткого взлета преступности, охватывающей пандемии наркомании и игромании, а теперь имеем состояние обвально деградирующего народа. На Кавказе не прекращаются многочисленные убийства и террористические акты во имя веры и религии.

Как быть? Надо удалить из Нового Завета ошибочные и вредные слова о всепрощении всех грехов после покаяния, поскольку эти слова, видимо, не принадлежат Христу, и заменить их словами о том, что после покаяния прощаются только незначительные грехи в семейной, бытовой жизни, а не все грехи, как сейчас. Такую замену следует сделать на церковном соборе, как это делали всегда, ибо именно соборы устанавливали, что является словом Бога, а что нет. Например, в средние века именно на церковных соборах церковь решила, что Евангелия от Матфея, Марка, Луки и Иоанна являются словом Бога, а Евангелия от Петра, Марии, других лиц – не являются, поэтому не включены в Новый Завет.

Точно так же и в XXI веке на соборе можно решить, что слова о прощении всех мелких грехов в семейной, бытовой жизни – это слово Бога, а методологически неверный и вредоносный тезис о прощении абсолютно всех грехов после покаяния словом Бога не является. Произвести такую замену сейчас, в XXI веке, опираясь на исторический опыт, вполне возможно.

Правда, кое-кто после этого может сказать, что Новый Завет – это не слово Бога, а слово человека. Ну и пусть говорит. Сотни миллионов верующих не обратят на это внимания, как они не делали этого и раньше. Главное – тогда религия перестанет в этом пункте противостоять морали, нравственности, исчезнет всепрощение, вседозволенность, безнаказанность всех грехов после покаяния, исчезнет методологическая основа для многих преступлений. И тогда религия станет не только провозглашать правила морали, как она это делает сейчас, но и создаст необходимые условия  для их обязательного исполнения, что очень хорошо. Все, в том числе и атеисты, должны религии в этом помочь. Это делалось прежде, может быть сделано и сейчас, как ни парадоксально это кажется на первый взгляд.

 

 Александр Фёдорович ЧЕБОТАРЕВ,

исследователь