Главная       Дисклуб     Наверх  

  

  

Москва глазами Джузеппе Бове

230 лет со дня рождения выдающегося архитектора

 

Джузеппе Бове родился 4 ноября 1784 года в Петербурге. Интерес к архитектуре стал проявлять уже в раннем детстве, рассматривая чертежи своего отца – художника-монументалиста, приглашенного из Италии Русским императорским двором для работы в Эрмитаже. Юношей переехав с семьей в Москву, Джузеппе Бове начал посещать лекции известных мастеров архитектурного дела и вскоре был принят в Государственную организацию Российской империи «Экспедицию кремлевского строения» на курс Франца Кампорези.

В 1812 году в составе русской армии Джузеппе Бове принимал активное участие в сражениях против Наполеона. Некоторые источники (военные сводки, дневники) указывают и на его непосредственное участие в стратегическом поджоге Москвы. До наших дней дошли чертежи нескольких объектов города до пожара, с большой долей вероятности принадлежащие Бове. Из переписки архитектора с его петербургскими коллегами следует, что именно он, предчувствуя «неминуемый крах облика города», попытался воссоздать на бумаге «ту малость, с которой начнется возрождение великой Москвы». Именно эти объекты, расположенные на Арбатской, Тверской, Пресненской и прочих центральных улицах, в 1813 году «Комиссия о строении Москвы» поручила восстанавливать Джузеппе Бове. Следует отметить, что император Александр I лично курировал план восстановления Первопрестольной. И после успешного начала строительства Бове был назначен на должность главного архитектора «фасаднической части». Это означало, что ни один объект не мог быть возведен без официального одобрения архитектора.

В 1816 году Джузеппе Бове вступил в брак с вдовой русского гвардейца княгиней Авдотьей Трубецкой, для чего годом ранее принял православие (окрестили Осипом). Несмотря на огромный вклад архитектора в процветание Москвы, общество восприняло этот союз как «нечто недопустимое, противоречащее законам высшего света». В салонах во всеуслышание говорили об итальянских корнях избранника княгини, называли его «простолюдином», смеялись над его неумением танцевать. Тем не менее Джузеппе Бове приглашали на каждое светское мероприятие города. Кузина Трубецкой объясняла это тем, что «Осип красив, умен, уважаем нашими мужьями и, наконец, он вхож к императору».

Исполнив самое главное поручение Комиссии, связанное с реконструкцией Красной площади, Бове приступает к проектированию Кремлевского сада, Театральной площади, Большого театра, а также целому ансамблю построек разного назначения. По словам самого архитектора, проект Кремлевского сада, выполнен им «в романтическом духе»: дорожки в обрамлении цветников, клумбы, деревья, постройки малых архитектурных форм, грот, впоследствии особо полюбившийся горожанам.

Окончательный проект Театральной площади был утвержден в Петербурге в 1821 году. В него входила и реконструкция Малого театра. Особо сложной технической составляющей проекта стало строительство специальной трубы, в которую должна была «уйти» река Неглинка. В то же время Бове работал и над чертежами Большого театра, утвержденными лично императором. По замыслу архитектора, над фронтальной частью театра возвышалась скульптура Аполлона в колеснице, а зрительный зал, состоящий из партера, амфитеатра и пяти ярусов, вмещал около трех тысяч зрителей. Общее строительство было завершено в 1824 году, и спустя несколько месяцев труппа Малого театра дала свой первый спектакль, а 6 января 1825 года премьера состоялась и на сцене Большого театра. После торжественной увертюры публика требовала выхода архитектора Джузеппе Бове и, когда он появился в ложе директора, принялась забрасывать его цветами и скандировать: «Браво, Бове!» Проект строительства Большого театра стал наиболее значимой работой архитектора, а сам театр был признан образцом русского зодчества и одним из лучших подмостков современности.

Джузеппе Бове признают основоположником «типового строительства». Совместно с «Комиссией о строении Москвы» они разработали альбом «образцовых фасадов», в котором прописали допустимые параметры зданий любой стоимости и назначения. Строго регламентированными оказались такие параметры, как длина и высота здания, его этажность, цвет, расположение дверей и окон. Бове принадлежат проекты новых типов больниц «для пользования людей всякого состояния», а также жилых домов – городского особняка с парадным двором и «нового купеческого дома». Самая первая в истории Москвы подобная больница, спроектированная Джузеппе, в настоящее время носит название 1-я Градская больница им. Пирогова. На возведение здания казна выделила настолько малую сумму денег, что архитектору приходилось доплачивать мастерам из личных сбережений. Более того, совместно с группой инженеров Бове удалось внедрить принципиально новую технологию подачи воды. Купеческий дом, по замыслу Бове, теперь состоял из торговых лавок на нижнем этаже и жилых комнат наверху. Подобного типа зданиями был застроен Китай-город. Это место стали называть «Москвой купеческой». Возведение парадных особняков по чертежам архитектора началось с дома на Новинском бульваре, заказанного дворянами Гагариными (разрушен в 1941 году). Фасад здания украсили массивные скульптурные композиции, в основу которых легли мотивы победы и триумфа.

Тема русского патриотизма всегда присутствовала в творчестве Джузеппе Бове. Поэтому не удивительно, что создание проекта Триумфальных ворот, которые, как известно, являются первым московским памятником, возведенным в память о великой победе в Отечественной войне 1812 года, также поручили Джузеппе. Архитектор не раз отмечал, что этот проект стал самым главным во всей его жизни. К работе над планом строительства Бове привлекал не только своих коллег, но и скульпторов, так как, по замыслу архитектора, именно скульптура русского витязя должна олицетворять собой храбрость и героизм, проявленные русской армией в борьбе с врагом. Бове принадлежит и идея заложить в фундамент Триумфальных ворот некий «талисман на счастье», им стала горстка серебряных монет (рубли чеканки 1829 года).

До сегодняшнего дня Джузеппе Бове остается одним из величайших архитекторов, работавших в стиле классицизма. К юбилею Бове Международная ассоциация градостроительства выпустила фотофолиант под говорящим названием: «Повторить его подвиг невозможно»!

 

Елена Петровна ЧАПЛЕНКО