Главная       Дисклуб       Наверх   

 

ПЕРЕНАСЕЛЕНИЕ – КОНЕЦ?

Ученые много раз предрекали миру гибель.

С Томаса Мальтуса (1766–1834) эти предсказания приняли характер логического и даже "математического" доказательства. Население Земли растет в геометрической прогрессии, а производство продовольствия и других средств обеспечения – лишь в арифметической. Данные ножницы ставят под вопрос не только стабильность, но и саму жизнь общества. Отсюда и возрастание социальной напряженности, истощение ресурсов, болезни, голод, другие напасти. И – "мудрое" предложение: регулировать социальные конфликты снижением рождаемости среди малообеспеченных, зависимых слоев, с низким уровнем дохода и образования, т.е. трудящихся.

Под личиной "спасителя человечества", озабоченного «вечными законами природы», а точнее, защитника тогдашних и сегодняшних эксплуататоров выступил средней махровости реакционер, который при определенных условиях мог бы дойти и до идеи стерилизации трудовых слоев, наподобие современной «вакцинации» отсталых народов, по Биллу Гейтсу и Баффету, о полезности которой так любят говорить защитники «золотого миллиарда» и ультрасовременной науки.

Проблема, однако, поставлена неправильно. Особенно во второй ее части.

Живший в одно время с Мальтусом другой английский ученый, экономист-реформатор Роберт Оуэн (1771–1858), взявший в управление с 1800 по 1829 гг. бумагопрядильную фабрику в Нью-Ланарке, довольно скоро превратил тамошний «райцентр» в образцовое поселение, где «пьянство, полиция, уголовные суды, тяжбы, попечительство о бедных, надобность в благотворительности стали неизвестными явлениями... И он достиг этого просто тем, что поставил людей в условия, более сообразные с человеческим достоинством... В то время как конкуренты Оуэна заставляли своих рабочих работать по 13–14 часов в день, в Нью-Ланарке рабочий день продолжался только 10,5 часа. А когда хлопчатобумажный кризис заставил на четыре месяца прекратить производство, незанятым рабочим продолжали выплачивать полную заработную плату. И при всем том стоимость предприятия возросла более чем вдвое».

Вот образчик истинного понимания социальной «прогрессии». Феноменальность оуэновского подхода выразилась в том, что «трудящаяся часть этих 2500 человек (население городка) производила для общества такое количество реального богатства, для создания которого менее чем полвека тому назад потребовалось бы население в 600000 человек» (Энгельс Ф. Развитие социализма от утопии к науке. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 19, с. 198–199). То есть вопрос стоял так: дайте людям человеческие условия – и они покажут соответствующую восходящую производительности труда. Производительность труда не отстает, а даже превосходит прогрессию рождаемости, если имеет к тому подобающие условия и стимулы.

Мальтус – элементарно тщеславный несмышленыш. С точки зрения использованных им выкладок. Но в то время он имел на это право. Ныне любой трудовик (инженер по труду и заработной плате) знает, что труженик в материальном, полезном производстве производит ежемесячно стоимость, в 10–20 и более раз превышающую его заработок, на который он содержит еще и семью. Этого не знают только «марксистские обществоведы», не смыслящие ни в марксизме как науке, ни в реальном производстве, далеком от чиновного, корыстного верхоглядства.

Однако есть еще один труженик, который применяет в своем труде не только обученную физическую силу, но и творческие дарования, который в своих результатах показывает как геометрическую, так и неведомую еще прогрессию эффективности. Это рационализаторы и изобретатели. Проекты, разработанные ими порой за 2–3 месяца или года, при внедрении приносят иногда обществу прирост продукта, в десятки, тысячи, миллионы раз превосходящий их затраты на собственное содержание, на протяжении десятков, сотен, а то и тысяч лет. Мы в неоплатном долгу перед теми, кто овладел огнем, изобрел каменный топор, колесо, парус. Дайте людям свободу творчества – и они перевернут Землю. А вы всё ноете о ножницах в разных прогрессиях. И... ходите с протянутой рукой по заграницам, надеясь, что вас вооружат секретами против самих себя. Неужели вы не видите, кто вами правит? Не новые ли мальтусы?

Мысли о гибели человечества нагнетает безмерно растущий ком противоречий и проблем, источник которых либо не вполне ясен, либо уже намеренно камуфлируется. Люди реально поделены на тружеников и господ, созидателей и потребителей. И сколько бы труженики ни производили, господа отчуждают их результаты в свою пользу, для своего неограниченного потребления. Это и есть ахиллесова пята человечества.

Мы можем придумать нечто выдающееся, революционное, высокопроизводительное, открыть источники новых энергий, полезных ископаемых, но результаты достижений довольно скоро невидимым образом оказываются в карманах избранных единиц. А чтобы никто не покусился на их приобретения, они разрабатывают соответствующие системы угона, прикрытия, охраны, юридической и вооруженной защиты от посягательств.

Проблема-то в том, что те, кто трудится, почти ничего не имеют из того, что создают, а те, кто распределяет и перераспределяет, имеют всё и в возрастающих количествах. И при чем здесь «прогрессии», когда эксплуататор правит миром и на нем всё замыкается?

Дело не в перенаселенности планеты и ограниченности ее ресурсов. Нет никакого смысла бояться каждого очередного родившегося ребенка. Это не только рот, который надо кормить, но еще и руки, и голова, которые при соответствующем развитии могут производить неизмеримо больше, чем необходимо для собственного потребления. Вопрос, стало быть, не в ограничении рождаемости, а в создании условий для развития и совершенствования всех созидательных способностей человека в каждой точке планеты.

Нехватка продовольствия происходит не от избытка населения, а от изъятия совокупного продукта и перевода его в соответствующие эквиваленты в пользу немногих, собственников-господ (эксплуататоров, по марксистской терминологии) и растущего числа их подданных, не производящих, но потребляющих лиц: обслуги, охраны, чиновных, пишущих, разведывательных, вооруженных армий, – в сущности, нахлебников и дармоедов, паразитарных потребителей. Чем больше растет производство, тем больше прибавляется фактических бездельников. Вот куда ухолит энергия. Вот она, энтропия, "черные дыры". И никакая наука здесь не поможет, если не изменить эксплуататорскую парадигму развития общества.

В 1917-м говорили: один с сошкой – семеро с ложкой. А теперь? При активном росте народонаселения фактически сокращается удельный вес работников, занятых полезным, созидательным трудом, и увеличивается на порядки численность людей-фантомов, занятых фиктивной, условной, непродуктивной деятельностью. Причем именно эта категория получает за свою «занятость», порой нелегкую, несоразмерно больше реального труженика. Фактически коммунизм давно обеспечен, но он присваивается не тружеником-созидателем, а системой прохиндеев, сознающих себя хозяевами и руководителями.

Практически, если бы были на то понимание и воля, можно было бы без революций, с помощью лишь мировой оргперестройки, без Горбачёва (посредством всеобщего и полного разоружения, роспуска армий, сбалансированной переориентации производств, перераспределения потоков инвестиций и продукта, нормализации всеобщей трудовой занятости и т.п.) повсеместно на планете перейти к физиологическому обеспечению людей по потребностям и к 2-3-часовому рабочему дню всего два-три раза в неделю.

Но вы же понимаете, что ни эксплуататоры, ни руководители этого не допустят. Они не хотят жить хорошо вместе со всеми. Им надо жить лучше, в противопоставлении всем. Поэтому человечество не доживет до переселения на другие планеты.

 Марк Васильевич Бойков