Главная       Дисклуб     Наверх  

 

«ЭФГ» продолжает знакомить читателей с наиболее яркими выступлениями

на V Московском экономическом форуме (3031 марта 2017 года).

 

 

ЛЮДИ НЕ ПОНИМАЮТ, ЧЕМУ ОНИ ПРОТИВОСТОЯТ

 

О различиях. Один может любить оперу, другой может любить балет, но если мы заблудились в лесу, то эти различия ничтожны, потому что у нас другая повестка дня. 

Наше заседание посвящено вопросу растерянного человека в современном мире. Если один человек растерян, у него может быть личный кризис, а если массовая растерянность, значит, либо мы сталкиваемся с чем-то объективным, что не понимаем, либо кто-то сознательно манипулирует нами, не дает собраться и определиться.

Здесь была замечательная метафора, говорилось о том, что не народ замещает наши рабочие места, а роботы. Я хотел бы от этого оттолкнуться. Когда роботы опасны для нас? Тогда, когда они сами начинают себя программировать не в наших интересах, а в своих. Или когда наш противник начинает их программировать против нас. 

Бессмысленно спорить о том, нужен частный капитал или нет. Частный капитал, особенно если он обезличенный, если он принадлежит Ротшильду или Рокфеллеру... здесь вопрос один: друг он нам или враг? А если он обезличен, любого из вас, прекрасного человека, поставь в управление корпорацией – вы попытаетесь сделать что-то великое, созидательное, гуманное, но если вы не максимизируете прибыль в ущерб всей своей гуманности, вас сместят, собрание акционеров проголосует за того, кто максимизирует прибыль. И здесь нет вопроса ни гуманизма, ни чего-то еще. 

Когда это может работать? Только тогда, когда эти роботы не могут сами себя программировать в своих интересах, а не в наших. Но что такое ВТО в глобальном мире? Это механизм, когда роботы вырвались из-под контроля. Они начинают диктовать нам правила игры в своих интересах. Этот путь ведет нас, безусловно, в тупик. Люди не понимают, чему они противостоят.

Приведу наш пример, российский. В прошлом году банковское сообщество получило суммарную прибыль в 500 млрд рублей. Президент страны гордо в конце года нам об этом сообщил. А что получил реальный сектор? Суммарно близко к нулю. Но мы-то обсуждаем проблему, что нам делать, а в банковском сообществе не обсуждают проблему, там всё хорошо, потому что они программируют систему для того, чтобы у них была прибыль, а какие у нас здесь проблемы – их не сильно волнует.

Возвращаясь к глобальному миру, как эти роботы, этот транснациональный капитал программирует повестку дня в мире, чтобы общество не могло ему противостоять? Очень просто: если вы социально ориентированные левые, мы доведем вас до абсурда, до либертарианства, чтобы социально ориентированному человеку некуда было податься.

Если вы за традиционные социальные ценности – идите в правые. Но правые обязательно за господство неограниченной частной собственности, олигархата и так далее. И получается, что податься действительно некуда.

Возвращаясь к нашим делам, не что я думаю, а что люди пишут в социальных сетях, в комментариях под статьями, например, посвященными ситуации с РАН. Обращаются к Салтыкову-Щедрину: правитель въехал в город на белом коне, сжег гимназию, упразднил науки. Это не про нас ли? У нас еще не сжигают гимназии, но мальчишек и девчонок, неважно, почему вышедших, но вышедших не за ту или иную политическую систему, а просто против коррупции, явной и масштабной, вяжут как страшных врагов государства. А мы хотим дискуссию, хотим народовластия.

А до этого полтора года назад также поместили в темницу четверку людей, которые всего лишь выступали за то, чтобы было право на референдум об ответственности власти. Вот агитация за референдум об ответственности власти – страшное государственное преступление, люди полтора года сидят в предварительном заключении без суда. Это наша ситуация.

Возвращаясь к РАН, актуальнейший вопрос, но ведь какое было оказано давление, чтобы сорвать нормальные выборы в РАН. Беспрецедентная ситуация, а мы молчим.

Только что говорили о здравоохранении. Вспомните, это всё было запрограммировано пять лет назад, когда врачи и медработники выходили на митинги, казалось, что это врачи сражаются за свои интересы, а пациенты не вышли их поддержать. А теперь мы приходим и удивляемся, что из оставшихся врачей делают живодеров. Но мы же их тогда не поддержали. 

Теперь о нашем капитализме. Когда Оксана Генриховна говорила, что власть умывает руки, это не совсем так. Власть умывает руки в том, что она должна делать созидательного. Но это совсем не означает, что власть не делает вообще ничего. Чтобы наше мероприятие не было оторвано от реальности, приведу несколько коротких примеров. Первое – против чего протестуют дальнобойщики? Против налогов? Нет, против того, что это в частные карманы. Их душат, и деньги идут в частные карманы.

Значит, мы ставим вопрос о том, что должна быть ясная однозначная запись, может даже в Конституции, что нельзя отдавать никакие налоги на откуп частному капиталу.

Второй актуальный вопрос. Сейчас идут походы фермеров с юга на Москву, не доходят, их жестко прижимают. О чем речь? Опять о земельных латифундиях, и более того, о вытеснении людей, местные жители не нужны, желательно получить землю без людей, а завезем иностранных рабочих. Начинаем ставить вопрос радикально о том, что в конечном счете недопустима плановая замена населения на безропотных покорных рабов, завозимых из-за рубежа и вывозимых при первой же попытке противостоять. 

Третий пример. Страхование. Все автовладельцы знают, сейчас вы уже не сможете получить деньги, якобы борьба против каких-то мошенников. Нет, не против мошенников, это вас принуждают, от вас добиваются, чтобы вы обеспечили прибыли частному капиталу. Мы ставим вопрос жестко: пусть будет и частный капитал, и государственный, но не должно быть такого, если государство к чему-то нас обязывает, например страховать ответственность, что оно заставляет нас иди страховаться в частные компании, перекачивает наши ресурсы в карманы частных структур. Это касается всего, и более масштабных вещей. Например, предприятие обязано держать деньги на счете, но на каком? На счете в частном коммерческом банке, в котором эти оборотные средства регулярно пропадают. Это не случайности, это запрограммированная система. 

Если государство кого-то к чему-то принуждает, оно не должно быть в праве принуждать нас или то же предприятие держать деньги в частной коммерческой структуре. Будьте добры обеспечить государственную, не подлежащую приватизации некоммерческую структуру.

Я хочу подчеркнуть, что речь не о том, чтобы был частный капитал или его не было. Речь о том, что мы, люди, у нас есть душа, у нас есть цели и смыслы, мы, социум, должны держать капитал в ежовых рукавицах.

 

Юрий Юрьевич Болдырев,

член Редакционного совета

 Российского экономического журнала,

 экономист и публицист