Главная       Дисклуб     Наверх на "Трудовые коллективы"     Наверх на "инновационный портал"

 

НЕТ ТАКОМУ "НЕТ"

 

«ЭФГ» в № 49–50/2010 поместила любопытный документ – Открытое письмо "Мы скажем «нет» наемному труду!", подписанное анонимным оргкомитетом. Не стану давать оценку самому факту публикации. Гораздо важнее посмотреть, что собой оная представляет.

Из нее следует, что некая группа решила создать просветительскую организацию "Освобождение труда", а не исключено – партию с названием «Российская партия собственности работников». Какова же программа этой партии? Не будем спешить: это же не Манифест, а только Объявление, заявка на будущее, призыв. Однако основная идея высказана: в своей программе партия (ежели последняя состоится) не допускает наемный, а по сути – рабский, труд.

Формулировка странная: чтобы не допускать, надо иметь власть, а до этого еще далековато. Да и претензия на власть не высказана; видимо, оргкомитет полагает, что для освобождения труда власть не нужна. Тем не менее заявленная претензия меня, как марксиста, обрадовала: я решил, что выросла семья российских марксистов, которые, как известно, выступают против наемного рабства. Правда, меня насторожило, что авторы приписали МОТ положение Маркса "труд не является товаром". Но это, в конце концов, "мелочь": товаром является рабочая сила. Однако, прочтя весь документ, я понял, что оргкомитет к марксизму не имеет никакого отношения. Марксизм полагает, что наемный труд исчезнет после перехода от капитализма к социализму, в процессе развития социалистического общества. Для авторов обращения капитализм, класс капиталистов, рабочий класс и т.д. – понятия потусторонние. Трансцендентен для них и социализм, хотя с этим словом они кокетничают. Они живут в своем, не то выдуманном, не то искусственно выделенном из действительности мире и хотят приобщить к нему если не всех, то многих (скоро выборы!). Это желание альтруистично, высоконравственно и… нежизненно, особенно в России.

Но в чем же «фишка» этих людей, к чему они стремятся? Свою идеологию они сводят к благородным прописным истинам: «труд не является товаром», «упразднение всех форм принудительного или обязательного труда», «все люди имеют право на осуществление своего материального благосостояния и духовного развития» и т.д. Они спрашивают и отвечают: "на основании какого права все могут участвовать в справедливом распределении плодов прогресса? Ответ один – только на основании прав на результаты своего труда и прав на долевое участие в средствах производства, финансовом капитале и материальных ресурсах природы. Тот же, кто поддерживает «право на труд»… пусть голосует за партии, находящиеся у власти". Мы еще вернемся к вопросу о качестве этой «фишки», а сейчас надо обратить внимание на изрядную долю высокомерия, которое сквозит в последнем предложении, когда речь идет о праве на труд. На земле сотни миллионов безработных, но, оказывается, им следует бороться не за право на труд и реализацию этого права, а за право на результаты труда…

Будучи отъявленными идеалистами – не в философском смысле, а в смысле отрешенности от всего, что масштабно происходит в обществе, эти люди всё же не совсем потеряли трезвость. Они справедливо предполагают: "на нашем пути будет много недругов". Кто же именно? "Это партии левого и правого типов, ратующие за сохранение наемного труда. Это административно-бюрократическая система управления государством, мешающая перейти на свободный труд и сохраняющаяся в обществе благодаря праву на распределение результатов чужого труда. Это те отдельные политики, которые, надо признать, «великолепно» провели «номенклатурную» и «ваучерную» приватизации только потому, что в статью 37 действующей Конституции РФ от 1993 года «забыли» записать основные международные права и свободы, приведенные в Хартии МОТ".

Этим словам, свидетельствующим о том, какой ералаш царит в головах у их авторов, предшествуют другие, позволяющие понять, с кем мы действительно имеем дело: "Мы обращаемся прежде всего к сторонникам «Российской партии самоуправления трудящихся», партии «Новые левые», других партий социал-демократической и социалистической направленности, которые ищут новые пути в справедливой организации общества". Я плохо разбираюсь в родословной этих политических карликов, к которым, видимо, относится и политический недоросль – "Справедливая Россия", партия, мечтающая о движении к социализму под руководством В.В. Путина, если удастся разделить его лидерство с "ЕР", т.е. партией, которая тащит Россию к капитализму.

Возвращаясь к названной выше «фишке», нетрудно обнаружить, что она сводится к собственности работников. Дескать, собственность работников ведет к отрицанию наемного труда, справедливому распределению и если не прямо к социализму, то к постепенному его культивированию. Уже 20 с лишним лет эти бредни насаждаются в нашей стране, причем в этом участвуют самые различные политические и теоретические игроки, вплоть до марксистов.

Всё начиналось тогда, когда решалась задача уничтожения советского строя, для чего использовались самые различные средства. Например, по словам А. Сабова, известный правовед С. Алексеев "вешал лапшу" россиянам по поводу отсутствия капитализма на Западе. "Но 1% взрослого населения США владеет 76% акций и 78% других ценных бумаг" («Российская газета». 2001. 14 марта).

Почему я обращаюсь к США? Так ведь именно в этой стране получила широкое распространение собственность работников, здесь родилась программа ESOP, приятно волнующая российских дилетантов, потенциальных политических лидеров, желающих прикупить партию, маскирующихся противников социализма и даже отдельных коммунистических теоретиков, а также аффилированных с ними бывших комсомольских функционеров и промышляющих "новеньким" экономистов.

Какова природа подобных программ? Я немало об этом писал (см., например, "Трудовые коллективы: лики времени". Интернет-ресурс. Режим доступа: http://belkras.clanteam.com/) и поэтому буду краток. Это чрезвычайно противоречивое явление. С одной стороны, перед нами свидетельство далеко зашедшего обобществления производства и труда. США давным-давно созрели для социализма. Поэтому неудивительно, что в этом обществе протекают процессы конвергенции (программы Рузвельта, Рейгана и др.). С другой стороны, общество остается капиталистическим, а конвергенция в данном случае не подрывает, а поддерживает капитализм. Всё это четко отражено в собственности работников.

К апрелю 2001 года в США было 11500 предприятий с полной или частичной собственностью работников, на которых работали 8,5 млн. человек и которые контролировали капитал общей стоимостью около 500 млрд долларов. Предприятия с собственностью работников высокоэффективны. Они дают на 50% больше прибыли, чем сравнимые с ними обычные предприятия. Среднегодовой прирост производительности труда у них в 2 раза выше. Опросы показывают, что около половины респондентов хотели бы работать на таких предприятиях.

Но вот другая сторона медали. Среди объектов собственности работников более 85% – средние и небольшие корпорации. На их долю приходится примерно 8% всей корпоративной собственности США. Значительная часть собственности работников не относится к производственным предприятиям: ее образуют юридические, бухгалтерские, консультативные, медицинские и иные организации сферы услуг. Программы собственности работников в разных компаниях охватывают от 1 до 100 процентов работников и очень часто носят чисто формальный характер. Среди 9000 средних и небольших корпораций ESOP примерно в 44% собственность работников превышает 25%, в 27% компаний работники владеют контрольным пакетом акций. 100% акций находятся в руках 0,7% компаний (Эволюция собственности в США. Интернет-ресурс. Режим доступа: russeca.kent.edu/USAeconomy/Lecture02.html).

Самый интересный вопрос: как выглядит собственность работников в сравнении с другими видами собственности? – остается без ответа. Американская статистика сообщает данные об объеме продаж и прибыли индивидуальных частных предприятий, партнерств и корпораций. О совместной собственности – ни слова. Почему? Хотя эти предприятия специфичны, но в целом они находятся в общем ряду капиталистических предприятий, никто и не думает, что это шаг к упразднению наемного труда, к социализму и т.п. Речь в лучшем случае идет о демократизации капитализма.

Несмотря на это, я не считаю, что собственность работников в США – пустышка. Последствия использования данной экономической формы тоже противоречивы. В указанном мной источнике показаны выгоды такого использования для всех – для рабочего и среднего классов, для государства и для буржуазии в целом. Стало быть, собственность работников органично вписана в систему капиталистических общественных отношений. Но для американского пролетариата она является свидетельством того, что он способен успешно хозяйствовать без буржуазии. Она учит пролетариев физического и умственного труда, пусть и в рамках отдельных предприятий и фирм, сплоченности, активности, самостоятельности, помогает выработать управленческие навыки и умения. Это тем более важно, что кооперативное движение в США имеет место лишь в сельском хозяйстве.

Некоторые положительные результаты собственности работников не исключены и в России. Это зависит от того, как организованы рабочие и служащие на конкретном предприятии, насколько они солидарны и активны. Но в целом собственность работников для нашего рабочего движения далеко не лучшая форма приобщения трудящихся к борьбе за самоуправление, повышение жизненного уровня, за свои права. Наш принцип – один за всех, все за одного! В России надо акцентировать внимание на отстаивании прав не отдельных рабочих (что, конечно, не исключается), а трудовых коллективов, надо бороться за их сплочение, организованность, активность, за превращение предприятий в неделимую собственность трудовых коллективов.

Это не противоречит действующей Конституции, в которой говорится: "В Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности" (ст. 8). Коллективная собственность прежде всего может быть отнесена к приватной, т.е. негосударственной и в этом смысле частной. Кроме того, она вместе с кооперативной являются "иными формами собственности". Пора трудящимся опереться на это понятие.

Борьба за коллективную собственность призвана соединить ближайшие и конечные, коренные интересы трудящихся, задачи повышения уровня их жизни, сохранения и укрепления трудовых коллективов и вовлечения их в социалистическое движение.

Авторы открытого письма придают вопросу о ликвидации наемного труда и об освобождении труда не просто иллюзорную форму. Они этот вопрос запутывают, лишают всякой научной основы. Бросается в глаза, что они ни слова не пишут об эксплуатации трудящихся, о том, что суть эксплуатации – в присвоении капиталом прибавочной стоимости, производимой трудом. Спрашивается, может ли собственность работников освободить их от эксплуатации? Возьмем самый оптимальный вариант собственности работников: перед нами фирма, где 100% акций принадлежат занятым в данном производстве. Наемного труда нет, однако труд не освобожден, эксплуатация есть. Кто же и кого эксплуатирует? Работники фирмы как собственники эксплуатируют сами себя как работники. Почему? Потому что фирма встроена в капиталистическую систему с присущей ей конкуренцией, подчинена диктату стоимостных отношений, рынка, финансово-кредитного пресса и т.д. Если она не будет играть по общим капиталистическим правилам, то вылетит в трубу моментально.

Оргкомитет скажет: значит, надо добиваться, чтобы все фирмы, корпорации и т.д. принадлежали работникам. Допустим. Но для этого требуется распрощаться с капитализмом. Здесь-то и сталкиваются различные представления, как этого добиться: марксистские, социал-демократические, анархистские. То, что предлагают авторы, – некая смесь оппортунистических и анархо-синдикалистских идей.

Мне осталось сказать следующее. Несомненно, обществу необходимо преодолеть наемный труд. При капитализме это недостижимо. Более того, это далеко не сразу достижимо и при социализме. Почему? И откуда наемный труд в обществе, которое распрощалось с капитализмом? Что он собой представляет? Как от него уйти окончательно? Наемный труд на начальных этапах социализма – одно из "родимых пятен" капитализма. Разумеется, это не тот наемный труд, который существует в буржуазном обществе. Это наемный труд в снятом виде. Плоды его труда не присваиваются эксплуататорским классом: такого класса просто нет. Все спекуляции насчет того, что в СССР был эксплуататорский класс бюрократии, гроша теоретического не стоят (см.: Теоретические проблемы социализма. Интернет-ресурс. Режим доступа: http://belkras.clanteam.com/). Да, бюрократизация советского общества сыграла пагубную роль в его судьбах, но это не дает основания смешивать божий дар с яичницей.

Наемный труд в социалистическом обществе обусловлен двумя обстоятельствами: 1) общественная собственность в той или иной степени неизбежно возникает первоначально в форме государственной собственности, а следовательно, граждане вынуждены наниматься на государственные предприятия, государство же обязано организовать этот наем на правовой основе; 2) мы имеем дело с обществом, которое в снятом виде унаследовало от старого общества очень и очень многое, в том числе разделение труда, стоимостные отношения, товарное производство, наемный труд. Всё это может быть преодолено лишь на основе достижения такого уровня развития производительных сил, который в принципе недоступен капитализму. Поэтому прав М.Г. Богданов, когда пишет, что наемный труд нельзя отменить. Он подвергнется полному отрицанию лишь по мере создания объективных условий для этого. (В характеристике данных условий Богданов далеко не точен, но это отдельный разговор.)

Наемный труд нельзя отменить, однако социалистическое общество может и должно системно сужать сферу и масштабы его применения. Основным способом решения задачи является постепенное, экономически обоснованное перенесение центра тяжести с государственной (общенародной) формы общественной собственности на групповую (коллективную и кооперативную).

 

Владимир Беленький,

профессор СФУ

Красноярск