Главная       Дисклуб     Наверх   

 

 

Семья народов незападных цивилизаций

200 лет тому назад страны, главы которых собрались 8–10 июля 2015 года на саммит в Уфе, создавали, по данным британского экономиста Ангуса Мэдисона, более половины мирового валового продукта (МВП), в то время как Европа с Америкой производили примерно четверть МВП. Более того, двести лет назад Российская империя политически доминировала в Европе, где «без разрешения русского царя не могла выстрелить ни одна пушка». В результате Промышленной революции и агрессивной колониальной политики западных (европейских и англосаксонских) стран большинство народов незападных цивилизаций попали в колониальную и полуколониальную зависимость, утратив свой потенциал экономического развития. Поэтому во второй половине XIX века уже страны Запада во главе с Великобританией производили более половины МВП, в то время как большинство народов незападных цивилизаций были отброшены в нищету и отсталость. Между двумя мировыми войнами США перехватили у Британии лидерство в западном мире и объединили под своим контролем более половины мировой индустриальной мощи, создав капиталистическую мир-систему Pax Americana и сформировав систему институтов, через которые и осуществлялось ее господство (МВФ, ВБ, ВТО в экономической сфере и НАТО – в военно-политической).

Но тогда же возникла и мировая социалистическая система во главе с СССР, ставшая политической, экономической и идеологической альтернативой Pax Americana. В противовес этим двум мир-системам в 1950-х годах возникло Движение неприсоединения из стран третьего мира, не входящих ни в капиталистическую, ни в социалистическую мир-системы и составлявших мировую периферию. Кризис 1970-х годов ослабил мощь США, с которыми начали конкурировать СССР и возродившиеся после поражения во Второй мировой войне ФРГ и Япония. Для сохранения своего лидерства США пошли на создание руководящего Центра мир-системы из семи крупнейших экономик (G-7) и сформулировали политику «Вашингтонского консенсуса» для мировой периферии, которая продолжала подвергаться грабежу за счет неэквивалентного обмена, так как производимые в странах периферии продукция и сырье обменивались на «фантики» под названием «резервные валюты», главной из которых был доллар США.

С падением Варшавского договора и развалом СССР весь мир превратился в однополярный мир одной мир-системы – Pax Americana, но по мере дальнейшего исторического развития G-7 начала сдавать свои позиции в создаваемом МВП, появились новые лидеры среди стран незападных цивилизаций и начались интеграционные процессы в мировой периферии. Так появились ШОС, АСЕАН, ЕАЭС, МЕРКОСУР и т.д., а в результате кризиса 2008 года сформировалась альтернатива G-7 из стран мировой периферии в форме БРИКС. На данный момент G-7 и БРИКС создают почти по трети МВП (G-7 – 32,19%, БРИКС – 30,14% по паритету покупательной способности (ППС)), но при этом G-7 охватывает только 10,4%, а БРИКС – 42,6% населения земного шара. Китайские ученые на основе расчетов А. Мэдисона сделали прогноз, в соответствии с которым к 2030 году уже страны БРИКС будут создавать более половины МВП, в то время как доля стран G-7 уменьшится до четверти, то есть мировая экономика, завершив цикл господства западных экономик, вновь вернется к состоянию 200-летней давности, когда в мировой экономике господствовали незападные страны.

Интересно, что доля стран Запада в настоящее время в мировом экспорте составляет менее трети, в то время как их доля в мировом импорте примерно две трети, а у стран незападных цивилизаций всё наоборот: экспорт превышает две трети мирового экспорта, в то время как импорт чуть больше трети. Этот дисбаланс, покрываемый бумажными «фантиками», свидетельствует о неэквивалентности обмена между Центром и периферией в мировой экономике, благодаря которому Центр обеспечивает высокий уровень жизни своему населению – «золотому миллиарду», а периферия, создающая большую долю реальных ценностей, продолжает прозябать в нищете и отсталости. С другой стороны, общая внешняя задолженность стран БРИКС составляет всего 2,5 трлн долларов, или 3,75% от внешней задолженности всех стран мира, а внешняя задолженность стран G-7 в 18 раз выше (45 трлн долл.) и составляет 63,9% от общей задолженности всех стран земного шара. Таким образом, однополярный мир Pax Americana обеспечивает высокий уровень благосостояния «золотому миллиарду» не только за счет неэквивалентного обмена и слабо прикрытого грабежа мировой периферии, но и за счет ограбления будущих поколений самого «золотого миллиарда». Именно поэтому такая паразитическая и самоедская мир-система исторически обречена.

 

Причины возникновения БРИКС

В результате победы в «холодной войне» Pax Americana над социалистической мир-системой была выработана так называемая доктрина «Вашингтонского консенсуса», отражавшая идеологию однополярного мира, в соответствии с которой все важнейшие вопросы в мире решались США и другими лидерами стран G-7, или "большой семерки" (США, Германии, Японии, Великобритании, Франции, Италии и Канады), и навязывались всему остальному миру с помощью МВФ, ВБ, ВТО, НАТО и других институтов мира по-американски. Исследование "Индекса экономической свободы" (Index of Economic Freedom) и Бретта Шефера в 1997 году для Фонда "Наследие" (Heritage Foundation) показало, что в период с 1965 по 1995 год МВФ, как основной проводник финансово-экономической политики Pax Americana, «пытался спасти» 89 стран. В результате 48 остались в той же ситуации, как и до получения денег МВФ, а 32 стали еще беднее, оказавшись в экономическом коллапсе.

Внедрение в мировую политику и практику доктрины «Вашингтонского консенсуса» привело в 1990-х годах к череде мощнейших экономических кризисов по всему миру, завершившихся в 2000 году финансовым кризисом «Новой экономики» в самих США. Дж. Арриги эту политику назвал «накоплением через изъятие», когда с помощью спровоцированных мировыми финансовыми спекулянтами (типа Дж. Сороса) финансовых кризисов и дефолтов огромные финансовые ресурсы изымались из развивающихся стран, надувая «финансовые пузыри» в США и других стран G-7. Поэтому не случайно бывший главный экономист ВБ и нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц утверждал, что именно политикой "Вашингтонского консенсуса" и был порожден азиатский финансовый кризис конца 1990-х гг. (так же, кстати, как и дефолт 1998 года в России), а известный американский проповедник Джесси Джексон утверждал, что «империалистические государства больше не используют пули и веревки. Они используют Всемирный банк и МВФ».

Но после череды финансовых кризисов и дефолтов 1990-х ситуация в начале XXI века начала понемногу меняться, и в мировой табели о рангах стали появляться новые центры экономической силы. Это заметил аналитик банка Goldman Sachs Дж. О’Нил, обративший внимание на группу из четырех быстро развивающихся стран: Бразилию, Россию, Индию и Китай, в которые, по его мнению, можно было прибыльно вкладывать свободные капиталы западных спекулянтов. Термин БРИК был впервые озвучен 30 ноября 2001 года в аналитической записке Джима О’Нила «Building Better Global Economic» («Строительство улучшенной глобальной экономики»). Последовательность букв в слове определяется не только благозвучием слова BRIC, но и тем, что это слово созвучно с английским словом brick – «кирпич», таким образом, данный термин используется в качестве обозначения группы стран, которые призваны стать «кирпичами» при строительстве будущей «улучшенной глобальной экономики», приносящей прибыль западным банкам и ТНК.

Но и сам О’Нил, и другие аналитики финансовых рынков рассматривали страны БРИК исключительно как государства второго эшелона и сферы прибыльного приложения финансового капитала Запада, призванные обеспечивать «золотой миллиард» дешевыми: продовольствием (Бразилия), сырьем (Россия), товарами массового спроса (Китай), трудовыми и интеллектуальными ресурсами (Индия). Именно за счет быстрого роста экономик этих стран, по мнению аналитика Goldman Sachs, во многом должен быть обеспечен будущий рост мировой экономики и главное – «святая святых» «Вашингтонского консенсуса» – западных финансовых рынков. И как следствие этого роста должен быть обеспечен мощный прирост финансового капитала, сосредоточенного в странах G-7. Но Джим О’Нил не предполагал наличие координации экономических политик между странами БРИК, и тем более он не предполагал, что страны БРИК образуют какой-либо экономико-политический союз, торговую и финансовую координацию своих действий.

И действительно, до 2006 года Бразилия, Россия, Индия и Китай даже не пытались как-то сотрудничать или организовать взаимодействие между своими странами. Только в 2006 году во время 61-й сессии ООН в Нью-Йорке состоялась встреча министров иностранных дел четырёх стран, а первая (краткая) встреча глав государств БРИК состоялась 9 июля 2008 года в Тояко-Онсэн (Хоккайдо, Япония) после встречи «Большой восьмёрки», когда руководители договорились о проведении полномасштабного саммита глав государств БРИК в Екатеринбурге 16 июня 2009 года. Второй саммит руководителей стран БРИК состоялся 15–16 апреля 2010 года в столице Бразилии, где был подписан ряд межгосударственных договоров и обсуждены вопросы о преодолении последствий мирового кризиса 2008 года, о создании нового финансового порядка в части расширения прав развивающихся стран на большее влияние в международных финансовых организациях, таких как Всемирный банк и МВФ. Но американский Конгресс категорически возражает против усиления влияния государств периферии в институтах, через которые США осуществляют свое господство в мировой экономике, так как усиление влияния стран БРИК в МВФ и ВБ означает для США утрату их монополии во всей мировой экономике в целом.

Третий саммит БРИК состоялся 13–14 апреля 2011 года в г. Санья (Китай), где состоялось официальное включение в группу пятого ее члена – ЮАР, и БРИК превратился в БРИКС, а участники саммита высказались за всеобъемлющую реформу ООН. IV саммит БРИКС проходил 28–29 марта 2012 года в Нью-Дели (Индия), где стороны обсудили возможности создания совместного банка развития и механизмы сближения своих фондовых площадок. Идея создания нового всемирного банка развития означала создание параллельных МВФ и ВБ институтов развития, а также постепенный отказ от евро и доллара в расчетах между странами, предусматривающий процесс укрепления национальных валют. V саммит БРИКС проходил 26–27 марта 2013 в Дурбане (ЮАР), на котором лидеры БРИКС подписали Декларацию о создании Делового совета БРИКС, а также встретились с главами африканских государств.

VI саммит БРИКС состоялся 15–16 июля 2014 года в г. Форталеза (Бразилия), где договорились об учреждении Нового банка развития с уставным капиталом в 100 млрд долларов и о создании пула условных валютных резервов стран – членов БРИКС размером в 100 млрд долл. На саммит БРИКС в Бразилию были приглашены главы государств Южной Америки. Последний саммит состоялся 8–10 июля 2015 года в Уфе (Россия). Одобренные лидерами БРИКС ключевые документы – Уфимская декларация, План действий и Стратегия экономического партнёрства содержат договорённости по развитию объединения, укреплению его международного статуса, предусматривая комплексные меры по углублению внешнеполитической координации, расширению торговли и инвестиций, технологических обменов. Положено начало практической работе финансовых институтов БРИКС – Нового банка развития и Пула условных валютных резервов с совокупным капиталом в 200 млрд долларов. Для наращивания обменов в области образования и науки на базе лучших вузов стран БРИКС будет создан сетевой университет БРИКС, впервые прошли Гражданский, Парламентский и Молодёжный форумы БРИКС, заседания которых станут в будущем регулярными.

Новый банк развития БРИКС откроет путь для реализации в рамках БРИКС крупных проектов. Бразилия предлагает строительство межокеанского железнодорожного коридора, соединяющего бразильский порт Паранагуа с чилийским тихоокеанским портом Антофагаста. У России – проект строительства высокоскоростной магистрали Москва – Казань – Екатеринбург. Индия продвигает проект строительства железной дороги Мисоре – Бангалор – Ченнай, а также шестиполосной автомагистрали и моста в штате Бихар. У Китая – проект «Великого шелкового пути». ЮАР предлагает строительство высокоскоростной железной дороги Дурбан – Йоханнесбург. Большой интерес имеется и к реализации проектов в энергетике, авиации, машиностроении. Реализация всех этих и других подобных проектов позволит странам БРИКС осуществить поддержку и развитие своего национального бизнеса и избежать зависимости от западного финансового капитала (ТНБ) и транснациональных корпораций (ТНК), что приведет к ускоренному росту их экономик, а также повышению уровня благосостояния населения стран БРИКС.

 

Перспективы развития БРИКС и его коренные отличия от G-7

На V саммите в ЮАР лидеры стран БРИКС встречались с руководителями африканских стран, год назад в Бразилии страны БРИКС обсуждали перспективы взаимодействия и сотрудничества с государствами Южной Америки, а на VII саммите в Уфе велись переговоры о сотрудничестве на огромном пространстве Евразии. Таким образом, государства БРИКС выступают независимым от Pax Americana Центром силы, вокруг которой формируется своя собственная периферия. И в отличие от однополярной мир-системы Pax Americana, единоличным лидером которого являются США, а Центром – G-7, БРИКС выступает в качестве прообраза будущего многополярного мира, в котором нет явного лидера, навязывающего свою волю всем остальным, где все вопросы решаются консенсусом и никто никому не навязывает своих решений, уважительно относясь к мнению партнера, продиктованному иными цивилизационными и историческими основаниями.

Источник этого отличия точно подметил российский исследователь А. Виноградов: «В отличие от другого диалогового формата – G-7 страны БРИКС представляют не только разные социально-экономические модели, но и разные цивилизации… Глобализация привела их в соприкосновение и наделила новыми функциями, превратив их еще и в главных субъектов международных отношений. В чем отличие межцивилизационных отношений от межгосударственных? Прежде всего, в масштабе социально-экономической, исторической и культурной идентичности участников. Отношения между ними должны учитывать этот особый статус, при котором ни одна часть суверенитета не передается и не может быть передана другой цивилизации, за исключением жизненно важных для всего человечества ситуаций, потому что историческая ответственность цивилизации значительно выше политической ответственности, свойственной государствам».

И вот этот цивилизационный подход полностью проявился в принципах построения и отношениях внутри G-7 и БРИКС. Внутри G-7 США, как лидер Pax Americana, навязывает всем остальным участникам свое видение мировых процессов и свои решения по глобальным проблемам, так как это происходит в рамках межгосударственных отношений внутри одной западной цивилизации. И только Япония выпадает из этих отношений, как представитель иной, не западной цивилизации, все же остальные страны представляют англосаксонскую и романо-германскую цивилизации, имеющие общую европейскую основу и римское право. В то время как в рамках БРИКС все решения принимаются консенсусом, с учетом интересов всех его участников, которые представляют различные цивилизации: латиноамериканская католическая (Бразилия), евразийская православная (Россия), древнейшие индийская и китайская цивилизации, негритянская (ЮАР).

Эти два подхода четко проявились еще в 1970–1980-х годах, в период зарождения Азиатского системного цикла накопления капитала в Японии, когда представители передовой американской науки управления стали изучать японский опыт управления, показавший более высокий уровень эффективности ведения бизнеса, чем американский. И оказалось, что американская опора на индивидуализм и жесткую конкуренцию проигрывает в конкурентной борьбе опоре японцев на коллективизм и солидарность, органически присущие азиатскому менталитету. Выяснилось, что американские бизнесмены быстро принимают решения, но долго и сложно внедряют их в жизнь, преодолевая сопротивление подчиненных и «ломая их через колено» (что мы и наблюдаем внутри G-7), в то время как японцы очень долго согласовывают решения между заинтересованными сторонами, зато потом быстро и без сопротивления проводят их в жизнь.

Эти принципиальные цивилизационные различия и привели к столкновению двух разных подходов к будущему мироустройству: в Pax Americana все решают США, навязывая свои решения всем остальным государствам без учета их национальных интересов по принципу «Кто не с нами, тот наш враг!», а в БРИКС неспешно и тщательно согласуют интересы всех сторон, пока не найдут взаимовыгодные для всех решения. Поэтому Pax Americana как мир-система является тормозом дальнейшего мирового развития, о чем свидетельствует стагнация западной экономики и ее самоедский характер. Мир переходит от Американского системного цикла накопления капитала, или мира по-американски, к Азиатскому (теория Ф. Броделя и Дж. Арриги), которому органично присущи коллективизм, солидарность, учет интересов партнера и стремление к достижению гармонии. Начало формированию Азиатского цикла накопления капитала положила Япония в 1970–1980-х годах, потом его продолжили «азиатские тигры», сейчас лидером является Китай, к которому подтягиваются Индия, Россия, Индонезия, Иран, Турция и другие азиатские страны.

В G-7 и БРИКС представлено большинство современных крупных цивилизаций: в G-7 – однокоренные романо-германская и англосаксонская цивилизации, в БРИКС – древнейшие цивилизации Китая и Индии, евразийская цивилизация России, объединяющая представителей разных народов и религий, католическая цивилизация Латинской Америки, а также цивилизация Африки. Таким образом, БРИКС выступает в качестве «семьи народов незападных цивилизаций», не хватает там только представителей одной из самых крупных и наиболее пассионарных – исламской цивилизации. Думается, что это серьезное упущение будет в ближайшее время исправлено и в состав БРИКС обязательно войдут страны, представляющие исламскую цивилизацию. Причем это должны быть две страны, а не одна, так как исламская умма разделена на два основных течения – шиитов и суннитов, поэтому и представительство должно быть обоих течений ислама. Шиитов может представлять только Иран, как самое крупное и авторитетное шиитское государство, а вот суннитов мог бы представить Египет, как одна из старейших цивилизаций, а также крупнейшее государство не только исламского, но и арабского мира, значение которого резко возрастает после введения в строй дублера Суэцкого канала. С обеими странами у России в последнее время налаживаются очень хорошие отношения. Тогда появится еще одна «БОЛЬШАЯ СЕМЕРКА» – B-7, которая уже к 2020 году станет определять мировой порядок.

Таким образом, БРИКС уже самим своим существованием объективно выступает в качестве разрушителя однополярного Pax Americana и основы для формирования новой многополярной мировой архитектуры как семьи народов различных цивилизаций. И реформу Совета Безопасности ООН необходимо привести в соответствие с современными реалиями, введя в состав постоянных членов как представителей G-7, Германию с Японией, так и настоящих и будущих членов B-7. Тем более что в экономической сфере в рамках БРИКС формируются альтернативные МВФ и ВБ (в которых заправляют американцы и европейцы) финансовые институты, такие как Новый банк развития и Пул условных валютных резервов с совокупным капиталом в 200 млрд, Азиатский банк инфраструктурных инвестиций с капиталом в 100 млрд долларов, Фонд Шелкового пути с капиталом в 40 млрд долларов и т.д., призванные придать новый импульс развитию мировой экономики.

Но для БРИКС очень важно перехватить инициативу не только в сфере финансов и инвестиций, но и в сфере торговли, и в первую очередь в сфере торговли энергоресурсами: нефтью, газом и т.д., в которых господствует американский спекулятивный капитал. В рамках Pax Americana образовались такие институты, как Организация стран – экспортеров нефти (ОПЕК), которая была создана в 1960 году для противодействия грабительской политике господствовавших в то время в мировой нефтедобыче «Семи сестёр» – семи крупных ТНК: Exxon, Royal Dutch Shell, Texaco, Chevron, Mobil, Gulf Oil и British Petroleum. При создании ОПЕК стала влиятельной организацией на рынке нефти, от политики которой зависели цены на сырую нефть, чему способствовали два важнейших события в мире (эмбарго на поставку нефти, введенное в 1973 году арабскими членами ОПЕК против стран, поддержавших Израиль в Войне Судного дня, а также начало иранской революции в 1979 году), которые привели к мировому нефтяному кризису и практически к 20-кратному повышению цен на нефть к началу 1980-х гг.

Пережив нефтяной кризис, американцы, чтобы не подрывать свою мир-систему, взяли курс на установление тотального контроля над стратегическими товарными потоками нефти в мире. Усилиями Г. Киссинджера им удалось договориться с Саудовской Аравией и другими членами ОПЕК о торговле нефтью исключительно за доллары США. И к середине 1990-х гг. страны ОПЕК потеряли самостоятельность в распределении нефтепотоков, а их финансовый сектор был взят под внешнее управление США. В настоящее время ОПЕК уже не является независимой структурой, так как все ключевые решения принимаются после тщательных консультаций и одобрения со стороны США. ОПЕК – является политическим нефтекартелем, действующим под контролем американских и европейских олигархических и политических групп, а цены теперь не зависят от производителей нефти и колебаний спроса и предложения, теперь они устанавливаются западными финансовыми спекулянтами на мировых финансовых рынках. ОПЕК на «рыночные» цены никакого влияния не оказывает: они формируются теперь на финансовых рынках, где нефтяные фьючерсные контракты на 98% принадлежат американским и аффилированным с ними европейским спекулянтам.

Поэтому не случайно президент России В.В. Путин предложил учредить Энергетическую ассоциацию БРИКС, деятельность которой будет направлена на обеспечение энергобезопасности стран БРИКС, на проведение комплексных исследований и анализ мировых рынков углеводородов. В составе «Ассоциации» предлагается создать Резервный банк топлива и Институт энергетической политики БРИКС. Но это предложение идет в русле существующего в Pax Americana подчинения производителей нефти финансовым спекулянтам, которые устанавливают свои правила мирового рынка углеводородов. А почему бы в качестве альтернативы финансовым спекулятивным рынкам в рамках Энергетической ассоциации БРИКС не создать рынок энергоресурсов, объединяющий напрямую производителей с потребителями? В рамках подобной Ассоциации производители и потребители нефти или газа могли бы напрямую, без посредников и финансовых спекулянтов, определять взаимовыгодные цены на энергоресурсы, валюту расчетов, условия поставки и создание соответствующей инфраструктуры доставки. Это лишило бы спекулятивный западный капитал основы его влияния на мировой энергорынок.

Хотя БРИКС и противостоит G-7, но при этом не является силой, находящейся в жесткой конфронтации с Pax Americana, каковой была социалистическая мир-система. Страны БРИКС пошли другим путем – они постепенно освобождаются от оков сформировавшейся в результате двух мировых войн мир-системы, постоянно выталкивающей их на периферию мировой экономики. Под «зонтиком» мира по-американски они создают параллельную систему межцивилизационных и межгосударственных отношений, отвечающую их коренным интересам, но разрушающую Pax Americana изнутри. Если G-7, МВФ, ВБ, ВТО и НАТО – это проводники политики Вашингтонского консенсуса, навязывающие всем странам и цивилизациям чуждый им мир по-американски, то БРИКС – это площадка для проведения равноправного Диалога Цивилизаций.

БРИКС – это союз незападных цивилизаций, сформировавшийся по требованию времени, как альтернатива жестко централизованному миру по-американски, для установления нового, многополярного, сбалансированного и гармоничного мироустройства, основанного на учете интересов всех сторон. У БРИКС широчайшие возможности для дальнейшего развития, которое сейчас сковывается искусственно господствующей мир-системой Pax Americana. «Нет сомнений, у нас есть все предпосылки, чтобы расширить горизонты взаимополезного сотрудничества, сложить воедино имеющиеся у нас сырьевые ресурсы, человеческий капитал, огромную емкость потребительских рынков для мощного экономического рывка», – заявил президент России В. Путин в Уфе на встрече БРИКС с приглашенными странами, представляющими ЕАЭС и ШОС.

 

ШОС

Если БРИКС – это союз цивилизаций, то ШОС – это, наоборот, объединение конкретных государств, расположенных на огромной территории Азии и Евразии, созданное и развивающееся по инициативе Китая. В середине 1990-х гг. тогдашний руководитель КНР Цзян Цзэминь сформулировал стратегию по созданию дружеского Китаю окружения и предложил создать «Шанхайскую пятерку» (1996) в составе Китая, Казахстана, Киргизии, России и Таджикистана, призванную создать атмосферу доверия в военно-политической области и разрешить пограничные споры между государствами-соседями на основании принципа справедливости и взаимных уступок, а также подписания соглашений об укреплении доверия в военной области и о взаимном сокращении вооружённых сил в районе границ стран «Шанхайской пятерки». В 2001 году на саммите в Шанхае в ее состав был принят Узбекистан, и эта международная организация была переименована в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС). Главной задачей ШОС первоначально было создание зоны мира и добрососедства на основании принципов справедливости и взаимных уступок, что и было достигнуто в 2000-х гг., когда все пограничные и территориальные споры были урегулированы на двухсторонней основе.

Подписанный на бишкекском саммите (16 августа 2007 года) Договор о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве был призван закрепить достигнутый уровень отношений между странами – участницами ШОС. После того как КНР разрешил территориальные споры с государствами ШОС, появилась возможность дальнейшего развития регионального сотрудничества, главными задачами которого были провозглашены: укрепление стабильности и безопасности на широком пространстве, объединяющем государства-участники, на основании борьбы с терроризмом, сепаратизмом, экстремизмом, наркотрафиком, а также развитие экономического сотрудничества, энергетического партнерства, научного и культурного взаимодействия. Этим ШОС в корне отличается от такой военно-политической организации, как НАТО, направленной не столько на процессы интеграции и решение межгосударственных проблем ее членов, сколько на проведение агрессивной политики против несогласных с диктатом Запада, о чем убедительно свидетельствуют военные операции НАТО в Ираке, Ливии и Афганистане, а также поддержка террористов в Сирии.

В 2004 году в ШОС появился институт государств-наблюдателей, первой из которых стала Монголия, а в 2007 году к ней присоединились Иран, Пакистан и Индия, а с 2009 года возник еще и институт государств-партнеров по диалогу, которыми стали Шри-Ланка и Белоруссия. В 2015 году на Уфимском саммите состав стран – участниц ШОС увеличился до восьми за счет принятия Индии и Пакистана; в состав наблюдателей вошли Афганистан, Беларусь, Иран и Монголия, подали заявку на участие в ШОС в качестве государств-наблюдателей Бангладеш, Египет и Сирия; а партнерами по диалогу стали Азербайджан, Армения, Камбоджа, Непал, Турция и Шри-Ланка. Таким образом, в работе ШОС в настоящий момент в той или иной форме принимает участие 21 государство мира с Азиатско-Евразийского континента, чье население составляет половину населения нашей планеты, а территория охватывает примерно треть земной суши, к тому же в этих странах создается более трети МВП.

Вступление в состав стран – участниц ШОС Индии и Пакистана, с одной стороны, должно позволить заменить неустойчивый дуализм лидеров ШОС (Китая и России) на более устойчивый триумвират в составе крупнейших государств мира – Индии, Китая и России (еще Е.М. Примаков писал о необходимости создания «треугольника»: Дели – Москва – Пекин). С другой стороны, это вступление создаст предпосылки для разрешения застарелых пограничных споров между Индией и Китаем, а также Индией и Пакистаном, расширив территорию сотрудничества и добрососедства за счет этих ядерных держав.

Дальнейшие перспективы территориального развития ШОС видятся за счет изменения статуса внутри организации (наблюдатели будут становиться государствами-участниками, кандидаты – наблюдателями, партнеры по диалогу – кандидатами в наблюдатели), а также вовлечения новых партнеров из Азии по диалогу со странами ШОС. Прием в ближайшем будущем в состав стран-участниц Ирана и Афганистана будет способствовать вытеснению из Центральной Азии американцев, противодействующих основным целям ШОС по установлению мира и добрососедства между государствами Азии, создающих там хаос и сеющих вражду между государствами, а также препятствовать распространению исламского экстремизма, терроризма и наркотиков, производство которых выросло в разы под американским «зонтиком».

Но в рамках ШОС возникли серьезные противоречия между главными ее участниками, Китаем и Россией, по поводу основных целей и задач ШОС. Россия считает, что главной целью организации должно оставаться укрепление стабильности и безопасности на пространстве ШОС, развитие добрососедства и разрешение пограничных споров, а экономическое сотрудничество в зоне ШОС, как более отдалённую цель, оставить на будущее, так как сама Россия делает ставку на развитие региональной экономической интеграции в рамках ЕАЭС. Китай же рассматривает страны ШОС как перспективный рынок сбыта и настаивает на создании общего интеграционного пространства и снятии торговых барьеров между странами ШОС, что создаст благоприятные условия для резкого увеличения предложения китайских товаров в этих странах.

По расчетам автора названия БРИК, аналитика банка Goldman Sachs Джима О’Нила, центр потребления уже в ближайшем будущем перейдет от «золотого миллиарда» к развивающимся странам, потребление в которых к 2020 году должно достигнуть 13 трлн долларов и составит 43% от совокупного мирового потребления. Расчеты Джима О’Нила демонстрируют принципиальные структурные изменения в составе «среднего класса» (с доходом свыше 6 тысяч долларов в год). К 2020 году общая численность «среднего класса» составит 3,85 млрд человек, из них в странах G-7 будет проживать до 21%, в то время как в странах БРИКС – 44%. А к 2030 году «средний класс» мира составит уже 5,2 млрд человек, из которых более половины (52%) будет проживать в странах БРИКС, а в странах G-7 – 15%, что полностью подтверждает приведенные выше расчеты по МВП китайских ученых, сделанные по методикам Ангуса Мэдисона.

 

Александр Эрвинович Айвазов,

 независимый аналитик,

 преподаватель Школы здравого смысла

 при КТ ВИИЯ КА

 

Продолжение следует.