Главная       Дисклуб     Наверх  

  

  

Барон Виктор Ротшильд был пятым членом «кембриджской группы»?

 

До сих пор так и не известно, кто был пятым членом «кембриджской пятерки» разведчиков, работавших на СССР в 1930–1950-е годы. Одна из версий – барон Виктор Ротшильд, член палаты лордов, глава отдела МИ-5 по борьбе с саботажем и куратор Сионистского центра в Вене.

Имена четырех членов «кембриджской пятерки» известны: Ким Филби, Дональд Маклин, Гай Бёрджесс и Энтони Блант. Кто же был пятым? Этот вопрос беспокоит Англию до сих пор. Считалось, что им был Джон Кернкросс, завербованный русскими еще будучи студентом Кембриджа, а в дальнейшем работавший то в английском Foreign Office (МИД Великобритании), то в казначействе, то в канцелярии премьер-министра, то в Сикрет Интеллидженс Сервис, то в шифровальной службе.

Вскоре после разоблачения Бланта Кернкросс, как и его предшественник, покаялся и был прощен. А коль скоро судебный иск заведен не был, Кернкросс, убывший на постоянное жительство во Францию, отмел все обвинения. Поэтому вопрос: кто же был номером «пять» в «кембриджской группе»? – оставался открытым. До тех пор пока не были опубликованы мемуары заместителя начальника МИ-5 (английская контрразведка) Питера Райта.

Маргарет Тэтчер запретила публикацию мемуаров в Европе. Администрация президента США наложила запрет на выход мемуаров у себя в стране. Мемуары, изобилующие ссылками на архивные документы, должны быть опубликованы не ранее десяти лет после кончины главного фигуранта повествования – барона Натаниеля Виктора Ротшильда, попросту – Виктора Ротшильда. Потому-то они и вышли в свет на рубеже XX и XXI веков.

Речь идет именно об отпрыске той самой банковской династии, которая в течение трехсот лет создавала не только финансовый, но и экономический климат в Западной Европе и США.

Виктор Ротшильд поступил в Кембриджский университет в 1930 году. Там он тайно вступил в Коммунистическую партию. В Кембридже он близко познакомился с Блантом, Филби, Бёрджессом, а также со стажером из советской России Петром Капицей, работавшим в лаборатории Резерфорда.

Виктор тогда не имел ни малейшего желания заниматься непосредственно банковским делом, от отца он унаследовал 265 миллионов фунтов стерлингов (сегодня это более трех миллиардов фунтов), а сам решил посвятить себя научной деятельности.

18 августа 1934 года он получил билет на концерт. Через пару дней прибыла короткая записка от Филби: «Дорогой Виктор, не приходило ли тебе недавно приглашение?» Ротшильду стало ясно, что с ним кто-то хочет встретиться, причем посредником выступает именно Ким Филби.

За несколько секунд до начала концерта место рядом с ним занял высокий человек. Незнакомец представился как Отто, на самом деле это был Теодор Малли, венгр по национальности, кадровый офицер иностранного отдела ОГПУ, один из лучших «охотников за головами» – вербовщиков – советской внешней разведки.

Малли произвел на Ротшильда неизгладимое впечатление, они продолжили знакомство, и вскоре Виктор был привлечен к сотрудничеству с ОГПУ, в основе которого лежала борьба с фашизмом и помощь СССР – единственной стране, способной разгромить Гитлера.

Малли порекомендовал Виктору в целях конспирации порвать с компартией и не афишировать свои взгляды. В заключение для общения с Центром присвоил ему псевдоним «Моисей».

В 1937 году Виктор занял место своего умершего дяди банкира в палате лордов английского парламента и стал лордом Натаниелом Виктором Ротшильдом. Работа в палате лордов и близкая дружба с Уинстоном Черчиллем открыли перед ним большие перспективы добывания политической и научной информации, интересовавшей советскую разведку. Кроме того, Ротшильд был тесно связан с сионистским движением и охотно давал деньги на спасение беженцев-евреев.

Некоторое время Ротшильд работал в секретной лаборатории в Портон-Дауне, где разрабатывалось химическое оружие. С началом Второй мировой войны он поступил на работу в МИ-5 (английскую контрразведку), в отдел коммерческого шпионажа, а в 1940 году возглавил отдел по борьбе с саботажем.

После войны, получив несколько высших военных наград от англичан и американцев, Ротшильд уволился из МИ-5 и по заданию Центра вновь вплотную занялся научными изысканиями в Кембридже, став директором британской авиакомпании BOAC, затем перешел на работу в нефтяную компанию Royal Dutch Shell, а также продолжил работу в палате лордов.

Втайне от своих операторов из Москвы Ротшильд использовал свое политическое влияние и тайные связи с сионистским центром в Вене для создания государства Израиль. Но он ошибся в своих прогнозах: в то время как МИД Великобритании занимал проарабскую позицию и сопротивлялся произраильскому лобби в США, Сталин целиком и полностью поддерживал идею создания израильского государства на территории Палестины. Это было, пожалуй, единственной серьезной ошибкой Виктора Ротшильда…

В 1951 году, после того как Маклин и Бёрджесс оказались в Москве, Ротшильд, почувствовав опасность провала и опасаясь разоблачений, стал постепенно сокращать контакты с советской разведкой.

Его тесная связь с Бёрджессом и Блантом была хорошо известна окружению, на нее не раз намекали в поисках «пятого» члена «кембриджского клуба», однако Виктор твердо держал удар и угрожал судом всем, кто без веских оснований будет спекулировать на этой теме.

 Знатное происхождение, почти трехсотлетнее служение королевскому трону, связи в самых верхних эшелонах английской власти, непоколебимые позиции в британском истеблишменте сыграли свою беспроигрышную роль, поэтому английская контрразведка так и не решилась допросить Ротшильда. Это сделал Эдвард Хит, избранный в 1970 году премьер-министром Англии. Он пожелал лично познакомиться с жизнью и работой Виктора Ротшильда. Во время беседы с глазу на глаз, продолжавшейся более двух часов, «Моисею» удалось «перевести стрелки» на Джона Кернкросса, о котором ему было известно от Энтони Бланта. Таким образом, Виктор подтвердил официальную версию, утверждающую, что «пятым игроком кембриджской команды» был именно Дж. Кернкросс…

Сумев отвести от себя всякие подозрения, Виктор Ротшильд не только убедил Эдварда Хита в своей непричастности к деятельности «кембриджской пятерки», но и получил от премьер-министра предложение занять пост директора «мозгового центра» при центральном офисе Консервативной партии. В задачи «мозгового центра» входили стратегический пересмотр и рационализация всей британской политики, в том числе и деятельности спецслужб, что само по себе являлось выражением доверия и правительства, и королевского двора Великобритании барону Натаниелю Виктору Ротшильду. Но работать на советскую разведку «Моисей» не стал – преклонный возраст и, что важнее, ревизия идеалов молодости сделали из него обычного богатого пенсионера. Он умер в 1990 году в возрасте 80 лет.

 

(Цитаты: Игорь Атаманенко,

 книга «КГБ – ЦРУ: Кто сильнее?», 2009)

 

 Источник БЛОГ Толкователя