Главная       Дисклуб     Наверх  

 

 ГРУДИНИН +НАВАЛЬНЫЙ=  -  ПУТИН.

Предновогоднее мечтательное

После того как на левом фланге триумфально выдвинулся Павел Грудинин, а в общедемократическом секторе общества  Алексей Навальный уперся в непробиваемую стену могучей евразийской бюрократии, перед теми, кто не только допускает, но и приветствует союз между левыми и подлинными демократами, появилась призрачная, но заманчивая перспектива использовать энергию действий, совершенных противником, для выработки электоральной стратегии, которая может привести к победе.

Она крайне проста для желающих выиграть гонку и практически непостижима и недостижима, да что там – попросту невозможна в качестве реальной  стратегии для желающих просто поиграть в выборы.

Как мы знаем, после отказа в регистрации на президентских выборах Алексей Навальный, которому российское общество в этом выборном цикле обязано очень многим – прежде всего тем, что именно он систематически  не давал и таки не дал окончательно сузить пространство свободы и поддерживал веру в демократические процедуры, призвал своих сторонников к бойкоту выборов.

Не отрицаю право Алексея Анатольевича действовать именно так.

Однако, прежде чем сломя голову бросаться в бойкот, я предложил бы рассмотреть и другие варианты.

 К примеру, вхождение в качестве «соправителя» в тот или иной избирательный проект.

Если по принципу социально-мировоззренческой близости и чистоты знамен, то это может быть тандем с Ксенией Собчак. При этом она, к примеру, идет в качестве президента,  Алексей Навальный – в качестве будущего премьера (генпрокурора, главы СКР, руководителя Антикоррупционного комитета с правами вице-премьера – нужное подчеркнуть). Президент после гипотетической победы решает необходимые юридические вопросы и… Сильный премьер или глава чего-то этакого антикоррупционно-правоохранительного при любом президенте может сделать немало.

Если же по принципу «выигрыш возможен», то в таком же качестве и на тех же условиях – в «соправители», (так сказать, в "августы к цезарю")  к Грудинину.

Грудинин с учетом фактора новизны при соответствующей раскрутке и хорошей собственной работе вполне способен набрать до 20–25 процентов голосов уже сейчас.

Навальный… Думаю, что как минимум не меньше 15 процентов. Поэтому при достижении соглашения объединенные 40–45 процентов (10–15 процентов – синергический эффект) – вполне реальная планка. 10 процентов Жириновский с остальными уж как-нибудь наберут. И вот вам уже и второй тур нарисовался.

 

Почему возможно?

Оба политика:

- способны к индивидуальной долговременной работе, практически не зависящей от государства;

- не любят бюрократию;

- готовы к серьезной антикоррупционной деятельности;

- хорошо относятся к бизнесу;

- имеют сходные взгляды на миграцию;

- оба с удовольствием попытаются использовать ресурсы друг друга, мобилизовать и привлечь на свою сторону и заведомо «не свой» электорат, а затем, в случае удачи, минимизировать «арендную плату» за использование этих ресурсов;

- в данной двухполюсной модели «соправления» взаимодействующие полюса будут страховать от избыточного крена в «свою сторону». Недостающую в арсенале Навального социальность добавит Грудинин, нехватающую Грудинину актуальность – Навальный.

 

Почему невозможно?

1. Потому что КПРФ. Здесь, строго говоря, можно было бы и закончить аргументы, но всё же…

2. Потому что спецслужбистско-разведывательное сообщество. Аналогично, но всё же...

Если Грудинин окажется полностью несамостоятельным политиком, то никаких действий, не санкционированных КПРФ, он совершать априори не сможет и не станет.  В этом случае нужно вспомнить, что значительная часть чекистского сообщества для  наиболее умной части КПРФ  – это вовсе не противник, а такой инструмент, с помощью которого можно выполнять неприятную работу и проводить непопулярные реформы. Иными словами, время для торжественного «красного» реванша в ортодоксально евразийском варианте (а для КПРФ это и есть единственно возможный социализм) еще не пришло. А процесс разложения чекистского сообщества еще не вошел в терминальную стадию.

3. Личное соперничество двух сильных индивидуальностей. Оно неизбежно, но начнется, в основном только «после».

 

Возможен ли выигрыш по отдельности?

Нет. С Навальным понятно. Пассивный малочисленный бойкот в условиях отсутствия в оппозиции консенсуса, как правило, заканчивается маргинализацией и забвением, активный, скорее всего, закончится масштабными посадками. Общество при этом, конечно, искренне погорюет о смельчаках, но забудет о них лет на пять точно так же, как оно забыло об Удальцове со товарищи.

Грудинин выступит достойно, но выборы не выиграет по очень простой причине – стоящие за ним левопатриотические силы, как это ни прискорбно признавать, гораздо консервативнее и «евразее» Путина (вероятно, именно к этой части политикума был обращен недавний и явно не случайный «месседж» Бортникова, увидевший свет в "Российской газете". Это одновременно и поощрение левопатриотов, и предупреждение Путину, чтобы не слишком заигрывался с либералами и  Кадыровым. Мол, в случае чего, у «НАС»  может появиться и «запасной вариант»).

Но всё же  вряд ли современное российское общество согласится добровольно возвратиться в 1953 год и заняться исправлением «ошибки» Хрущева. И вожделенным для КПРФ "Китаем"  хотят стать далеко не все. Поэтому если Грудинин реально хочет выиграть, то он должен, не теряя левого электората, сбалансировать свое восприятие в обществе. И «соправитель» Навальный – далеко не худший вариант такой балансировки.

Так что у кандидатов, их юристов (они могут уже сейчас начинать думать над новеллами, параметрами и содержанием основного соглашения в рамках модели «соправления») и политтехнологов есть над чем подумать. Можно называть эту стратегию широкой коалицией, а можно и не называть.

И еще. Ни в коем случае нельзя ни заявлять о союзе, ни даже вести каких-либо переговоров о нем, если он будет осмыслен, проработан и  на личностном уровне принят участниками, сейчас. А вот за пару недель до выборов – самое время (примерно тогда же можно будет вернуться и к теме бойкота).  И если П. Грудинин и А. Навальный сумеют взглянуть друг на друга и вместо бесконечно далекого, неприятного и нелепого персонажа увидеть потенциального союзника и единомышленника, то… Маловероятное иногда делает невозможное возможным.

 

Алексей Петрович ПРОСКУРИН