Главная       Дисклуб      Что нового?         Наверх  

 

 

 

«РОСНЕФТЬ». ВОЙНА ВОЙНОЙ,

А БИЗНЕС – ПО РАСПИСАНИЮ

 

Объявлено о том, что 19,5% акций «Роснефти» наконец обрели хозяев. Покупателем стал дуэт из крупнейшей в мире трейдерской компании Glencore и суверенного Qatar Investment Authority .

Эффективная доля каждого покупателя – 9,75%. Это третий-четвертый по размеру пакет после государственного «Роснефтегаза» (его доля снизится с 69,5 до 50% плюс три акции) и BP (19,75%), сообщает РБК.

 

Комментарий «ЭФГ»: Для И. Сечина приватизация указанного пакета «Роснефти» была не просто сделкой. После того как при всем известных обстоятельствах случился арест А. Улюкаева, в российских СМИ стали множиться ехидные комментарии о том, что теперь «Роснефть» купит немножко самой себя и, таким образом, вся схема покупки «Башнефти» с точки зрения российского бюджета превратится в абсурд перекладывания из одного госкарамна в другой.

В российском бюджете даже были предусмотрены специальные средства в размере около 700 млрд рублей для того, чтобы компенсировать недостаток в случае непоступления до конца 2016 года средств, которые должны были поступить в бюджет от приватизации «Роснефти» (примерно столько должна принести в бюджет вышеописанная сделка по продаже 19,5 процента «Роснефти», если она будет успешно доведена до конца). Понятно, что в этом случае карьерное положение и репутация Сечина как эффективного и удачливого менеджера и человека, «который решает вопросы», пошатнулись бы очень серьезно.

Так что Сечину, попавшему в настоящий цейтнот, продать эти 19,5 процента было жизненно необходимо, чтобы сохранить свое реноме в глазах Путина, у которого, вероятно, появились серьезные поводы для сомнений: а он ли на самом деле управляет событиями в стране, или это делают Сечин с Громовым и  Феоктистовым?

Кроме того, за каждым шагом Игоря Ивановича пристально следит "заклятый друг" и по совместительству премьер-министр России Дмитрий Анатольевич, донельзя разъяренный вторжением неких сил в его компетенцию. Следит, понятно,  с какими чувствами и намерениями.

Но повезло. Выручили долговременные партнеры «Роснефти» из швейцарской «Гленкор», вполне ожидаемо (еще в конце 2012 года, вскоре после того, как близкий к президенту РФ В. Путину И. Сечин был назначен президентом крупнейшей российской нефтедобывающей компании «Роснефть»... Glencore (швейцарская компания, основанная американцем М. Ричем и занимающая первое место в мире среди компаний, торгующих сырьем) и Vitol согласовали долгосрочный контракт с «Роснефтью» на 67 миллионов тонн нефти, это сырье российская компания обязалась поставить трейдерам в течение пяти лет; иными словами, Glencore и Vitol законтрактовали пятую часть годичного экспорта «Роснефти», идущего через «Транснефть», сообщает Lenta.ru), и (вот это – неожиданность) катарцы.

Что касается "Гленкор", то тут более или менее всё понятно: эта компания всегда специализировалась на высокоприбыльных, но и высокорисковых операциях, связанных с обходом различных санкций: торговала иранской, ливийской и всякой другой нефтью, кубинским никелем и всем  тем, чем в определенные периоды по разным причинам торговать было нельзя.

В 1983 году федеральный прокурор США Рудольф Джулиани санкционировал арест Рича и его партнера Грина. Обвинение насчитывало 65 пунктов, в том числе неуплату налогов на 48 млн долларов США. Партнеры бежали из США, после чего Рич принял испанское гражданство, а Грин – боливийское. Компанию подозревали также в сделках с Саддамом Хусейном, тоже тогда, когда этого нельзя было делать. В общем, с таким генезисом почему бы не поторговать и акциями «Роснефти» в период антироссийских санкций?

Любопытно, что в настоящее время около 60 процентов «Гленкор» принадлежит 65 сотрудникам, представляющим собой высший менеджмент компании.

Что касается катарского суверенного фонда, то здесь дела обстоят  несколько сложнее, по крайней мере с точки зрения геополитики.

«Роснефть», будучи российской госкомпанией, естественно, всеми силами поддерживает в Сирии линию президента России, которая заключается в вооруженной поддержке режима Башара Асада.

Катарский суверенный фонд, будучи государственным инвестиционным фондом эмирата Катар, соответственно, поддерживает (не исключено, что и напрямую финансирует) в сирийском конфликте оппозицию, то есть тех, кто с оружием  в руках выступает против Асада и российской армии.

Так что, как мы видим, громкие пафосные речи с  обеих сторон и ужасные взаимные обвинения, все эти страшилки о зловещем турецко-катарском альянсе в Сирии, который стоит-де за спинами террористов и мракобесов из «ИГ» (запрещенной в России и многих других странах экстремистской организации) и подталкивает их к вооруженной борьбе, с одной стороны, и горькие стоны о якобы тысячах мирных несчастных мусульман-суннитов, безвинно и бессчетно убиваемых  российскими авиаударами, – с другой, предназначены,, похоже, лишь для оболванивания широкой публики.

Как только запахло многомиллиардной сделкой, все эти конспирологически-религиозные конструкции, над которыми  госпропагандисты с обеих сторон трудились по нескольку лет, оказались немедленно отброшенными.

Так что вопрос  - во имя чего погибают в Сирии  (ужель во имя того, чтобы   катарская монархия, финансирующая  подразделения, воюющие против регулярной армии России, приобрела наконец значительную часть российской нефтянки, или для того, чтобы  "ястребы", то есть сторонники жесткой агрессивной политики в Кремле, успели выполнить свои обязательства перед бюджетом и таким образом сохранить свои аппаратные позиции)  - это вопрос серьезный. И очень сильно связанный с вопросом, о том, кто же  является настоящим патриотом.  Оба вопроса, как вы понимаете, с точки зрения диалектики остаются открытыми.

Характерно, что сечинский доклад  Путину о продаже почти 10 процентов (это формально, а сколько на самом деле?) «Роснефти» Катару не вызвал у Верховного главнокомандующего армии, ведущей боевые действия, как утверждается, против вполне определенного противника, никаких нареканий – только одобрение.

В свое время одни лишь только разговоры о возможной продаже «ЮКОСом» части своих акций «за бугор» вызвали известно какое продолжение.

А тут: ничего личного – только бизнес!

 

Алексей Петрович ПРОСКУРИН