Главная       Дисклуб     Наверх  

 

КРАТКИЙ КУРС ВОСТОЧНОЙ ИНТРИГИ

                                                                    Часть 3

Вернуться к части 1

 

Вернуться к части 2

 

 Несколько предваряющих замечаний, прежде чем перейти к анализу взаимоотношений между тюркской и монгольской элитами, как, впрочем, и между любыми другими элитами, имеющими этногенетическое измерение существования.

К примеру, в последнее время отечественная публицистика, особенно тяготеющая к геополитике, прямо-таки переполнена упоминаниями о противостоянии семейств Рокфеллеров и Ротшильдов. По заверениям очень многих авторов, именно это противостояние определяет весь ход современной мировой истории, причем как в открытой, так и в конспирологической ее части.

К сожалению, с моей точки зрения, пока большинство подобного рода конструктов имеет своим источником не научный подход, а сугубо пропагандистскую и контрпропагандистскую мотивацию.

 Во-первых, когда мы говорим о больших генетических системах (в данном тексте этот термин употребляется в значении: вся совокупность потомков, произошедшая от той или иной личности, сыгравшей важную роль в истории или являвшейся основателем значимой монархической или финансовой династии), мы говорим о феномене, закономерности появления, развития и функционирования которого нами не познаны.

Возьмем для примера, скажем, такую почтенную систему, как восточноевропейские Гедиминовичи (родоначальник – великий князь Литовский Гедиминас, правил в 1316–1341 гг.), часть из них в средние века проживала в Восточной Европе (Польше, Литве, Чехии, Венгрии), часть – в России. Ее представители обладали весьма серьезными по меркам тех веков состояниями в виде земельных владений, иной недвижимости, золота и крепостных. При этом в многочисленных польско-русских войнах и прочих конфликтах они занимали прямо противоположные позиции, и многие русские и польско-литовские Гедиминовичи сложили свои головы на полях этих сражений, воюя друг против друга.

Отсюда первый вопрос: как авторы скоропалительных и «отвечающих на все вопросы» сюжетов о Ротшильдах или Рокфеллерах верифицируют, ну хотя бы для самих себя, целостность и направленность поведения генетической системы?

Известно, к примеру, что одна из представительниц рода Рокфеллеров находилась в дружеских, чтобы не сказать больше, отношениях с Фиделем Кастро. А один из британских Ротшильдов в годы войны был очень близок к прокоммунистической «Кембриджской пятерке». В то же время есть и примеры прямо противоположной направленности. Например, существует достоверная информация о том, что один из прямых предков (прадед) нынешнего российского престолонаследника Георгия Гогенцоллерна-Романова воевал в годы войны против России (СССР) на Восточном фронте.

Поэтому возникает вопрос 2: как авторы собираются вычислять равнодействующую, так сказать, итоговый вектор, гипотетически определяющий социальное и иное поведение той или иной генетической системы?

Вопрос 3: существует ли некий центр координации у масштабных генетических систем? Пока его существование никем еще в подлинно научной литературе не доказано. То есть не доказан факт, что такого рода системы функционируют не как живой организм с присущими ему особенностями развития и движения, в том числе стихийными и иррациональными, а как организация, у которой есть центр, формулирующий задачи и определяющий цели.

Исключением является, безусловно, ситуация реальной монархии, когда находящийся у власти член той или иной генетической системы (династии) естественным образом становится координирующим и управляющим центром для всего семейства, как это сейчас происходит в Саудовской Аравии или – в меньшей степени – в Великобритании. Однако нам очень мало известно о наличии подобного рода механизмов управления в генетических системах, не находящихся у власти.

К слову сказать, параллельно возникает и вопрос 4: как выстраиваются отношения внутри генетической системы, если один из ее членов приходит к власти в стране с республиканским или конституционно-монархическим устройством? Например, нынешний британский премьер-министр Д. Кэмерон является внебрачным, но прямым потомком короля Вильгельма IV (правил в 1830–1837 гг.), последнего британского короля из Ганноверской династии, а не так давно, в 2001–2005 годах, в Болгарии пост премьер-министра занимал Симеон II из династии Кобургов (Саксен-Кобург-Готская династия), некогда бывших царями Болгарии. Сам Симеон II, бывший последним болгарским царем в 1943–1946 годах, стал, пожалуй, первым монархом, которому впоследствии удалось прийти к власти путем демократических выборов. Сказалось ли как-то пребывание Дэвида Кэмерона или Симеона II на высших выборных постах в государстве на прочих представителях этих семейств (генетических систем) Ганноверов и Кобургов, и способствовали ли эти семейства их приходу к власти? Как в этих случаях выстраивается управление внутри генетической системы? Мы не знаем, как отвечать на этот вопрос.

К примеру, достаточно большое количество декабристов, вышедших на Сенатскую площадь в декабре 1825 года, относились к генетической системе Рюриковичей и, несомненно, входили в феодально-дворянскую элиту Российской империи (С. Волконский, Е. Оболенский, А. Барятинский, Д. Щепин-Ростовский, А. Вяземский, А. Одоевский), в то же время отнюдь не меньшее количество Рюриковичей в тот период являлись чиновниками госаппарата и надежной опорой монархии Николая I.

Как, к примеру, тут вычислить «общую линию поведения генетической системы», если она вообще вычисляема для подобного рода социальных ситуаций? Как в этом контексте связаны принадлежность к аристократической или/и финансовой генетической системе и классово-социальная позиция?

Если же говорить о такой генетической системе, как Чингизиды, о которых мы знаем намного меньше и о которых речь пойдет ниже, то здесь ситуация еще более запутанная. Потомки Чингисхана столетиями правили в воюющих в течение веков друг с другом государствах и уничтожали друг друга с завидным упорством и регулярностью.

И если мы хотим остаться в рамках научных подходов, то мы должны признать, что мы ничего определенного не можем сказать о том, существует ли некая целостность «чингизиды», или же поведение отдельных представителей этой генетической системы определяется совершенно другими факторами. Но если всё же существует, то каковы закономерности и, так сказать, параметры этой целостности, и как она определяет поведение своих членов? И как сами они могут определять и задавать вектор для всей системы?

Например, изменилось бы наше восприятие революционной, постреволюционной истории и сегодняшней действительности, если бы мы вдруг обнаружили, что Ульянов-Ленин, вождь всего мирового пролетариата, является членом вышеуказанной могущественной генетической системы властителей Азии, в некоторых государствах Азии приравненных к лику богов?

 Поэтому, прежде чем нагонять жути и кормить читающую публику байками о битвах между Рокфеллерами и Ротшильдами, надо хотя бы вчерне ответить на несколько вышеприведенных вопросов о наиболее общих закономерностях существования больших генетических систем. Да и в принципе задуматься над созданием научного инструментария для работы с этой проблематикой (способ и язык описания проблемного поля, основные определения, параметры, принципы, закономерности и пр.).

В первом приближении оказывается неизбежным, что понятия генетическая система и институт наследования весьма тесно связаны между собой.

"Вряд ли сейчас кто-либо может усомниться в том, что Россия стремительно возвращается к классовому обществу. А это, в свою очередь, во многом означает не что иное, как возврат к сословно-родовому принципу существования.

Дело в том, что реальный капитализм (реальный, а не идеальный, из «экономиксов», которые делают основной упор на личной инициативе и персональной ответственности капитала, рациональном выборе и всё такое) начинается со второго поколения, когда состояния отцов, как бы они ни были «сколочены», переходят в руки потомков, которые пальцем о палец не ударили, чтобы получить в свои руки финансовую власть.

Поэтому вполне допустимо говорить о капитализме и как о родовом строе, в котором финансовая власть передаётся по наследству, что, в принципе, и составляет его главную проблему в области социальной справедливости. Начиная со второго поколения любой капитализм выстроен на базе колоссального родового неравенства" ("О необходимости Чингизидов", "ЭФГ", №24, 2006 г).

К примеру, не менее 50 процентов мирового капитала даже с учетом очень высоких налогов на наследство в некоторых странах перераспределяется именно согласно принципу родового наследования, а вовсе не по законам некоей абстрактной рыночной экономики в том смысле, как ее понимают, а вернее, придумывают большинство сегодняшних нобелевских лауреатов-экономистов. (Да, существует очень любопытный проект Гейтса – Баффета, направленный на преодоление этой проблемы, согласно которому большая часть состояний тех, кто захочет присоединиться к этому проекту, не будет передана по наследству генетическим наследникам, а будет социализирована в особом благотворительно-инвестиционном фонде, но пока это лишь незаконченный лабораторный эксперимент (см. «Да здравствует гейтсизм-баффетизм, светлое будущее всего человечества?», «ЭФГ» № 41/2010).)

Всё это выводит проблему наследования в центр современной социологии и других общественных наук.

В этой связи можно уточнить приведенное выше определение генетической системы. Финансово-генетической системой, или системой, оказывающей устойчивое длительное влияние на экономические процессы, можно считать генетическую систему, члены которой в течение нескольких  поколений удерживают в своей собственности значительные финансовые средства или иные средства производства.

Но и этого еще недостаточно для того, чтобы работать с данным феноменом именно как с системой.

Данная система, как минимум, должна обладать так или иначе верифицируемым целостным поведением, связанным с выдвижением и достижением общих целей.

 Как известно, любое живое существо стремится оставить свое потомство. Это не рациональная цель, а один из базовых инстинктов, связанных с природой самого процесса воспроизводства органической жизни.

 В полной мере эта цель присуща и любой генетической системе – самосохранение и воспроизводство.

То бишь если перейти с красивого языка человеческой истории или еще более возвышенных сказаний о богопомазанности и небесном (космическом) происхождении тех или иных генетических систем на суровый язык биологии, то окажется, что мы в данном случае пытаемся работать с проблемой внутривидового естественного отбора, в частности тщимся проанализировать особенности поведения, так сказать, лидеров внутривидовой конкуренции.

 Можно вопрос поставить и по-иному, с социологическим уклоном: на каком генетическом фоне будет происходить становление новых семейных династий? (Впрочем, отнюдь не всегда с виду новое будет таковым являться, и в действительности уже сейчас некоторые из крупных состояний в России, по всей видимости, находятся в руках латентных представителей больших генетических систем прошлого.)

Итак. В России, как всем хорошо известно, крупнейшей и наиболее значимой в историческом смысле генетической системой являются Рюриковичи – потомки полулегендарного-полудостоверного первого князя Древней Руси Рюрика, основавшего династию, правившую более 700 лет – с 862 до 1598 года. Она закончилась Иваном IV Грозным и его сыном Фёдором.

Ярослав Мудрый, Владимир Святой, Александр Невский, Дмитрий Донской, Иван III, князья Шуйские и Оболенские, Волконские и Долгоруковы, Репнины и Вяземские, Пожарские и Горчаковы, Ромодановские и Кропоткины, Масальские и Мусоргские, Огинские и Ильины, Кашины и Львовы и многие другие внесли свой колоссальный вклад в русскую историю.

В целом количество только официальных членов данной генетической системы на данный момент может быть оценено в несколько десятков тысяч человек. Если же прибавить сюда и неофициальных потомков, родившихся во внебрачных связях, то число членов данной генетической системы вполне может определяться цифрой с пятью нулями.

Далее у нас имеются Гедиминовичи (потомки великого князя Литовского Гедиминаса, правившего в Литве с 1330 по 1341 год); для тех, кто мало знаком с темой: к Гедиминовичам принадлежат Голицыны, Трубецкие, Мстиславские, Хованские, Бельские, Патрикеевы, Слуцкие и многие другие хорошо известные на Руси фамилии.

 Эта система также достаточно обширна и у нас в России, но особенно много ее представителей в Восточной Европе, ибо одна из ветвей Гедиминовичей (Ягеллоны) в течение долгого времени правила в Польше, Чехии и Венгрии.

Есть, понятное дело, Романовы (примерно несколько десятков достоверных членов семьи в настоящее время) – потомки последней царствовавшей в России династии.

Однако, вот удивительное дело, не существует Чингизидовичей (Чингизидов). То есть они, конечно, есть как генетическая система. Однако Чингизидов не существует как актуализированного факта русской истории, как легитимизированного факта русской жизни.

Кстати, по некоторым оценкам, число потомков Чингисхана может приближаться к нескольким сотням тысяч человек, при этом имеются в виду, как и в случае с Рюриком, конечно, не только официальные потомки, внесенные во всякие Готские Альманахи и Голубиные книги. В фундаментальной и ставшей уже классической статье «The Genetic Legacy of the Mongols» (Zerjal T а.о., 2003) правдоподобное количество возможных прямых потомков Чингисхана по мужской линии и вовсе оценивается чудовищной цифрой в 16 миллионов человек (это примерно равно населению Туркменистана, Кыргызстана, Алтая, Тувы, Бурятии и Монголии вместе взятых).

«Основными тезисами статьи были:

1. Протестировано 2123 человека по 32 маркерам в Азии.

2. В 16 популяциях в Азии от Тихого океана до Каспийского моря встречается очень распространенный гаплотип, который они назвали «Звездный кластер» («старкластер»).

3. Авторы посчитали, что процент обладателей гаплотипов, относящихся к данному старкластеру, должен составить 8% в Азии и 0,5% по всему миру.

4. Расчет времени жизни предка для обладателей гаплотипов старкластера дал 1000 лет назад (с учетом вариаций они оценили срок жизни предка как 700–1300 лет назад с надежностью 95%).

5. Они оценили скорость распространения старкластера и пришли к выводам, что оно превышает все нормы и не является случайным дрейфом [4].

Также стоит отметить, что старкластер относился к гаплогруппе С3-М217» (Сабитов Ж. «Генетические потомки Чингисхана?»).

Методологически авторы определили гаплотип (набор хромосом) Чингисхана, исходя из посылки, что большая группа людей в Монголии имеет общего предка, жившего в эпоху Чингисхана (или немного до него). Следовательно, они, скорее всего, являются потомками человека, который имел высокое социальное положение, следствием чего стало большое количество жен и большое количество потомков, у которых также было значительное количество жен, наложниц и потомков и т.д. и т.п. Идеальным кандидатом на эту роль был Чингисхан.

В России генеалогией Чингизидов практически не занимаются. А вот в молодых тюркских государствах это направление развивается довольно бурно.

В некоторых тюркских государствах, например в Казахстане и Кыргызстане, потомков Чингисхана относят к особому роду Торе (Төрелер) и они пользуются таким же поклонением и такими же привилегиями, как и потомки рода Магомета.

«Из төре-чингизидов вышли очень много видных государственных деятелей, таких как: Абылай – видный политик, Кенесары Касымулы (Касмымов) – хан, предводитель десятилетней борьбы за независимость Казахстана, военный – Губайдулла Жангиров-Чингисхан – генерал-майор, первый начальник армии связи Российской империи, Шергазы Кайыпұлы  – майор, участник русско-шведской войны 1788–1790 гг., Шокан Уалиханов (Валиханов) – ученый, историк, этнограф, путешественник, Санжар Асфендияров – автор книги «История Казахстана», Натай Азимханулы Кенесарин – видный ученый, гидрогеолог, чье имя было написано на памятной плите среди внесших значительный вклад в строительство московского метрополитена, деятели искусства – Даулеткерей – композитор, великий домбрист, Шот-Аман Ыдырысулы Уалиханов (Валиханов) – автор государственного герба Республики Казахстан и многие другие» (Бердалы Оспан, «Төрелер Чингизиды», http://yvision.kz/post/278014).

Интересующихся более или менее современным состоянием проблемы отсылаю к обстоятельной статье Жаксылыка Сабитова «В поисках Чингиз-хана» (Вестник Российской академии ДНК-генеалогии. 2009. Т. 2. № 4. С. 593–639). Кстати, статье Сабитова предпослан многозначительный эпиграф из Ясы Чингисхана: «Опять будут охотно искать Чингис-хана и не найдут».

Сабитов не согласен с завышенными оценками возможного количества потомков Чингисхана, проживающих в настоящее время в разных странах, от Венгрии и Румынии до Монголии и Китая.  «Таким образом, мы хотим сказать, что признание большого количества населения Монголии потомками Чингиз-хана изначально неверно, исходя из самой методологии, а также из-за отсутствия тестов реальных потомков Чингиз-хана среди монголов» (Сабитов Ж. «В поисках Чингиз-хана»).

В то же время, судя по его выкладкам, количество подлинных Чингизидов может быть оценено цифрой в несколько тысяч человек по всему миру. (Сразу хочу оговориться, что в данном тексте не будет рассматриваться «проблема Джучи», то есть то, является ли номинально старший сын подлинным сыном Чингисхана, или тайна его рождения, как это следует из многочисленных хроник того времени, скрыта в многомесячном меркитском пленении его матери Бортэ.

Эта проблема усложняет исследование данной генетической системы, так как из четырех официально признанных известных сыновей Чингисхана – Джучи, Чагатая, Угедэя, Толуя именно у старшего сына Джучи было самое многочисленное потомство, представители которого правили в Золотой Орде, в том числе на Руси, в Казахстане и Средней Азии. В то же время потомки Джучи никогда не избирались ханами коренного улуса (монгольско-китайского). Этим улусом правили потомки Толуя, а о потомстве еще двух сыновей, Чагатая и Угедэя, в настоящее время ничего не известно. У Чингисхана было еще двое сыновей от второй жены, меркитки Хулан-Хатун, – Кюльчан и Харахар и еще двое сыновей от татарской наложницы Есуген – Чахур и Хархад. Кроме того, у Чингисхана было еще пять дочерей от Бортэ.)

«Потомки Чингисхана продолжили дело отца и правили монголами, основываясь на Великой Ясе Чингисхана, вплоть до 20-х годов XX века. Манчжурские императоры, которые правили Монголией и Китаем с 1642 по 1913 год, были потомками Чингисхана по женской линии, так как женились на монгольских принцессах из рода Чингисхана. Первый премьер-министр Монголии XX века Сайн-Нойон-хан Намнансурэн (1911–1919), а также правители Внутренней Монголии (провинция на Северо-Востоке Китая) до 1954 года являлись прямыми потомками Чингисхана», утверждает Википедия.

Сабитов также приводит некоторую конкретику, в частности называет генетические линии в разных странах, в том числе в России, которые исследователем отнесены к чингизидским, например: Чириковы, Аничковы, Булгаковы, Старковы, Чебышевы, князья Сибирские, Мертваго и некоторые другие («В поисках Чингиз-хана»).

Самым видным представителем Чингизидов, ставшим заметным фактором русской истории в постордынское время, оказался касимовский хан Симеон Бекбулатович. Этот великолепный и таинственный средневековый сюжет достоин того, чтобы на нем остановиться чуть подробнее.

Саин-Булат, Симеон Бекбулатович (? – январь 1616 г.) – сын Бек-Булата – сына Бахадура – сына Ахмад-хана – сына Кичи-Мухаммед-хана – сына Тимур-хана – сына Тимур-Кутлук-хана – сына Тимур-хана – сына Кутлук-Тимура – сына Нумкана – сына Абая – сына Уран-Тимура – сына Тука-Тимура – сына Джучи – сына Чингисхана.

Этого чингизидского царевича (оглана, углана), перешедшего из мусульманства в православие, царь Иван Грозный из неизвестных побуждений в 1575–1576 годах «официально поставил на престол Москвы в качестве царя Симеона Бекбулатовича; он же (Грозный) принял имя Иван из Москвы, покинул город и поселился в пригороде Москвы по названию Петровка. Иван передал Симеону свой весь «честной» двор. Каждый раз, когда он приезжал видеться с новым царем Симеоном, он отказывался сидеть на троне и садился  в отдалении от бояр.

Симеон Бекбулатович оставался Великим Князем России меньше чем год; после этого царь Иван назначил его Великим Князем Твери и сам опять стал царем Москвы. Впоследствии ставший царем Борис Годунов внимательно наблюдал за Симеоном и его сыновьями и, видимо опасаясь конкуренции со стороны царя-Чингизида, старался держать под контролем и в отдалении, поскольку после смерти царя Федора Ивановича (Федора I) группа влиятельных бояр во главе с Федором Романовым и Богданом Бельским открыто заявили о своем желании видеть в качестве царя России или Симеона Бекбулатовича, который уже занимал трон во время правления Ивана Грозного, или его сына Федора Симеоновича».

Лжедмитрий I царя-Чингизида также не жаловал и «направил  наставнику монастыря Св. Кирилла в Белозерском письмо, содержащее приказ заключить Симеона Бекбулатовича в качестве монаха тем же образом, как и его тестя князя Мстиславского. В исполнение этого приказа прежний царь Симеон стал «монахом Степаном». В то же время его жена царица Анастасия была принуждена стать монахиней. Она умерла в 1607 и была похоронена под именем «сестры Александры». Лже-Дмитрий I был склонен удалить Симеона Бекбулатовича по  нескольким причинам. Главной из них было то, что Симеон продолжал рассматриваться как кандидат на трон России.

После убийства Лже-Дмитрия и победы князей Шуйских новый царь Василий Шуйский (Василий IV) приказал наставнику монастыря Св. Кирилла в Белозерском привести к его послу Федору Суконеву монаха Степана, который «был прежним царем Симеоном Бекбулатовичем». Последний был переведен в Соловецкий монастырь на крайнем Севере, где он прожил шесть лет в исключительной нищете. После восшествия на трон Михаила Романова в 1613 царь Симеон, по-видимому, получил разрешение покинуть монастырь Святого Кирилла. Он имел трех сыновей, Федора, Дмитрия и Ивана, и трех дочерей, Евдокию, Марию и Анастасию. Они, по-видимому, умерли насильственной смертью, поскольку известно, что Симеон Бекбулатович пережил всех  своих детей» (Сабитов Ж. «В поисках Чингиз-хана»).

 Умер царь-Чингизид 5 января 1616 года и был похоронен рядом с супругой в Симоновом монастыре. На надгробии была надпись: «Лета 7124 году генваря в 5 день преставился раб божий царь Симеон Бекбулатович во иноцех схимник Стефан». В настоящее время могила утрачена. На месте монастыря находится Дворец культуры ЗИЛа.

Что хотел сказать своим поступком Иван IV Грозный – остается загадкой до сих пор. Но, как бы там ни было, после этого загадочного сюжета никаких сведений о сколь-нибудь значимом участии Чингизидов в официальной российской истории не имеется.

Мы еще вернемся к чингизидской проблеме, а сейчас укажем, что если о Чингизидах есть хотя бы какие-то упоминания, то о представителях тюркской аристократии, проживающих в России и других государствах СНГ, российское общественное сознание, в отличие от Рюриковичей и Гедиминовичей, не знает практически вообще ничего. А между тем тюркский фактор сыграл огромную роль в истории русского государства. Достаточно назвать такие роды, как Ахматовы, Годуновы, Карамзины, Костровы, Мамлевы, Мурза, Сабуровы, Туган-Барановские, Тургеневы, Юсуповы, которые отнюдь не воспринимаются как тюркские, хотя этногенетически являются вполне таковыми.

Пока Российская империя и ее преемник СССР не разделились (очень упрощая) на тюркскую и остальные части, в подобного рода исследованиях, может быть, и не было особого смысла. Особенно в советский период.

Но сейчас… Сейчас мы видим перед собой пять молодых тюркских государств: Азербайджан, Туркменистан, Узбекистан, Казахстан и Кыргызстан, бурно растущих демографически и достаточно успешных (кроме Кыргызстана) в области экономики.

Если говорить о демографии, то демографическая динамика настоящего времени такова, что в СНГ именно тюркские этносы развиваются опережающими темпами. Это свидетельствует об их гораздо более высокой пассионарности в настоящий момент по сравнению с соседскими угро-финнами и славянами, которые переживают период депопуляции.

К примеру, население Казахстана в 1989 году составляло 16,6 млн человек;  при этом русское население составляло 6,3 млн, казахское – 6,5 млн человек. В 2014 году население Казахстана увеличилось до 17,4 млн человек, при этом русское население сократилось до  3,7 млн, а казахское выросло до  11,5 млн человек.

В Кыргызстане население в 1989 году – 4,3 млн чел., в 2014 г. – 5,8 млн чел., в том числе русское население уменьшилось с 0,9 млн до 0,4 млн чел., а кыргызское выросло с 2,2 млн до 4 млн чел.

В Узбекистане население в 1989 году – 19,8 млн чел., в 2014 г. – около 30 млн чел., в том числе русское население сократилось с 1,6 млн до 0,8 млн чел., а узбекское выросло с 14,5 млн до 25 млн человек.

Аналогичная картина в Туркменистане (население в 1989 году – 3,5 млн чел., в 2014 г. – около 5,1 млн чел., в том числе русское население уменьшилось с 0,33 млн до 0,17 млн чел., а туркменское выросло с 2,2 млн до 4,0 млн чел.) и Азербайджане (население в 1989 году – 7 млн чел., в 2014 г. – 9 млн чел., в том числе русское население уменьшилось с 0,4 млн до 0,1 млн чел., а азербайджанское выросло с 5,8 млн до 8,2 млн чел.).

В самой России доля русского населения упала с 120 млн человек в 1989 году до 111 млн в 2014 году. И это несмотря на то что в 1991–2014 гг. в Россию вернулись не менее 7–8 млн этнических русских из бывших союзных республик. В то же время доля постоянного тюркского населения внутри самой России выросла незначительно, с 12 до 12,2 млн чел., а с учетом временно и незаконно проживающих мигрантов – до 17–18 млн чел.

Таким образом, совокупное население пяти тюркских государств выросло с 51,2 млн до 67,3 млн человек (то есть почти на 32% за 25 лет, или примерно на 1,1% в год). И никакой, стало быть, демографической катастрофы в этих странах не наблюдается. Более этого, такие темпы роста можно считать демографическим взрывом. И вполне понятно, что этот взрыв обеспечивает прежде всего тюркская пассионарность. Собственно тюркское население в рассматриваемых странах выросло с 38 млн до 56 млн человек (рост примерно на 47%, или почти на 1,7% в год).

Если нынешние демографические тенденции сохранятся, то еще через 25 лет, к 2040 году, в СНГ будут проживать около 115–120 млн этнических тюрок и около 110–115 млн этнических русских (вместе с белорусами, но без украинцев). То есть возникнет принципиально новая макроситуация этнической дуальности. Продолжение этих процессов приведет к середине XXI века к смене этнокультурной доминанты в СНГ со славянской на тюркскую.

В этом смысле, нравится это кому-то или нет, тюркские народы находятся в фазе, как это именовал Л.Н. Гумилев, акматического пассионарного подъема и, следовательно, будут активно претендовать на место в авангарде развития, будут проявлять особый интерес к проблеме «корней» и одновременно предъявлять повышенный спрос на опережающие концепции и теории и, конечно же, будут стремиться их сами создавать и разрабатывать.

 

* * *

 Для того чтобы понять место и роль тюркского фактора в истории России, придется совершить небольшой экскурс в историю.

Первыми из известных исторически тюркских народов на территории нынешней России свое государство создали гунны.

В IV–V вв., в эпоху Великого переселения народов, через южнорусские степи прокатилась гуннская армада, полностью преобразившая Европу (гунны, как считают большинство современных историков, являются этническими тюрками).

 Наиболее распространенная версия происхождения гуннов гласит, что этот народ образовался в результате смешения центральноазиатского народа хунну, прикочевавшего в Приуралье во IIIII веках нашей эры, и местных угорских и сарматских племен. В середине IV века гунны, как уже было сказано, двинулись на Запад и дошли до Каталаунских полей (северо-восток современной Франции, тогдашней Галлии), где были остановлены римским полководцем Аэцием.

Огромная гуннская империя достигла своего расцвета при вожде Аттиле и простиралась от Рейна до Волги с центром в Паннонии (нынешняя Венгрия). В нее входила вся территория нынешней Украины и всё пространство между Доном и Волгой на территории современной России.

Гуннское вторжение полностью изменило этническую карту Восточной Европы, в частности гунны выбили германоязычных ост-готов с территории нынешней Украины и разрушили сложившуюся систему отношений между скифами, сарматами и славянами, нанеся несколько поражений сарматам и аланам и подчинив их себе.

Впрочем, гуннское объединение племен и протогосударств было весьма непрочным и после смерти Аттилы (453 г.) распалось довольно быстро.

Следующим тюркским государством, оказавшим влияние на Древнюю Русь, был колоссальный Западно-Тюркский каганат, в который наряду с Казахстаном, Средней Азией, Северным Кавказом и Крымом входила большая часть территории Поволжья и Урала. Он возник в начале VII века и также просуществовал относительно недолго – около 100 лет.

При распаде Западно-Тюркского каганата, который был скорее непрочным союзом кочевых племен, чем государством в том смысле, как мы это сейчас понимаем, из него выделился Хазарский каганат хронологически третье, теперь уже вполне полноценное государство, созданное тюрками на территории сегодняшней РФ. Время его основания датируется современными историками 650 годом н.э. Географически он располагался в низовьях Волги и на Северном Кавказе, со столицей в Итиле (неподалеку от современной Астрахани).

Любопытной особенностью Хазарского каганата было принятие иудаизма значительной частью его правящего класса. Произошло это в результате появления в Хазарии значительной еврейской общины, бежавшей от преследований после арабских завоеваний из Персии (Ирана) и Византии (в связи с предпринятой басилевсом Львом Исавром попыткой насильственного обращения евреев в христианство). Возможно, именно в этой связи Хазарский каганат выступил в качестве основного противника Арабского Халифата в регионе и остановил его продвижение на север.

Существуют не очень хорошо подтвержденные данные о том, что в IX веке Хазарский каганат подчинил себе Древнерусское государство и обложил его данью.

Каганат просуществовал более трех веков и закончил свое существование после ряда неудачных войн с Древнерусским государством.

Еще одним государством, возникшим после распада Западно-Тюркского каганата, было Болгарское ханство. Часть тюркских племен после ряда перемещений откочевала на территорию современной Болгарии, где они смешались со славянами и остатками фракийского населения и заложили основу будущей болгарской нации.

 В любом случае и Хазарский каганат, и Болгарское ханство были примерно одновременными Древнерусскому государству и взаимодействовали с ним в различных областях жизни: торговой, военной, дипломатической, то есть оказывали на него какое-то цивилизационное воздействие.

После исчезновения Хазарского каганата основными тюркскими государствами на территориях современной России, Украины и Казахстана стали Волжско-Камская Булгария и объединение печенежских племен, которые кочевали в Северном Причерноморье от низовий Дуная до Дона.

К середине X века печенегов, потерпевших ряд сокрушительных поражений от Ярослава Мудрого, частично вытеснили, частично ассимилировали половцы, которые включили в ареал своего распространения низовья Дона и Волги, Южный Урал, Северный Казахстан и Приаралье до Балхаша и истоков Иртыша. Это пространство в древнерусских источниках впоследствии стало именоваться Половецким полем, а в тюркских и арабских – Дешт-и-Кыпчак.

Кыпчакское (половецкое) объединение племен, фактически контролировавшее ту же территорию, что и Западно-Тюркский каганат четырьмя веками ранее, просуществовало около двух столетий и было разгромлено как организованная общность монгольским вторжением. Тем не менее кыпчаки успешно ассимилировали вторгшихся монголов и впоследствии составляли основную часть населения и войска Золотой Орды.

 Кыпчаки (половцы) внесли ощутимый вклад в формирование таких этносов, ныне проживающих в России и соседних государствах, как татары, киргизы, гагаузы, узбеки, казахи, крымские татары, сибирские татары, ногайцы, башкиры, карачаевцы, балкарцы, кумыки. Кыпчакский язык лежит в основе татарского, башкирского, карачаево-балкарского, ногайского, казахского, каракалпакского и некоторых других тюркских языков.

Волжская Булгария была раннефеодальным государством, расположенным на территории современных Татарстана и Чувашии, а также Ульяновской, Самарской и Пензенской областей, куда в VI веке откочевало одно из тюркских племен, отколовшихся от Западно-Тюркского каганата.

В начале X века (922 г.) при балатавре (хане) Алмуше Волжско-Камская Булгария добровольно принялся ислам и стала самой северной мусульманской страной в мире.

Волжско-Камская Булгария много и с переменным успехом воевала с Древнерусским государством и так же, как Русь, была разгромлена и завоевана в ходе монгольского нашествия (1239 г.), но, в отличие от русских, ее население довольно охотно смешивалось с близкими по языку завоевателями-монголами (монгольские и тюркские языки входят в алтайскую языковую семью). Богатые поволжские булгарские города оказывали сильное влияние на политику Золотой Орды, а элита сыграла ключевую роль в принятии верхушкой Золотой Орды мусульманства.

Как всем нам хорошо известно, Золотая Орда - это колоссальное государство с преимущественно тюркоязычным населением, созданное потомками Чингисхана. Оно включало в  себя примерно те же территории, что и Западно-Тюркский каганат или Дешт-и-Кыпчак плюс территорию Волжской Булгарии  и большую часть Древнерусского государства за исключением тех земель западной и центральной Украины, Белоруссии, и Западной России, которые перешли под власть Великого княжества Литовско-Русского.

В начале XIV века началось насильственное внедрение мусульманства в дотоле полуязыческой и религиозно достаточно толерантной  Орде, которое достигло своего апогея при хане Узбеке (13131341 гг.) и сопровождалось массовыми репрессиями и преследованиями инакомыслящих и инаковерующих. После этого в Орде начался длительный период гражданских войн, что в итоге привело ее в середине XV века к упадку и распаду на отдельные ханства.

При этом вполне можно считать, что Волжско-Камская Булгария практически полностью восстановилась при распаде Золотой Орды в виде Казанского ханства, во главе которого, впрочем, находились правители из рода Чингизидов.

Казанское ханство существовало в 14381552 годах и было включено в состав России Иваном Грозным. Аналогичная судьба постигла еще три осколка Золотой Орды. Астраханское ханство, образовавшееся в низовьях Волги в 1459 году, было завоевано и присоединено к Московскому государству при Иване Грозном в 1556 году. Ногайская орда (кочевое государство, расположенное к востоку от Волги на территории нынешних Оренбургской области РФ и Западно-Казахстанской и Костанайской областей Республики Казахстан) была присоединена в 1577 году. Сибирское ханство, выделившееся из Золотой Орды в 1420 году и занимавшее обширную территорию в центре и на юге Западной Сибири, в 1592 году также было присоединено к Московскому государству.

Таким образом, в начале XVI века за пределами Российской империи оставались еще несколько тюркских государств во главе с чингизидскими династиями: Крымское, Казахское и Узбекское ханства.

Крымское ханство было окончательно завоевано в конце XVIII века, последний правитель Шахин-Гирей (Чингизид) отрекся от престола в 1783 году.

Казахское ханство, образовавшееся в 1446 году усилиями Чингизидов Жанибека (Джанибека) и Касыма, было завоевано войсками Российской империи в 18371847 гг. после длительной и упорной войны, разгоревшейся после антироссийского восстания под предводительством хана Керансы Касымова (Чингизида).

Узбекское ханство (иногда его еще называют по имени основателя, Чингизида Шейбани-хана, государством Шейбанидов) к моменту его завоевания Российской империей распалось на Бухарский эмират, Хивинское (Хорезм) и Кокандское ханства. Все они были завоеваны и присоединены во второй половине XIX века.

Во всех этих присоединенных к Российской империи ханствах основная часть населения была тюрками и говорила на тех или иных тюркских языках, а управляющая верхушка была, как правило, монгольской (чингизидской).

С точки зрения геополитической истории не может не броситься в глаза факт, отмеченный Л.Н. Гумилевым в своих великолепных книгах, но прежде всего в работе «Древняя Русь и Великая Степь»: ареал обитания тюркских племен в общем и целом неизменен. Это территории современного Казахстана, Средней Азии, Южного и Среднего Поволжья, Южного Урала, Южной Сибири, частично пространство между низовьями Дона и Волги, ныне заселенное калмыками и казаками (кстати, во многих тюркских языках «казак» означает «свободный»), и иногда, время от времени, Крым (кроме того, естественно, существуют еще и Турция с Болгарией, которые также, хотя и в разной степени, являются порождением тюркской пассионарности за пределами СНГ).

Менялись лишь названия государственных образований на этой территории: Гуннская держава, Западно-Тюркский каганат, Дешт-и-Кыпчак. Золотая Орда и ее преемники в виде системы ханств.

И вот теперь пять тюркских государств и несколько автономных республик в составе РФ занимают примерно ту же территорию. Похоже, это огромное пространство (общая площадь – около 5 млн кв. км) обрело своих подлинных хозяев.

 Любопытно, что во всех молодых тюркских государствах (за исключением Кыргызстана) укоренилась авторитарная модель управления, тяготеющая к пожизненному и даже наследственному занятию высшего поста в государстве, а также к сакрализации личности высшего руководителя, как это было при Чингисхане и его преемниках в Золото Орде и в советский период.

 

Алексей Петрович

ПРОСКУРИН

(Продолжение следует)

 

«Уважаемые читатели! Если вам понравился данный материал и/или вы хотите поддержать данное направление научных исследований, вы можете перевести лично автору любую сумму денег на указанные им реквизиты».

Web-money:  рублевый  кошелек -  R140615837599                       

 $  -  Z372368745186

-  E710866351482

Visa:   4276 3800 5163 8166

( Подробнее о проекте "Попробуйте свои силы"  здесь)