Главная       Дисклуб     Наверх  

 

ВЕЧНОСТИ НЕ ХВАТИТ, ЧТОБЫ ПОКАЗАТЬ

ВСЕ КРАСОТЫ НАШЕЙ РОДИНЫ

 

Заметки с выставки «Первозданная Россия»

 

Недавно в Центральном доме художника на Крымском валу был представлен масштабный проект, организованный Русским географическим обществом и Советом Федерации Федерального Собрания РФ, – Фестиваль природы «Первозданная Россия». В рамках этого проекта в ЦДХ в течение месяца была открыта грандиозная фотовыставка, на которой было представлено около 500 лучших фотографий природы России.

Много были наслышаны об этом мероприятии: восторженные отзывы, демонстрация нам своих снимков на фоне понравившихся фотографий, рекомендации не пропустить такое яркое событие, позволяющее совершить путешествие по нашей огромной стране, заглянуть в ее самые отдаленные уголки.

При входе нам вручают небольшой буклетик о выставке, на нем фотография милой симпатяги-лисички в ромашках. Оказалось, что это не случайность – символом фестиваля является наша старая знакомая из сказок: лисичка-сестричка, Лиса-Патрикеевна, кумушка, плутовка. Ее действительно можно считать хозяйкой – рыжая красавица обитает по всей территории России.

Глаза разбегаются. Выставочные пространства огромны, как необъятны просторы России. Выручает план экспозиции, заботливо предусмотренный организаторами в буклете. «Зауралье», «Природа Алтая», «От Москвы до самых до окраин», «Волшебство природы Южного Урала», «Ветер. Парус. Океан», «Хребет. Кавказ от моря и до моря», «Чукотка», «По заповедным тропам Северо-Запада», «Паруса над Черным морем», «Кавказ заповедный», «Неповторимый Крым», «Потерянные деревни», «История Кологривского леса», «От микро до макро», зал с прекрасным названием – «Самая красивая страна Россия»… Почувствуйте размах!

Открывает выставку «Кавказ заповедный» – фотографии заповедника, расположенного на склонах Западного Кавказа, являющегося одной из жемчужин России. Первозданные ландшафты с уникальной флорой и фауной. Горный зубр, величаво вышагивающий по склону хребта, стадо грациозных серн, туры, бирюзовая гладь горного озера на фоне заснеженных склонов, рыжая гора, залитая солнцем и любующаяся на себя в озеро, как в зеркало.

Следующий зал отведен Крыму. «Неповторимый Крым» – восхитительные пейзажи, знакомые многим с детства, волнующее ощущение дежавю. Фотография «Сказочный лес Демерджи» – вспомнилось, как мы шли по нему, поднимаясь на вершину горы и, «покорив» ее, дрожали от страха под раскатами грома, от которого буквально лопались перепонки, и молнии из тяжелой свинцовой тучи, шапкой опустившейся на Демерджи и полностью скрывшей ее вершину вместе с нами – «покорителями», метали свои стрелы как будто прямо в нас. Жуткое состояние, которое сразу же развеялось, как только ветер отогнал грозу в сторону, и перед нами открылась великолепная, редкая по красоте панорама: горные массивы, окружающие алуштинский амфитеатр, и необъятные просторы Черного моря. Удивительная скала "Голова Екатерины", названная в честь императрицы после присоединения Крыма к Российской империи. Уникальная фантазия природы – «Золотые ворота», эта скала в форме арки под Коктебелем в солнечных лучах действительно кажется золотой...

Проект Алексея Харина «Потерянные деревни» выделяется из общего ряда. Но это тоже наша Россия, наша российская действительность. На фотографиях грустная картина: полуразрушенные храмы, покосившиеся кресты, заброшенный, заваленный на бок деревянный дом, грустно выглядывающий из-за засохшей яблони, – они уже стали частью природы. Люди оставили эти ранее полные жизни деревни. Напоминание нам: всё это было сделано в России до нас и, смотрите, как это постепенно исчезает. И это не единичный, из ряда вон выходящий случай – это наша русская реальность. Стоит отъехать чуть дальше, за пределы Подмосковья, в котором всё более или менее благополучно, например в Тверскую, Владимирскую, Ярославскую или Воронежскую области, и вы увидите эту нелицеприятную действительность своими глазами.

Тема, конечно, очень грустная, но, просматривая эту экспозицию, я не заметила в себе чувства безысходности. Наверное, потому, что автор попытался в каждую фотографию внести жизнь: светящееся гало, нимб, ореол над одиноким храмом; столпы света из пустых глазниц церковных окон, дверей – да, такое впечатление, что изо всех щелей этих заброшенных храмов, в которых уже несколько десятилетий не было богослужений, пробивается, льется, брызжет этот нетварный свет – церкви буквально светятся изнутри. Одновременно с тоскливым, пронзительно-щемящим чувством в душе теплится надежда, вера в то, что Святая Русь всё же возродится, что Господь ее не оставит, что однажды в эти заброшенные деревни вернется и забурлит жизнь, люди обратятся к Богу, вспомнят свою историю, обретут веру, восстановят храмы. И хочется верить, что для этого не потребуется каких-то сильных потрясений и великих скорбей. «На выставке представлено много храмов и церквей не потому, что мне так захотелось, а потому, что часто это единственное, что сохранилось от деревень и сел, – говорит Алексей Харин, автор фотопроекта. – Мне хотелось показать, что мы потеряли навсегда и где еще есть надежда на возрождение». И, как акцент, жизнеутверждающий аккорд – прекрасная, торжествующе-возрождающая фотография-фантазия «В ожидании весны»: спящая зимняя деревня на заснеженном берегу реки, а река – живая, не скованная льдом и в ее отражении – эта же деревня, но тоже живая: зеленая трава, деревья и радуга, обнимающая всю эту деревню, как будто всю Россию, от края и до края.

«Являя миру дивный лик…» – проект фотографов из Челябинска, с огромной любовью представляющий природу Южного Урала, как еще поэтически называют его – «каменный пояс», «голубое ожерелье России», «край озер». А от замерзших изумрудных водопадов gлато Путорана (вы слышали о таком? – а это ведь тоже Россия!) невозможно оторвать взгляд. Это плато, труднодоступный горный массив, «край десяти тысяч озер и тысячи водопадов» (но точно никто не знает, сколько их здесь), по площади равный размеру Великобритании, находится на границе с Таймырским полуостровом, является природным заповедником, памятником Всемирного наследия человечества.

Фотографии разных животных. Милые волчата с еще мутными глазками, смотрящими на неизведанный мир, как плюшевые игрушки. Рыжие огнёвки. Лисы вообще везде: ну до чего же она фотогенична, до чего же хороша эта рыжая бестия! Песец в пушистой кристально-белой шубке, хитро прищурив один глаз и кокетливо улыбаясь, смотрит на нас. Запомнилась фотография с удачным названием – «Груз ответственности». На ней молодой медведь, только что вылезший из воды, абсолютно мокрый, с торчащей во все стороны шерстью. Он сел на камни, опустил свою мордаху на грудь, уставился в одну точку, и вот в такой позе мудреца-философа и застал его фотограф. Мишка задумался. О чем?

Подвесной мостик на фоне огромной 3D-фотографии водопада. На мостике можно сфотографироваться, и получится снимок, как будто вы реально находитесь на краю водопада. Неподалеку выставлен для обозрения крупный осколок Челябинского метеорита.

Суровая Чукотка, Северный Кавказ от Черного до Каспийского моря, девственные красоты Алтая, Зауралье, Командоры… Выставка всеобъемлющая: множество залов, разнообразие тем, по которым классифицируются фотографии. Пейзажи, редкие обитатели подводных глубин, представители микромира, снятые с помощью макросъемки, завораживающие снимки, сделанные с высоты птичьего полета и из космоса. Перед нами уникальное природное, историческое и этническое разнообразие России.

На фестивале можно не только смотреть, но и слушать, и даже что-то творить своими руками под руководством мастеров, здесь активно представлено народное творчество и промыслы, работают мастер-классы. Юноша в вышитой косоворотке, подпоясанный вышитым поясом, на фоне огромного плаката с надписью «Мы не имеем права забыть свою историю» обучал желающих навыкам ремесла плетения из бересты. Рядом стояли наглядные экземпляры, к чему нужно стремиться. Это, не побоюсь пафоса, шедевры: самовары (трудно поверить, но в старину на Руси самовары делали именно из бересты, лучше всякого термоса), тележки, чайники в виде паровоза, лапти и подобные изумительно красиво выполненные изделия из бересты. Уникальнейшие, красивейшие произведения искусства. Высокий уровень мастерства и профессионализма.

Рядом мастер-класс по изготовлению валяных изделий. Оказывается не только валенки можно делать таким способом, но и, к примеру, варежки или украшения, различные брошки. Кстати, чтобы получилась обычная варежка, выкройку нужно взять в три раза большую. Потом с ней совершают какие-то чудесные действия – сваливают, и она постепенно уменьшается до размера вашей ладони.

Двигаясь дальше, вы неожиданно можете научиться вырезать по дереву, прясть на прялке или веретене, вышить салфетку, лепить мультипликационных героев из пластилина (кстати, под руководством профессиональных режиссеров) и т.п. Понаблюдали, как дети, высунув от удовольствия кончики язычков, нарядно раскрашивали деревянные скворечники. Роспись по дереву – русские мастера славились этим: мезенская, северо-двинская, хохломская… Возможно, кто-то из этих детей, взяв здесь первый раз в руки кисточку и изобразив свой рисунок на дереве, впоследствии напишет икону. Мастер-классы по изготовлению различных игрушек из подручных материалов, – например, из обычной газеты, путем скатывания длинных полосок из нее и склеивания их между собой можно изготовить различных зверушек: у нас на глазах в руках мастера и его учеников родились несколько бумажных совят.

Надо сказать, что в нашем советском детстве это было обычным делом. Что мы только не изобретали: прыгающих лягушек из бумаги, хлопушки, новогодние украшения, снежинки, гирлянды, какие-то поделки из проволоки и ниток (получались очень забавные собачки, ослики и другие зверушки – ничем не хуже и даже лучше, чем изготовленные на заводе), из трубочек от капельницы плели искусством макраме рыбок, кошек. Из использованных открыток при определенном усердии могли получиться «драгоценные» ларцы. Пространство для творчества было огромное, готовых игрушек в таком неимоверном количестве, как у современных детей, у нас не было, и поэтому приходилось самим что-то придумывать, подключать свою фантазию. Но это и было ценно, это развивало детей.

В моем детстве как раз в игрушках недостатка не было: и вожделенная всеми советскими детьми немецкая железная дорога, и масса кукол, и полный чешский мебельный кукольный гарнитур, от спальни до кухни, где взаправду можно было открывать миниатюрные краники и мыть игрушечную посуду, – даже близко не сравнить с пластмассовыми розовыми «хоромами» современной Барби. Но помню, что играть я предпочитала не с готовыми игрушками, а, в частности, со школьными миниатюрными гирьками, предназначенными для физических опытов (мама была физиком, и этого добра у нас было много: весы, гирьки, колбочки и т.п.): самая большая гирька – царь, ну и дальше, в зависимости от выдуманного сценария: царица, их дети, другие персонажи. Был большой простор для воображения, каждый раз новый сюжет и новые герои.

Сейчас детям подается всё готовое, им не надо самим шить одежду для кукол, делать новогодние гирлянды и украшения. Даже подарки, которые всегда традиционно детки делали своими руками, и это были самые дорогие для мам, пап, бабушек и дедушек вещи, которые хранились ими всю жизнь, современные дети стараются купить на карманные деньги (которых у нас тоже не было – не принято это было). Функционировало много разнообразных кружков, дети были задействованы, заинтересованы, в основной своей массе не болтались от безделья, не скучали. Это же всё было кладезем народного умения, но уже многое забылось, и как это всё возродить? Сейчас всё вытеснил телевизор, новая беда – компьютеры, планшеты, телефоны.

Отрадно, что на фестивале так много внимания было уделено подрастающему поколению. Организаторы даже поставили перед собой цель – возродить движение юных натуралистов в России и объявили о создании клуба.

На выставке два кинозала. В них шел показ документальных и анимационных фильмов об отношении человека и природы, проводились встречи с авторами, с известными российскими путешественниками (Иваном Затевахиным, например), на сцене выступали фольклорные коллективы. В одном из кинозалов демонстрировался фильм о русской природе. Я зашла на том моменте, когда показывали наблюдения за рыбами. Понижается атмосферное давление – и у рыб сразу пропадает аппетит, случайно захваченного ртом червяка рыбка тут же выплевывает обратно. Подумала: раз на рыб так действует атмосферное давление, что уж тут говорить о человеке...

Крестьянская жизнь со всеми ее прелестями и невзгодами. Сенокос. Люди слаженно работают: ворошат сено, собирают его в большие стога. Притих лес, только сосны шумят, кричат птицы тревожно – близко гроза. Стайка утят торопится в укрытие – домой, скорей домой. Но гроза всё равно налетает вдруг, льет проливной дождь, сено мокнет, мокнут и люди, прячутся под стогами, смеются девчата, промокшие до нитки. «Конечно, хороши метеостанции с их измерительными приборами, но всё же и народные приметы не стоит забывать», – резюмировал диктор в конце фильма.

Необъятный мир живой природы вокруг нас, который чутко реагирует на любые отклонения, и очень полезно уметь предсказывать погоду на основании наблюдений за природой. Фильм, по всей видимости, еще из советских запасников фильмофонда. Вот такое у нас богатое наследие.

Получив огромное эстетическое удовольствие, выходим на улицу. Неподалеку обращает на себя внимание небольшой павильон, вход в который закрывает шкура какого-то животного. «Из недр вечной мерзлоты Республики Саха (Якутия) замороженный мамонт Юка», – было написано на стенах. Показ мамонта оказался платным. При входе стояли молодые якутские ребята...

А вот, казалось бы, мелочь: на улице стоит стол. На нем три титана с кипятком, чайные пакетики, кусочки сахара, чашки-ложки и совершенно прекраснейшая надпись: «Бесплатный чай, чтобы Вы не замерзли». Это так было приятно видеть. Приветливый молодой человек радушно призывал всех отведать этого чаю. Скажу откровенно, этот чай согрел не только тело, но и в большей степени душу. Ну действительно, что это стоит: кипяток, пачка чая, один-два килограмма сахара и... сотни счастливых людей. Побольше бы таких акций. Уж очень сильно мы скатились в сторону меркантильности, навязанных нам Западом материальных отношений. Хорошо бы этому противопоставить наше, исконно русское: гостеприимство, бескорыстную заботу, бессребренность. Хотелось бы, чтобы люди старались больше отдать своего душевного тепла и любви. Так, казалось бы, незначительный фрагмент с этим бесплатным чаем, он, думаю, растрогал не меня одну.

Фестиваль оставил глубокое впечатление. Огромная благодарность его организаторам. Им удалось передать образ первозданной, возрождающейся, сильной России. Просто сказать, что я люблю Россию – это почти ничего не сказать, настолько душа моя заполнена ею; но чем дальше я продвигались по выставке, тем больше и больше меня распирало от гордости за свою страну, глаза жадно выхватывали всё новое и неизведанное. И хоть и училась я неплохо, и отличалась любознательностью, и по стране поездила немало, но – поразительно! – как много белых пятен в моих познаниях, как мало знаю я свою Россию и какое горячее желание возникло эти пятна убрать, увидеть своими глазами хотя бы малую толику того, что смогли «поймать» своими фотоаппаратами путешественники.

Замечательно, что этот фестиваль стал ежегодной доброй традицией и будет возможность еще и еще раз вернуться сюда, и повод обязательно будет, так как охватить всё за одно посещение просто немыслимо, да и каждый год выставка пополняется новыми и неожиданными проектами, ведь Россия наша так необъятна и удивительна, что, наверное, вечности не хватит, чтобы показать все ее красоты.

 

Анна АНДРЕЕВА,

руководитель Издательского отдела

 церкви свт. Николы на Берсеневке