Главная       Дисклуб     Наверх  

 

Анархо-космизм

«Свободной трудовой церкви России» в 1920-х

В 1922 году поэт и анархист Святогор, пензенский епископ Иоанникий (Смирнов) и бывший секретарь священника Гапона Жилкин основали в Москве Свободную Трудовую Церковь. СТЦ предлагала реформировать православие на основе анархизма, космизма и достижений науки. Это был один из вариантов Русской религиозной Реформации, прерванной в конце 1920-х.

Одним из экзотических образцов проявления радикального религиозного реформизма в России первой половины 1920-х  была деятельность Свободной Трудовой Церкви (СТЦ). Созданию это церковного объединения предшествовала произошедшая в Москве в 1922 году встреча двух незаурядных личностей – Александра Святогора и Ивана Смирнова.

Александр Святогор (Агеенко Александр Фёдорович, 1886–1937) – талантливый поэт-футурист, родился в семье священника. Будучи еще семинаристом, он увлекся анархизмом, вступил в подпольный кружок, принимал участие в экспроприациях, за что отсидел в тюрьме около 6 лет. После революции Святогор примыкает к биокосмистам, считавшим культурно-просветительную работу главным средством достижения анархии в обществе. Увлечение анархистской идеологией сочеталось у него с глубокой христианской верой, с планами коренного реформирования Церкви.

Иван Сергеевич Смирнов родился в 1884 году в городе Шуя Иваново-Вознесенской губернии. Студентом третьего курса Казанской духовной академии он принимает монашество (и имя – Иоанникий). Ко времени учебы относится знакомство Смирнова со священником Владимиром (Путятой). В Пензу иеродиакон Иоанникий приехал в 1915 году вместе с Путятой, в качестве его секретаря, после назначения архиепископа Владимира Пензенским епархиальным архиереем.

Будучи самым близким к архиепископу человеком, Смирнов и в возникшем в 1918 году «пензенском расколе» также играл одну из ведущих ролей. Именно Иоанникий был организатором массовых собраний верующих в помещении городского театра («Народного дома»), многократно выступал с проповедями на злобу дня.

В 1919 году Иоанникий был рукоположен Владимиром в сан священника и назначен настоятелем кафедрального собора Пензы. Параллельно монах Иоанникий работал сотрудником Пензенского статистического бюро. В 1921 году архиепископ Владимир (Путята) рукоположил Иоанникия в епископы.

В это время духовенство Пензы было самым радикально-левым крылом в Русской Православной Церкви, по своим воззрениям оно скорее относилось к анархо-коммунистам (превосходя по радикализму большевиков). Крайне левая повестка местного духовенства привела к тому, что 24 июля 1922 году Иоанникий (Смирнов) был арестован пензенскими чекистами по обвинению в «злоупотреблении именем советской власти и дискредитировании таковой» и 11 августа 1922 года этапирован в Москву в распоряжение ГПУ. Спустя неделю он был из-под ареста освобожден и получил возможность остаться в столице, где и произошла встреча Святогора с безработным епископом Иоанникием Смирновым.

Еще одним незаурядным членом церковной коллегии СТЦ стал старый «искатель по верам», богослов Фёдор Ильич Жилкин, в недавнем прошлом руководитель «Христианско-социалистической рабоче-крестьянской партии». Но политически активным гражданам имя Жилкина чаще всего было известно в другом качестве – как личного секретаря печально известного священника Гапона.

Именно эти три активиста и приступили к формированию в Москве Свободной Трудовой Церкви. В целом ее программа тоже была близка к анархо-коммунизму и космизму.

В тексте программы СТЦ, написанной Святогором, главный акцент был сделан на «необходимости очистить Церковь от многовековых искажений и отступлений от Евангельского идеала, обеспечить достижение тесного, живого, органического единства Церкви с современностью, а также добиться примирения религии с наукой и социализмом.

В дополнение и развитие основной программы Святогором были выработаны тезисы «О храме», в которых, в частности, речь шла о том, что:

«1) Храм есть место проповеди трезвой евангельской правды, место решительной борьбы с религиозными предрассудками (в широком смысле), с церковной обрядностью, с упадочной мистикой. В то же время храмы – это опорные пункты коллективной борьбы человека за евангельский идеал любви, победы над смертью и обладания землей и вселенной.

2) Храмы необходимо изъять из рук книжников и фарисеев (черное и белое духовенство) и эксплуататоров, из рук консервативной и контрреволюционной окраски, – и передать их в ведение СТЦ. В храме недопустима эксплуатация, особенно эксплуатация темного религиозного сознания через выполнение обрядов и магических действий.

3) храмы, как опорные пункты в борьбе с природой, со смертью, должны принять в себе моменты знания, так как правда научная не противоречит правде Христа. Особенно важно широкое введение в храм научных моментов в смысле осуществления личного бессмертия, воскресения и овладения землей и вселенной.

Так, заслуживает большого внимания установление при храмах метеорологических пунктов, поддержка инициатив власти по электрификации страны. В храмах следует научно поставить вопрос о личном бессмертии, так как биологические твердыни смерти уже поколеблены.

4) Наряду с моментами знания нужно ввести эстетические моменты. Новому содержанию должна соответствовать и новая внешность. Поэтому храмам, как снаружи, так и изнутри, нужно придать новый облик. В храм вводятся разные виды здорового искусства, имеющие целью художественное обнаружение трезвого идеала СТЦ, но отнюдь не затемнение религиозного сознания.

5) В храмах также осуществляется задача воспитания нового, этически цельного, трезвого и бодрого человека путем проповеди, примера и дела. Сильная, честная, героическая личность должна стать общим правилом повседневной жизни в противоположность дряблой, лживой, трусливой и жадной личности буржуазного общественного класса».

Тезисы Святогора были одобрены членами церковной коллегии СТЦ. Наряду с этим в ближайших (не дожидаясь созыва собора) планах СТЦ, принятых по предложению Иоанникия, значились: литургическая реформа, предполагавшая «упрощенное богослужение при отсутствии иконостаса», а также передача всех золотых и серебряных «принадлежностей культа» в распоряжение государства на борьбу с последствиями голода.

«Начало коллективной борьбы с враждебными силами природы отвечает, по мысли СТЦ, трезвому евангельскому идеалу в смысле освобождения человека от власти природы, – писал Святогор в статье «Свободная Трудовая Церковь» на страницах «Известий ВЦИК». – Нужно избавиться от предметов культа. Необходимо помнить, что эти ценности образовались путем принесений, как результат проявления мещанского благополучия. Эти ценности представляют собой не собственность церковников, а достояние трудового народа и поэтому должны быть употреблены на народное дело.

Кроме того, наличие ценностей в домах молитвы означает фетишизм, способствует эксплуатации темного религиозного сознания, утверждает и впредь мещанское благополучие лавочников. Во имя освобождения сознания от пут фетишизма и магии, во имя правильного понимания разума и совести Свободная Трудовая Церковь обращается к мирянам и духовенству церкви православной и других вероисповеданий с горячим призывом передать все церковные ценности, до колоколов включительно, в соответствующие советские учреждения.

Для осуществления этой задачи СТЦ постановила:

1. Из всех храмов, поступивших или поступающих в ведение СТЦ, передать все ценности (включая и колокола) и предложить научным учреждениям использовать храмовые башни (колокольни) под метеорологические пункты для изучения погоды.

2. Обратить внимание мирян, духовенства и церковных обновленческих групп на то, что изъятие представляет удобный повод к борьбе с языческим фетишизмом и тем самым представляется возможность оправдать выкинутые ими лозунги.

3. Обратить внимание прогрессивного духовенства на то, что для него изъятие представляет удобный повод принять общечеловеческий вид – снять свои средневековые одежды и присоединить их к ценным предметам культа.

Запись в члены СТЦ производилась по адресу: Москва, Арбат, Большой Афанасьевский переулок, дом 5. Советская власть передала СТЦ храм Св. Николая в Зарядье, в Юшковом переулке, 22. «Трудовики» назвали эту церковь «Красный звон». Литургия служилась здесь 2-3 раза в неделю. Основным же было воскресное вечернее богослужение. После краткого молебна в исполнении еп. Иоанникия читалась им же сочиненная молитва за советскую власть и за научное знание.

Затем, сняв с себя облачение и рясу, Иоанникий садился у свечного ящика. Святогор открывал собрание: всякий, кто имел на то желание, мог войти на кафедру и высказаться. Прения затягивались до полуночи. После этого выступал Святогор с заключительным словом и на прощание читал свои последние футуристические стихи. Постоянных прихожан было около сотни, в основном анархисты, космисты, а также рабочие.

На проходивший в Москве с 29 апреля по 9 мая 1923 года I Обновленческий Собор Православной Церкви СТЦ направила проект церковных преобразований, «соответствующих главной сущности современно-обновленческих течений, жизненно-необходимых для современной Церкви:

А) В области догматической:

1. Пересмотр всего догматического учения Церкви и устранение из него того, что не соответствует ясному смыслу Евангельского учения и правде жизни (напр. учение о мощах).

2. Учение о Боге, как мстителе и карателе грешников, должно быть оставлено, как не соответствующее духу Евангельской любви, и, наоборот, как можно глубже и шире развито учение о Бого-сыновстве человека и отсюда о братском единении между собою всего человечества.

3. Объединение всех христиан мира для молитвенного и эвхаристического общения между собою.

Б) В области этической:

4. Полное отрицание монашеского института, как отжившего свое назначение и выродившееся в уродливые формы современности.

5. Воспитание этически-цельного человека – христианина на основе Евангельской любви к ближним и свободе от греха.

6. Проведение коммунально-общинного уклада в жизнь верующей массы.

7. Решительная борьба с религиозным антагонизмом и фанатизмом в отношениях к последователям различных христианских вероучений.

В) В области литургической:

8. Свобода творчества в литургике, при непременном условии сохранения основ Богослужебного чина.

9. Осуждение узко-кастового положения духовенства, в смысле сословной монополии церковно-иерархических ступеней. Кастовое духовенство (но не иерархия) по самой идее не соответствует духу Евангелия и направлению церковной жизни современности, которая требует не сословных пастырей-профессионалов, а бескорыстно-идейных слуг алтаря, пастырей-исповедников, людей созидательного труда и духовного подвига.

10. Предоставление мирянам доступа ко всем степеням иерархии.

11. Систематически упорная и решительная борьба с обрядовериями и суевериями верующей массы.

12. Упразднение всякого рода наград и отличий духовенству, начиная с митр и кончая скуфьями.

13. Упразднение титулов иерархии, не соответствующих понятию о христианском смирении пастырей (напр. «Преосвященство, высокопреподобие» и т.п.).

14. Упразднение целования рук у священнослужителей без различия сана, как пережиток рабства.

15. Изгнание из стен храма торговли какими бы то ни было предметами культа, как-то: свечами, просфорами, ладаном, образками и т.п.

16. Введение богослужения и проповеди на родном языке каждой национальности: беспрепятственное разрешение церковной проповеди мирянам.

17. Введение общего пения на богослужении, допущение духовной музыки и сидения во время богослужений.

18. Выработка чина совместного совершения богослужений с духовенством инославных христианских вероучений, а также порядка взаимного допущения к совершению таинств по нуждам всех христиан.

Г) В области канонической:

20. Коренной пересмотр всех канонических правил и законоположений церковных и составление нового кодекса положений, отвечающих как духу Евангельского учения, так и современному укладу церковной и общественной жизни.

Д) В области общественной:

21. Идейная борьба с эксплуататорами (путем духовного воздействия), как угнетателями ближних, противниками Христа и Его правды».

В состав Центрального Комитета (Исполнительного органа) СТЦ, сформированного на заседании членов СТЦ 20 марта 1923 года, вошли 12 человек. Из их числа тайным голосованием был избран Президиум ЦК в количестве 5 человек: Смирнов Иван Сергеевич (еп. Иоанникий) – председатель ЦК; пролетарский поэт Дегтярев Николай Семенович – секретарь ЦК; рабочий Жилкин Фёдор Ильич – заведующий орготделом и хозяйственной комиссией ЦК; сотрудник коммунального хозяйства Краснопресненского совета Москвы Соколов Василий Михайлович – зам. председателя ЦК и кассир Центрокассы Наркомфина Комов Семён Андреевич – казначей ЦК.

В 1924 году в Москве началось издание журнала «Камо грядеши» и являвшегося официальным печатным органом ЦК группы СТЦ.

Руководство ЦК СТЦ принимало активное участие и в политической борьбе того времени – фракционном противостоянии в большевистской партии, поддержав «Рабочую оппозицию» Шляпникова. Это и сгубило «трудовиков». Обновленцы на основании «политизированности» не стали включать СТЦ в свой состав, за активом церкви началось наблюдение ГПУ.

Последнее официальное упоминание о СТЦ относится к осени 1925 года. 25 октября 1925 года Председатель Совета СТЦ при храме Св. Николая «Красный звон» В. Соколов, обращаясь к руководству Всесоюзного Совета духовных христиан-молокан, предложил «свою аудиторию (Ильинка, Юшков пер., 9) для проповеди духовного христианства».

В 1927 году актив СТЦ поддержал троцкистскую группу в партии, обвинив Сталина в «реакционном перерождении». После этого у трудовых христиан был отобран их храм «Красный звон», а сама церковь – рассеяна. В 1937-38 годах все пять членов ЦК СТЦ были расстреляны.

Источник – блог Толкователя

 

(Цитаты: Михаил Крапивин, «Свободная Трудовая Церковь (1922–1925 гг.):

 из истории обновленческого движения

 в русском православии первой половины ХХ века».

 «Новейшая история России», № 1, 2014)

Иллюстрации – лаковая миниатюра 1920-х.